В историческом плане эти трудные размышления связаны с личностью Алексея Николаевича Острогорского (1840‑1917) - видного педагогического мыслителя, авторитетного издателя, оригинального журналиста и детского писателя, замечательного теоретика и практика семейного воспитания. Автора поучительной статьи «Семейные отношения и их воспитательное значение». Его 180‑летний юбилей отмечается в этом году.

Педагогическое «шестидесятничество»
Начало жизни Алексея Острогорского не предвещало будущего педагогического поприща. Его отец - чиновник, конечно, видел в сыне только военного или госслужащего. И Алексей прочно пошел по первому пути - окончил 2‑й Петербургский кадетский корпус (1858), а затем в 1861 году Михайловскую артиллерийскую академию в Санкт-Петербурге.
Эта дата, конечно, глубоко символична. После отмены крепостного права 19 февраля 1861 года, несмотря на ранее имевшиеся определенные достижения в развитии просвещения, перед сферой российского образования вставали новые масштабные задачи. Стала очевидной несправедливость сословной политики в области образования, ограничений в сфере женского образования.
Появилась необходимость открытия школ для всех слоев населения, прежде всего детей крестьян и городских жителей. Выявилась недостаточность среднего образования, основанного на классицизме. Стала остро осознаваться значимость развития отечественной педагогической науки, возникла потребность в педагогической периодике, новых учебных книгах, разработке современных методик обучения.
Предстояло модернизировать существующие учебные заведения (в основном средние и высшие), создать новые ступени образования (народная начальная школа, среднее специальное и педагогическое образование) и целые его направления (женское среднее и специальное образование, образование взрослых, просвещение народов России).
При этом впервые был поставлен вопрос не о простом росте числа учащихся, а о кардинальном их увеличении - только систематически обучающихся до 4‑5 млн человек. Это, естественно, потребовало подготовки десятков тысяч учителей для общего образования и преподавателей профессиональной школы.
Конечно, одно государство в лице Министерства народного просвещения и других заинтересованных ведомств не могло решить все эти глобальные, рассчитанные на десятилетия неустанной работы задачи. Вопрос о необходимости модернизации образовательной системы как средства воспитания и развития населения получил официальное признание.
Объективно возникала необходимость включения в процессы модернизации системы образования общественной и частной инициативы, развития общественно-педагогического движения и поощрения благотворительности.
Также одним из факторов, характеризующих данный период, стала трансформация политики властей по отношению к образованию, просвещению народа, научным изысканиям в сторону разработки «поощрительной» законодательной базы для проявления общественной инициативы в сфере образования.
Ответить на эти вызовы времени в России взялась славная когорта педагогов-«шестидесятников», наиболее полно выразивших и воплотивших на практике идеалы и ценности постреформенной России первой половины 1860‑х годов.
Безусловно, А.Н.Острогорский занимал видное место среди этой плеяды. На протяжении всей своей долгой и плодотворной деятельности на благо российского просвещения Алексей Николаевич пропагандировал и развивал передовые идеи, выдвинутые общественно-педагогическим движением 60‑х гг. XIX в. «Шестидесятники» были его кумирами, и он стремился проводить в жизнь их мысли и чувства, правда, не в радикальном плане, а скорее через реализацию ставшей чрезвычайно популярной в те годы теории малых дел.
Его с юности отличало действенное стремление способствовать подъему народного благосостояния и распространению просвещения. Еще в период обучения в академии А.Н.Острогорский преподавал в самом передовом в то время Василеостровском бесплатном училище для бедных детей, где тесно сотрудничал с замечательными молодыми педагогами - энтузиастами, в большинстве студентами Петербургского университета, А.Я.Гердом, Ф.Ф.Резенером, В.П.Острогорским и А.Н.Страннолюбским.
