Спиридон БОРБУЕВ, начальник Управления образования Верхневилюйского района, Республика Саха (Якутия):
- Всероссийские проверочные работы в дистанционном онлайн-режиме провести в некоторых школах нашего района будет очень трудно. Во-первых, нет необходимой скорости Интернета в удаленных от центра поселках, во-вторых, где-то 35% обучающихся - дети из малообеспеченных семей и поэтому не имеют элементарных возможностей для цифрового образования из-за отсутствия необходимого оборудования (в том числе и для дистанционного выполнения ВПР). Тем не менее руководство нашей республики и администрация района начинают реализацию программы по обеспечению необходимым цифровым оборудованием и качественной связью в первую очередь этой категории обучающихся, чтобы сделать дистанционное образование доступным.

Анатолий ШПЕРХ, руководитель Школы инженерного мышления, учитель, Санкт-Петербург:
- Всероссийские проверочные работы, будучи введены в обиход как внесистемная, не обозначенная ни в каких законах операция «снятия пробы», срез знаний школьников, внезапно оказались той самой священной коровой, ради которой можно бросить на алтарь все - здравый смысл, здоровье детей, выполнение учебных планов. Напомню, что сам факт проведения ВПР противоречит Закону «Об образовании в РФ», который предусматривает ответственность образовательного учреждения лишь за конечные результаты своей деятельности. Статья 28.2 прямо говорит о том, что «образовательные организации свободны в определении содержания образования, выборе учебно-методического обеспечения, образовательных технологий по реализуемым ими образовательным программам». ВПР, проверяя синхронность следования типовым программам, прямо нарушает эту статью. Но мы по-прежнему проводим эти работы даже в тех условиях, когда школы бьются в конвульсиях, пытаясь перейти на дистанционное обучение. При этом методическая поддержка школ во внедрении дистанционных технологий сведена к минимуму и ограничивается рекомендацией тех или иных инструментов. Хорошо, если в школе находится кто-то, кто использовал эти технологии до эпидемии. А если нет? Откуда учителю ждать помощи?
Оба мои ребенка учатся в районной школе. Ни у одного в городской портал дистанционного образования не загружено ни одного курса. Я понимаю, что сейчас учителя судорожно загружают в Moodle некие наспех созданные уроки. Но я вижу их растерянность в чатах и понимаю, как им сейчас трудно. И вместо поддержки им предлагают контроль. Готов ли Рособрнадзор обеспечить систему прокторинга при дистанционном проведении ВПР со стопроцентной уверенностью, что ее не обойдут? Я могу дать вам сто процентов за то, что ее именно обойдут. И зачем тогда все?

Евгения ЗМЕУ, учитель английского языка МАОУ «Лицей экономический №14» Ростова-на-Дону, финалист Всероссийского конкурса «Учитель года России»-2019:
- Всероссийские проверочные работы, как мне кажется, инструмент скорее не контроля, а диагностики. И как следствие эти данные необходимы в первую очередь учителю и руководителю образовательной организации. ВПР позволяют увидеть дефициты отдельных учеников, педагога и школы, выстроить индивидуальную работу с детьми, внести изменения в формы проведения уроков.
В этом смысле перевод ВПР в дистанционный режим в сложившихся эпидемиологических условиях мне не кажется ошибочным. За последний месяц все, кто имеет отношение к образованию, стали ближе друг другу, терпимее, стали проявлять внимание и уважение. А значит, проведение ВПР онлайн, которое во многом будет построено на доверии, еще лучше покажет, насколько мы готовы работать, анализировать и делать выводы в сложной, нестандартной ситуации.
Думаю, что нужно акцентировать внимание именно на том, что, с одной стороны, ВПР - это скорее диагностика, а не контроль, а с другой - возможность по максимуму сохранить систему деятельности в сложных условиях, проявив такие качества, как ответственность, честность, доверие.

Светлана ОСТАЛЬЦОВА, учитель английского языка Шуйской средней школы, классный руководитель, Карелия:
- На мой взгляд, всероссийские проверочные работы целесообразно в этом учебном году вообще не проводить. Во-первых, мы реально не готовы в организационном плане: не у всех учеников на селе есть необходимые условия (компьютер и Интернет хорошего качества). Во-вторых, есть группа родителей, которые принципиально против дистанционной системы обучения и, соответственно, контроля. Кроме того, я не уверена, что мы сможем получить объективные данные посредством проведения ВПР онлайн.
По большому счету несколько лет назад мы работали без этой процедуры, тем не менее отслеживали результаты обучающихся. Учитель знает индивидуальные возможности каждого ребенка, ведет их постоянный учет.
ВПР - отличная возможность для образовательного учреждения оценить, насколько результаты школьников соответствуют требованиям, предъявляемым на федеральном уровне. Однако ничего страшного не произойдет, если мы сейчас пропустим данное мероприятие. Нам и так непросто работать в дистанционном режиме, поэтому считаю, что лучше поберечь наше здоровье, не нагружая всех тем, без чего в сложившихся экстремальных условиях объективно можно обойтись.

Татьяна РАЗУМОВА, учитель начальных классов, Великий Новгород:
- Мы с учениками четвертого класса в течение учебного года тщательно готовились к проверочным работам, знакомились с вариантами прошлых испытаний по русскому языку и математике. Я уверена, что ребята готовы к ним. Нынешние школьники, даже ученики младших классов, настолько привыкли к компьютерам, что, возможно, проверка знаний в дистанционной форме для них окажется менее волнительной, чем аналогичная работа в очном режиме. У ребят компьютер ассоциируется с игрой, а игра - это не страшно.

Евгения Л., учитель математики, Воронеж:
- Я считаю, что к этому не готовы ни учителя, ни школы, ни ученики с родителями. Сейчас нам навязали дистанционное обучение вместо нормального посещения школ. А кто-нибудь спросил, как будет обучаться ребенок, у которого нет компьютера или Интернета в доме? У нас в сельской местности такое сплошь и рядом! Государство, прежде чем вводить дистанционное обучение, должно было обеспечить каждую семью оборудованием для такого обучения, качественной связью и так далее. А у нас все, как с масками: на дороге полицейские останавливают машины и предъявляют к водителю претензии: «Почему без маски?» А ведь ни в одной аптеке масок не найти уже на протяжении месяца! Раз объявили карантин и самоизоляцию, надо было в каждую семью эти маски вместе с антисептиком принести бесплатно. А так получается, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих. То же самое и с дистанционным обучением.