Своей конкурсной задачей Хизир Ацаев назвал демонстрацию педагогики республики как чего-то цельного, высокого и профессионального. Причем сам он в эволюционном пути системы образования ЧР убежден совершенно. За те 6 лет, которые работает в школе, заметны колоссальный прогресс, движение вперед, развитие. На взгляд нашего героя, такого пристального внимания к образованию в регионе еще не было, и это не может не мотивировать и не радовать. И здесь, к слову, веришь Хизиру абсолютно, потому что если прибегнуть к вышеупомянутому пристрастию к сравнению, то, вглядевшись в фотографии истерзанного, разрушенного войнами города, понимаешь, какой нужно было проделать трудный, но созидательный путь, чтобы в залитых солнцем классах зазвучал беззаботный детский смех.
А наш герой, между прочим, сразу признается, что уже с детства мечтал обучать. Как водится, учениками мальчика были друзья, соседи, родные. Например, когда Хизир начал изучать английский язык, то собрал целый класс родственников. Шутка ли - у 19 племянников он стал первым учителем! Те до сих пор вспоминают с благодарностью его «уроки». Поэтому в выборе вуза юноша не сомневался. Хизир Ацаев окончил Чеченский государственный университет (факультет иностранных языков). Естественно, уже в статусе дипломированного специалиста решил попробовать себя в роли учителя. При этом, как и многие, думал, что не задержится в школе надолго. Тем более что у молодого человека уже был опыт работы на радио и телевидении. Но, как говорится, нет ничего более постоянного, чем временное, поэтому Хизир Сайдкасанович до сих пор работает в школе и не собирается никуда уходить. Он так и говорит, что больше чувствует, что делает, именно в педагогике, видит результат, своих учеников, которые говорят на английском языке, и само понимание того, что он их обучил иностранному языку, дорогого стоит.
Любопытно, но Хизир Ацаев английский язык как предмет выбрал не потому, что был им очарован и покорен, а опять же из-за внутренней потребности обучать других. Ему казалось, что средствами другого языка это будет легче всего осуществить. Кроме того, наш герой предполагает, что в педагогический путь его звала собственная методика. Что в ней особенного? Свобода и простота. На своих уроках он не загружает учеников формулами и формами, а пытается создать… свободу. Потому что нашему герою кажется, что именно свободы детям не хватает на уроках.
Сегодня есть определенные требования к знаниям, к уроку, но если идти от личности, говорить о личности, то формирование этой личности должно исходить в том числе из простоты подходов, которые дети могут создавать сами. Свобода дает результат, и это подтверждают высокие успехи учеников. Например, в прошлом году два ученика Хизира Ацаева выбрали английский язык для сдачи ЕГЭ и набрали при этом более 90 баллов каждый.
Наш герой уверен, что язык другой страны нельзя выучить через упражнения. К сожалению, умение говорить на иностранном языке в ЕГЭ оценивается лишь 20 баллами, хотя тот же ребенок знает, что умение говорить является самым важным аспектом из всех предложенных. Умение говорить рождается в общении. А общаться хочется, когда ты внутренне не зажат. Может, поэтому содержание своего урока Хизир Ацаев определяет сам, а форму урока предлагает определить детям. На таком оригинальном уроке ребенок понимает, что иностранный язык необходим для того, чтобы завладеть вниманием учителя и выразить свою точку зрения. Все важные философские проблемы, цели, задачи - все это ставится и решается только посредством языка Шекспира. Начиная с 6‑го класса даже грамматику Хизир Ацаев объясняет на английском языке. Он считает, что при объяснении переходить на родной язык нужно только в крайнем случае, дабы не нарушать мысль, зарождающуюся на изучаемом языке. Между прочим, такие уроки плавно перетекают из здания школы в дом учителя, куда часто заглядывают выпускники, и беседы ведутся только на английском языке. Сидят вот так на лавочке кружком учитель и его ученики и беседуют о вечном и насущном.