Это была становящаяся плеяда русской демократической национальной педагогики. Горячие дискуссии кружковцев по общим вопросам воспитания и образования, обсуждение актуальных проблем, которые выдвигались общественно-педагогическим движением того времени, способствовали формированию педагогических взглядов Алексея, которым он остался верен всю жизнь. Его мысли о подлинных задачах воспитания, о высоких идеалах жизни и нормах морали, глубокое убеждение в том, что личные интересы должны быть подчинены высоким общественным целям, были далеки от официальных установок.
Решающее влияние на его формирующееся мировоззрение оказали взгляды Николая Ивановича Пирогова: презрение к низменной морали, узости воспитания; стремление к светлым идеалам правды и добра, сочетавшиеся с надеждами на воспитание как главное средство обновления жизни; религиозно-этическая настроенность.
Можно утверждать, что А.Н.Остро­горский - главный хранитель и продолжатель высокого идеализма Пирогова. Но при этом Алексея Николаевича всегда выделяла твердая законопослушность, отсутствие в мировоззрении даже грана радикализма. Наверное, этим объясняется, что он пришелся не к двору революционно-демократической заточенности российской педагогики второй половины ХIХ века и не попал в обойму официальных любимцев советской истории педагогики. А его избранные педагогические произведения впервые были изданы уже в перестройку…
Педагог, просветитель, издатель, писатель
Ко всем педагогическим вопросам А.Н.Острогорский неизменно подходил комплексно во взаимосвязи социальных, общественных, культурных, этнических и ментальных факторов.
С 1861 года и на протяжении более 45 лет он директорствовал и преподавал в учебных заведениях военного ведомства, передовых в то время.
Другой приоритетной направленностью проявления его широкой натуры являлась журналистская, издательская и писательская деятельность.
Бесценен его основополагающий вклад в становление и развитие детской педагогической журналистики. В 1869‑1877 годах А.Н.Острогорский редактор основанного им лучшего в то время иллюстрированного журнала «Детское чтение» с «Педагогическим листком». Для издания он писал научно-популярные статьи и талантливые художественные произведения, которые знакомили юного читателя с разнообразными явлениями природы, с жизнью замечательных людей. Благодаря богатому содержанию и незаурядному мастерству эти статьи приобрели широкую популярность в семейном чтении.
Выдающимся явлением в педагогической прессе стал журнал «Педагогический сборник», издававшийся Главным управлением военно-учебных заведений. Его редактором с 1883 по 1910 год был А.Н.Острогорский, благодаря которому официальный орган ведомства превратился в голос живой педагогической мысли. В истории педагогической журналистики это издание стало связующим мостом между прогрессивным «Журналом министерства народного просвещения», когда в конце 50‑х годов его издавал К.Д.Ушинский, и флагманами передовой педагогической журналистики конца ХIХ - начала ХХ века «Русская школа» и «Вестник воспитания».
С самого начала журнал вызвал живой интерес у русского общества и вскоре привлек внимание многих педагогов. Он являлся самым читаемым в широких кругах передового учительства, преподавателей университетов, стал одним из популярнейших педагогических журналов в России. Среди авторов были видные представители русской педагогики и методики преподавания: В.И.Водовозов, П.Ф.Каптерев, А.Я.Острогорский, В.П.Острогорский, известные психологи, врачи (А.П.Фле­ров, А.С.Вирениус).
Подчеркнем, что А.Н.Острогорский неуклонно и стойко защищал независимость журнала от давления официальных сфер, последовательно стремился сохранить его прогрессивное направление. В журнале поднимались актуальные общественные вопросы, такие как гуманное отношение к детям, взаимодействие семьи и школы, формирования личности и профессиональных качеств педагога, способного самостоятельно и творчески работать, становление культурной образованной личности с титановыми нравственными убеждениями.
Все статьи А.Н.Острогорского написаны живым, остроумным языком, доступным широкому кругу читателей. Даже сейчас они читаются на одном дыхании, пленят своими идеализмом и нравственной убежденностью.
Образование и воспитание
Эти два ключевых понятия составляли несущие основы оригинальной педагогической системы А.Н.Острогорского, которая многомерна по замыслу и трактовке поднятых в ней проблем.
