Двери его дома всегда открыты для гостей. Живет ветеран в небольшой двухкомнатной квартире в спальном районе, недалеко от реки Казанка, по которой еще каких-то пару лет назад он зимой совершал ежедневные лыжные прогулки. Сейчас, конечно, уже нет той твердости в ногах, хотя Николай Алексеевич храбрится. Во время нашей беседы держит спину ровно, всем видом показывая, что рано его списывать.
Первым делом Николай Алексеевич достает из шкафа свой парадный китель с множеством медалей. Надевает его и охотно отвечает на вопросы о таких дорогих его сердцу наградах. Вот медаль Жукова - за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в боевых действиях с немецко-фашистскими захватчиками. Награду получил, когда освобождал Украину. А вот орден Красной Звезды - за большие заслуги в деле обороны СССР. О том, какой ценой достались эти и другие награды, Николай Алексеевич рассказывает не спеша, заново переживать события Великой Отечественной непросто…
- Помните, где застала вас война? - решаюсь задать очередной вопрос.
- Конечно, - неторопливо начинает свой рассказ Николай Алексеевич. - Я родом из Чувашии, город Ядрин. Но так сложилось, что семья наша переехала в Казань, а после окончания школы я поступил в Ташкентское военное училище. В 1941 году получил распределение во Львов.
По дороге на станции Морозовская Ростовской области вышел прогуляться. На привокзальной площади толпился народ и внимательно слушал радио. Именно тогда Николай Алексеевич узнал, что начинается война. Впрочем, особого значения молодой человек этому не придал. «Какая война? - подумал он. - Лето, вокруг фруктовые деревья, работают магазины, народ живет своей обычной жизнью».
Все изменилось буквально через час, когда начался артобстрел. Суета, страшная неразбериха… Николай направился в военный комиссариат и сразу получил направление в пехотные войска - обучать военному делу новобранцев.
- Воевали же одни мальчишки, восемнадцатилетние пацаны. На моих глазах сотни из них были ранены или погибли, - с досадой говорит Николай Алексеевич. - Один случай остался в памяти на всю жизнь. Я всегда учил своих солдат технике безопасности. Ругал за то, что они на пояс вешают гранаты, ведь чека… мало ли что. Но не уследил. Как-то раз бойцы взяли в плен немецкого «языка», при нем было много фотографий. Они на радостях улеглись животами на землю, рассматривают эти фото, и вдруг взрыв… Крик «Мама, мама!» до сих пор стоит у меня в ушах…
В глазах Николая Алексеевича слезы. Видно, как тяжело даются ему воспоминания. Но, набравшись мужества, ветеран рассказывает, как участвовал в страшных сражениях в Сталинграде, несколько раз выходил из окружения, был ранен в руку при освобождении Украины.
Вдруг его лицо озаряется улыбкой:
- Давайте я вам лучше расскажу что-нибудь более любопытное, - говорит он. - Например, как во время войны я оказался в Риге! Меня потрясло, что люди там жили обычной жизнью, будто бы и нет войны. Работали магазины, кафе, по улицам бегали смеющиеся дети. В одной из парикмахерской нас постригли и даже одеколоном побрызгали. Такой контраст после жизни в окопах!
А еще Николай Алексеевич вспомнил, что его поражала аккуратность немецких солдат и офицеров, граничащая с педантичностью. Бывало, осматриваешь ранцы немцев - все тщательно сложено: бутерброды, столовые приборы и обязательно чистые салфетки.
Когда мы заговорили о Дне Победы, Николай Алексеевич протянул мне номер «Известий» от 9 мая 1945 года. Газету, где сообщается о победоносном завершении Великой Отечественной войны, он бережно хранит в альбоме с семейными фотографиями. В нем же Николай Цыганов учительским каллиграфическим почерком делал заметки о счастливых моментах своей жизни. Вот супруга Раиса Филипповна, с которой они прожили счастливо долгие годы, вот им дали садовый участок, весь засаженный деревьями, вот на нем уже аккуратные грядки с овощами, а тут дом, собственноручно построенный Николаем Алексеевичем. Много лет сад был его отдушиной, перестал ездить туда совсем недавно, нет уже сил…
Николай Цыганов закончил войну в звании капитана. Затем служил вблизи Кенигс­берга, был кадровым военным.
- По службе куда только меня не забрасывало: и в Казань, и в Красноярск. Заочно окончил Казанский педагогический институт, географический факультет, женился. А когда в 1953 году демобилизовался, началась моя педагогическая карьера. Много лет Николай Алексеевич преподавал в разных школах историю и географию. 13 лет был директором казанской школы №117. Его до сих пор здесь тепло вспоминают. Стройный, статный директор школы вел активный образ жизни - водил школьников в походы, ездил с ними на экскурсии в разные города.
- Я старался привить ребятам любовь к труду. Не разрешал им сидеть без дела, сам был всегда в движении, - говорит ветеран. - Летом обязательно ездил вместе с детьми в Краснодарский край, рассказывал о тяготах войны, как тяжело далась Победа.
В 1980 году Николай Цыганов вышел на пенсию, но не смог сидеть сложа руки. Устроился начальником опорного пункта правопорядка и посвятил этому более десяти лет. Пройдя такую долгую, трудную, но интересную жизнь, он признается, что сейчас просто радуется каждому дню, проведенному в окружении детей, внуков и правнуков.

Мария ПЕНЬКОВА, заместитель председателя территориальной организации Авиастроительного и Ново-Савиновского районов Казани Общероссийского Профсоюза образования
Республика Татарстан