Конечно же, Хизир Ацаев как человек думающий уже давно разложил для себя по полочкам отношение к языкам, а он знает несколько диалектов чеченского языка, английский, русский языки. Для него чеченский язык - это духовные моменты жизни человека, русский язык - это наука и межсубъектное общение, а английский язык - это умение мыслить лаконично. Потому что в русском языке объемная словесная мысль при трансформации ее на английский язык превращается в легкую и простую фразу. Но в каждом слове русского языка есть философия, а в английском языке философии, увы, нет. Но зато это хороший инструмент для самовыражения.
Способность разглядеть философию в слове - это, между прочим, верный признак мыслящего человека. А что лучше всего погружает в глубинные смыслы и образы, как не присутствие гор? Эти груды вздыбленной земли, молчаливые и величественные, разве не они призывают к созерцанию и размышлению? Хизир Ацаев как истинный сын Кавказа соглашается с этим предположением.
- Мне кажется, что человек, который видит величие гор, ощущает их присутствие постоянно, не может не быть философом, - говорит он. - Хотя кто-то может поспорить, что море по своей мощи и красоте ничуть не хуже. Но горы ни в чем не уступают морю. Я сам родом из района, где горы достигают отметки в одну тысячу метров. Они великолепны. Я с сожалением отмечаю в себе некоторый уход от философской созерцательности, но это происходит естественно, потому что, работая с детьми, понимаешь, что они больше подвержены внешней культуре, мейнстримному течению и в музыке, и в искусстве, и тебе необходимо понимать не только их, но и их искусство, чтобы можно было правильно толковать какие-то моменты.
- А какой из жанров искусства вам ближе?
- Безусловно, литература. Правда, я больше ценитель, нежели творец. Но я пишу. Сначала писал стихи, а сейчас пишу прозу. Исторический роман с элементами триллера. Почему исторический? Историей нельзя не увлекаться, потому что мы идем в будущее, и для ощущения настоящего и отражения будущего нам необходимо знать наше прошлое. В моем романе будет затронута история европейских стран, поскольку моего героя необходимо провести по ряду событий, которые там происходили.
- Как ваш герой родился?
- О, это сложный процесс. Главный герой - это отражение автора, ну или хотя бы один из героев… Хотя мне кажется, что у моего героя не столько мой характер, сколько мое мировоззрение.
- А в чем основа вашего мировоззрения?
Хизир Ацаев некоторое время размышляет над вопросом, а потом говорит то, что в принципе можно было давно предугадать:
- Думаю, все-таки в свободе. Если не расширить в себе мировоззренческое пространство, человек несвободен. Когда я распахиваю границы внутреннего мира, я уже не страдаю от внешней несвободы. Да, мы живем в мире условностей, определенных рамок, но мне кажется, что наша несвобода создается нами самими изнутри. Мы смотрим на какие-то вещи как на ограничитель, а если мы постараемся посмотреть на них как на что-то расширяющее пространство вокруг нас, тогда создадим свободу внутри себя. К слову, свобода в моем понимании - это не есть выход из менталитета, нет. Самое ценное, что есть у народа, в том числе чеченского, - это язык и менталитет. Эти две вещи ценны для меня, были ценны для моих родителей, и я хочу, чтобы и для моих учеников они оставались ценностью. Это этническая сущность. Она вечна. Внутренняя свобода должна рождаться от желания увидеть новое в привычном, искать новое, примерять его на себя, смотреть за горизонт.
Между прочим, эту внутреннюю свободу в Хизире Ацаеве можно было уловить, когда он давал интервью школьному радио. Девочка-интервьюер задавала вопросы, а педагог отвечал ей легко, весело. Словно продолжал вести свое конкурсное внеклассное занятие. Находились добрые слова и яркие характеристики. И как-то зацепило в этом молниеносном диалоге одно красивое слово. Хизир Ацаев дал ощущению от занятия с детьми определение: «Волшебно». А его сияющие глаза это подтвердили. И, опережая вопрос юной журналистки, он пояснил:
- Если передо мной сидели 12 детей, если к каждому из них я нашел подход и они увидели во мне человека, который несет хоть небольшой, но свет, то в соприкосновении этого света и понимании того, что ты его видишь, рождается искусство. Разве это не волшебство?
Не знаю, как маленькая радийщица, но я с этим безоговорочно согласилась.

Чеченская Республика