Занимаясь почти всю жизнь непосредственным преподаванием, Алексей Николаевич, естественно, большое внимание уделял вопросам обучения. Его задачи он видел в том, чтобы дать подрастающему поколению систему разносторонних знаний, развить способности логического мышления, возбудить жажду познания, приучить к самостоятельной работе, сформировать стойкое мировоззрение.
Анализируя процесс обучения, он выделял в нем две стороны - образовательную и воспитательную, которые рассматривал в их единстве и взаимосвязи. Острогорский дает многочисленные советы учителям по развитию абстрактного мышления учащихся. При этом он предлагает два пути - синтетический и аналитический, сейчас бы сказали - знаниевый и развивающий. Педагог справедливо указывал на то, что сообщение школьникам знаний первым путем способствует лучшему усвоению мысли в готовом виде, но в определенной степени лишает детей инициативы и активности в процессе познания. Второй путь «дает направление уму», но пользоваться им следует в том случае, если дети имеют достаточный объем знаний.
А.Н.Острогорский неустанно требовал изгнать из школы механическую зубрежку, вносить в преподавание живую мысль, будить умственные интересы учащихся, предоставлять им широкую самостоятельность в работе. В своей завершающей статье, опубликованной уже после смерти, в декабре 1917 года, он особо подчеркивал нецелесообразность ориентации школьных программ на «среднего» ученика: «Отсутствие мысли в преподавании, вызываемое боязнью дать работу не по плечу слабым ученикам, сообщают урокам какую-то вялость, бесцветность. Не знаю, многое ли от этого выигрывают слабые, но сильные теряют много».
В содержании общего образования А.Н.Острогорский ставил задачу введения «идейного элемента», выяснения на доступном для учащихся материале важнейших положений науки. Благодаря этому учащиеся проникали в сущность изучаемых явлений. Он считал важнейшими предметами литературу, историю, а также отводил ведущую роль воспитывающему чтению, «приносящему общественные мотивы в сознание человека». Все это развивало мышление учащихся и подготавливало их к восприятию более сложных вопросов идейного порядка, в частности, к осмыслению явлений общественной жизни.

Воспитание гражданина
Развивая характерную для передовой отечественной педагогики второй половины ХIХ века идею гражданского воспитания, А.Н.Острогорский, человек разносторонних и широких взглядов, стремился подходить к решению вопросов воспитания всесторонне, комплексно рассматривать их во взаимосвязи с другими жизненными явлениями.
Школа призвана быть воспитывающей, а содержание обучения в ней приближено к потребностям жизни. Воспитание должно сообразовываться с условиями и потребностями данной эпохи, с прошлым каждого народа. Большое значение в формировании человека и регуляции жизни отводилось христианской этике.
В воспитании он видел «дело большой жизненной важности, которое способно подготовить молодежь к деятельности, направленной на удовлетворение разумных человеческих потребностей, вытекающих как из личных интересов, так и интересов общества».
А.Н.Острогорскому была близка мысль о воспитании человека-гражданина, который стремится к изменению условий жизни. «Не философа-созерцателя желательно готовить из ребенка, - подчеркивал он. - Жизнь требует борьбы, а борьба невозможна без чувства горечи, недовольства, отвращения и даже злобы к дурному». Честный, самоотверженный труд в интересах общества, способствующий подъему народного благосостояния, - вот, по мнению Острогорского, путь, которым должен следовать каждый человек, а воспитание обязано возбудить в молодом поколении стремление жить именно такой жизнью.
В данной связи он выдвигал идеал новой школы, построенной на началах народности. Вместе с тем А.Н.Острогорский настаивал на том, чтобы удовлетворялись культурные потребности всех национальностей, проживающих на территории России. Он считал важным приобщение нерусских народов к великой русской культуре, но с учетом их национальных особенностей и интересов.
В общей системе воспитания человека одно из первых мест А.Н.Остро­горский отводил вопросам нравственного воспитания. В статье «О влиянии умственного развития на нравственное воспитание» (1869) он поставил ряд важных вопросов. Вот главный из них: «Если предположить, что развитие ума положительно влияет на нравственность человека, то откуда берутся образованные негодяи? Всегда ли умный человек одновременно и нравственен?»
В результате педагог приходит к выводу, что умственное развитие не единственный фактор формирования нравственности, немалое значение имеют и другие факторы, такие как среда, темперамент. Тем не менее умственное развитие в целом способствует формированию нравственных начал в человеке. Оно помогает человеку делать выбор между различными побуждениями, принимать решения, намечать цель и способы действия, вырабатывать способность осмысливать жизненные наблюдения.
Поэтому чем более развиты умственные силы, тем совершеннее нравственные понятия. Однако двигателем человеческих поступков является не только ум, но и сердце, чувства. Идеи лишь в том случае могут побудить человека к деятельности, если они подкреплены чувствами. Следовательно, надо заботиться не только о развитии ума ребенка, но и о воспитании у него благородных чувств любви к своей Родине, народу, чувства братства, собственного достоинства, глубокого уважения к человеческой личности, правдивости, честности, отзывчивости, сострадания.
Педагогическое значение справедливости
В своих работах А.Н.Острогорский впервые проанализировал педагогическое значение справедливости («Справедливость в школьной жизни» (1888). Считая, что любовь учителя к детям все же является очень избирательным эмоциональным чувством, А.Н.Острогорский считал именно справедливость элементарным этическим требованием, необходимым и обязательным в педагогическом процессе. По его убеждению, «нельзя требовать от воспитателя, чтобы он был совершенством, но справедливым обязан быть каждый, потому что это первое, самое элементарное требование, какое только может быть предъявлено воспитателю».
На широком литературном фоне он приводил в статье воспоминания Ф.М.Достоевского, С.Т.Аксакова, В.В.Стасова, К.К.Арсеньева, Т.Н.Гра­новского и других известных людей о своих школьных годах в качестве примеров, характеризующих вопиющие несправедливые взаимоотношения педагогов и воспитанников, особенно в закрытых учебно-воспитательных заведениях.
По его убеждению, «справедливым человеком признается такое лицо, которое относится постоянно внимательно к внутренней стороне каждого поступка, а не такое, которое воздает равной мерой каждому, кто бы ни совершил данный проступок. Важно не то, что воспитатель считает себя справедливым, а то, считают ли его таковым воспитанники».
В данной связи педагог специфично трактовал вопросы, связанные с наказанием воспитанников. Он подчеркивал, что «взыскание, налагаемое на целые группы воспитанников, когда воспитателю не удается определить, кто именно из них был виновником того или иного проступка, является одним из видов школьной несправедливости, одной из крайне нежелательных форм наказания».
А.Н.Острогорский последовательно различал «внешнюю справедливость», которая, как он отмечал, нередко приводит в делах слишком горячих фанатиков школьного режима к бессердечному отношению к воспитанникам, ибо ее цель - борьба с их недостатками, а сближение учителей с воспитанниками признается баловством, и «внутреннюю справедливость» как систему общения воспитанников с лучшими представителями педагогического корпуса, знания и опыт, культура и образованность которых внушают их воспитанникам авторитет и уважение и способствуют их взаимному сближению в процессе делового общения.
«Внутренняя справедливость» (в отличие от «внешней», руководствующейся формальными критериями) считается с побуждениями, наклонностями и привычками ребенка, взвешивает прошлое в его поведении и определяет необходимые меры, заглядывая в будущее.
А.Н.Острогорский последовательно защищал права личности ребенка, от которого, по его убеждению, логично требовать только то, что он способен дать. Считал, что школа должна вырабатывать в учениках более ясную и основательную самооценку.
В таких школах «верят в юность, доверяют ей и культивируют ее хорошие свойства. Такая школа соединила бы в себе много условий, благоприятных для установления справедливости в отношениях между учащимися, и последним в ней легче жилось бы, крепче верилось».

«Профессиональное образование учителя есть дело всего общества»
Актуальны подходы А.Н.Остро­горского к личности педагога и профессиональной подготовке будущего учителя. Он внес существенный вклад в разработку идеала учителя. Алексей Николаевич был уверен в главном - в школьной работе успех дела во многом зависит от личных качеств учителя, от его нравственной силы, честности, преданности своему делу, логичности речи, такта.
При этом А.Н.Острогорский особо подчеркивал важное значение для ребенка эмоционального восприятия мира, в связи с чем главное место в его трудах занимают проблемы влияния личности учителя на воспитанника. Важно, чтобы учитель своим примером, обаянием своей личности воздействовал на детей и учил их искать свой идеал, так как впечатление, произведенное личностью воспитателя на ребенка, сохраняется долго.
Педагог обязан расширять умственные способности и интересы своих воспитанников и вместе с тем влиять на характер ребенка. А это способен сделать лишь учитель, обладающий цельным мировоззрением. Важно, чтобы учитель своим примером, обаянием своей личности воздействовал на детей и учил их искать свой идеал.
По его убеждению, «школа нуждается в высокообразованных учителях-философах, личностях с широким мировоззрением, способных стать руководителями юношества в научных изысканиях» («Образцовый учитель» (1866). Призывая к высокой миссии педагога - ввести молодое поколение в мир науки, увлечь его, воспитать благородные черты характера, Алексей Николаевич отмечал, что только личность, имеющая твердые нравственные убеждения, может развить в ребенке интерес к знанию и стремление к самостоятельному труду.
А.Н.Острогорский требовал от учителя любви к педагогической профессии и к своему предмету. Только тот учитель достигает успеха, кто всецело посвящает себя своей работе. Не строгого, карающего судью должны видеть ученики в своем учителе, а человека, который к ним сердечно расположен и прилагает все усилия к тому, чтобы воспитать из них порядочных, честных людей: «Мы лично никогда не посоветовали бы человеку, не любящему детей и юношей, посвящать себя педагогическому делу, потому что оно до такой степени трудно, что, только любя его, можно нести его тяготы».
Учителю непременно нужно сделаться воспитателем, так как школа оказывает педагогическое воздействие всем строем жизни: совместным трудом, товариществом, личной ответственностью ребенка, не смягчаемой семейными отношениями. Он особо подчеркивал, что «воспитывать - не значит говорить детям хорошие слова, наставлять и назидать их, а прежде всего самому жить по-человечески». Поэтому, «кто хочет исполнить свой долг относительно детей, тот должен начать воспитание с самого себя».
А.Н.Острогорский очень высоко ценил в учителе такие качества, как убежденность и умение строить свое преподавание на идейных началах. Для этого нужно, чтобы учитель приобщал своих учеников к ведущим проблемам науки, глубоко понимал и увлекался ими.
В данной связи главным условием развития образования А.Н.Остро­горский считал основательную профессиональную подготовку учителя. Компоненты педагогического образования - психология, педагогика, специальные дисциплины - должны были составлять единое целое. Особо он ратовал за введение непрерывной педагогической практики.

Семейные отношения - дело тонкое
Вопросы семейного воспитания всегда находились в центре внимания А.Н.Острогорского. Актуальной представляется его работа «Семейные отношения и их воспитательное значение» (1898). Приведем названия ее некоторых разделов: «Ради детей нам необходимо наблюдать над собою», «Склад прежней семейной жизни», «Семейные нелады», «Совместная работа родителей. Разделение труда», «Дети не главные, а равноправные члены семьи», «Любимцы и отверженные. Родительский эгоизм». Поучительна и очень конкретна ссылка автора на характеристику детства ряда известных людей; это придает статье актуальный характер, ее хочется читать и перечитывать.
А.Н.Острогорский показывает, какой должна быть нормальная семья, в которой только и возможно разумное воспитание. К таким семьям он относил те, где царят дружеское взаимопонимание, помощь и взаимная поддержка, совместный труд.

Мудрые аксиомы семейной педагогики
Учитывая особую актуальность сейчас семейного воспитания, приведем наиболее значимые положения из статьи А.Н.Острогорского «Семейные отношения и их воспитательное значение»:
«Мысли и интересы детей отнюдь не ограничиваются теми рамками, какие мы воображаем, предполагая, что их мир - это детская и сверстники. Они интересуются взрослыми, ищут их общества, по-своему наблюдают их, предъявляют к ним свои требования и судят их.
Родители воспитывают, а дети воспитываются той семейной жизнью, какая складывается намеренно или ненамеренно. Семья может жить дружно, относиться дружелюбно и к чужим людям, но может и ссориться, злобствовать, проявлять черствость, недоброжелательство не только к посторонним, но и к своим близким. Семья может жить духовными интересами, любить чтение, музыку, картины или целиком уйти в дрязги, хозяйственную сутолоку, заботы о копейке. В семье может быть и порядок, и бестолочь. Жизнь, та или иная, семьи тем и сильна, что впечатления ее постоянны, обыденны, что она действует незаметно, укрепляет или отравляет дух человеческий, как воздух, которым мы дышим, укрепляет или отравляет наш физический организм.
Мирный характер искусственное воспитание всего легче принимает тогда, когда семья сильна своим естественным влиянием, когда она хорошо настроена и живет разумной, сердечной жизнью. Хорошая семейная атмосфера обыкновенно и детей настраивает хорошо. Здесь искусственное воспитание утрачивает свой резкий, надуманный характер, не прибегает ни к каким необычайным, экстраординарным мерам, принимает характер естественный. Дети не дрессируются, а живут в семье, окруженные и заботой, и контролем любящей матери, которая может соединить в своем сердце и любовь, и нравственную требовательность в той мере, какая может быть допущена в отношении к детям.
Мужу не должно бы быть тесно от соседства жены и наоборот. Жизнь в известной мере можно устроить по своему вкусу и в ней находить отдых от забот, обид, неудач общественной жизни. «С хорошей женой горе - полгоре, а радость вдвойне» - говорит пословица.
Стать поближе к детям, пока они малы, мы еще можем, позже это уже труднее, и здесь чаще могут случаться всяческие сюрпризы в виде дурных знакомств, образования стремлений и вкусов, не одобряемых нами. Эти сюрпризы потому и возможны, что жизнь наших детей протекает вне тесного общения с семьей, что мы зачастую живем с ними вместе только внешним образом, не зная большей частью, что у них творится в душе, чем они интересуются, чем живут. У каждого есть своя жизнь, корни которой вне семьи.
Дети, начав свою жизнь вполне беспомощными существами, так много получают от родителей, что последние, естественно, порождают в них чувства благодарности, любви и своего рода гордости своими отцом и матерью. Не только сам по себе уход, помощь, забота родителей, но и участие, и ласка их играют в этом роль.
Наш идеал - совместная работа обоих родителей детей, что в интересах ее, этой совместной работы, не следует давать места ревности, когда мать видит, что отец оказывается более ее влиятельным лицом. Конечно, и наоборот.
В натуре ребенка лежат силы, благодаря действию которых он растет не только физически, но и духовно. Он чувствует, наблюдает, обобщает и классифицирует свои наблюдения, мыслит, ищет удовлетворения своих потребностей, пробует и упражняет свои силы, благодаря этому на каждой ступени его развития у него есть свои мысли, свои вкусы, свой темперамент и характер. Воспитывается он сам, своими силами, воспитывается неизбежно, шаг за шагом приобретая и копя содержание своего «я».
Вопрос приучения к общежитию весьма важен, и им определяется нормальный строй семьи. Дети в семье не первый и не последний номер, а такие же члены ее, как и все остальные, но малолетние. Жизнь семьи общая. У взрослых есть свои права, есть они и у детей; у взрослых есть обязанности, и у детей они есть, посильные, соответствующие их возрасту, но есть. Когда дети легли спать, в детской не шумят; но когда работает отец, то дети не входят к нему, чтоб не помешать. Взрослые берегут свои вещи, и дети должны стараться беречь их. День расписан, и дети должны обедать вовремя, гулять и спать ложиться вовремя. Они приучаются в семье к порядку, труду, дружелюбию, правдивости и честности, и это достигается тем легче и прочнее, чем жизнь взрослых складывается разумнее, любовнее, проще, носит более трудовой характер.
Нравственная связь семьи поддерживается общими интересами будничной жизни. Пусть дети знают, что все, что их окружает, все, что они имеют, создается трудом отца и матери, что, когда отец уходит из дому на работу, мать заботится, чтобы дома было сделано все, чтобы накормить отца и детей, дать им покой и отдых, а если нужно, то устроить, чтобы ему удобно было работать у себя в кабинете. Не беда, если дети узнают, что по одежке приходится протягивать ножки, рассчитывать, отказывать себе. Случится горе, видят дети, что отец с матерью печальны, озабочены, почему бы им не объяснить, в чем дело, если дело может быть понято ими. Лишь бы оно было не такое, за которое приходится краснеть.
Мы держимся того мнения, что родители в раннем детстве сеют то, плоды чего они собирают позже, в годы юности и начала зрелости. Если мы хотим, чтобы дети наши были друзьями нашими и в юности, и в зрелом возрасте, надо с раннего детства стать с ними на дружескую ногу, избегая всего того, в чем чувствуется взгляд на них сверху вниз. Недостаточно говорить им: не лги, будь откровенен с родителями, не скрывай от них ничего, сделав что-нибудь дурное, имей мужество сознаться. Надо не только самому не лгать и не рядиться в плащ проповедника добродетели, но и жить так, чтоб нечего было прятать от детей, нечего было бояться, что они осудят (хотя бы и позже), потому что они могут осудить только за дурное, а не за несчастье, потому что они способны оценить многое из того, что мы считаем достоинством человека, и рады будут найти это хорошее в своих родителях.
Нормальная семья представляется нам союзом, в котором при всей индивидуальности ее членов царят дружественные отношения, взаимная поддержка и помощь, неразделимость радостей и горестей, словом, совместный труд с целью сделать жизнь и лучше, и легче. Дети в семье не первые и не последние, а равноправные члены ее. Но появление их в семье составляет событие, с которого начинается новая полоса жизни.
Нормальное воспитание может быть только в нормально сложившейся и живущей семье. К искусственным мерам здесь приходится прибегать редко, и они не имеют боевого характера. Дети живут хорошо и привыкают к хорошей жизни.
Нормальная семья живет дружно, потому что люди и сошлись для того, чтобы пополнить свое существование близостью другого лица. У каждого свое дело, и один другому не мешает, а облегчает, чем может, труд. Семейная жизнь создает общие интересы, в понимании которых нет розни, хотя и могут быть разногласие и соглашение, в достижении которых нет места главенству и честолюбию, а есть совесть и поддержка. Горести и радости делятся, невзгоды бодро переносятся, труд чередуется отдыхом, беседой, общими развлечениями. Если горячка любви миновала, то осталась иная любовь, любовь-привычка, а главное - взаимное уважение. Дети - радость и надежда семьи. Они, повторим еще раз, не первые и не последние. У них есть права, и первее всего - право быть детьми. Их заблуждения и ошибки осуждаются твердо, но без сердца. Жизнь течет мирно и дружно. Детство уважается и со своей стороны признает права взрослых, за любовь платит любовью, за уважение - уважением».

***
В 1906 году А.Н.Острогорский получил звание генерала от инфантерии и вышел в отставку. Умер он 2(15) октября 1917 года в Петрограде. Похоронен в Александро-Невской лавре. Глубоко символично, что выдающийся педагог-идеалист покинул этот мир, когда заканчивалась его историческая эпоха…

​Михаил БОГУСЛАВСКИЙ, доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования