Арслан ХАСАВОВ, главный редактор «Учительской газеты»:
- Тема сегодняшнего разговора - «Защита учителя: от дискуссий к действиям». Примечательно, что на нашем круглом столе присутствуют журналисты других федеральных изданий. В раздаточном материале есть наше обращение к Любови Николаевне Духаниной, которое мы направили 31 января 2020 года, с предложением рассмотреть идею разработки Государственной Думой законопроекта «О статусе педагога». В качестве примера мы привели региональный закон, который был принят в Ульяновской области, а также соответствующий закон в Казахстане. Кроме того, мы изложили ряд фактов, которые вызвали широкую общественную дискуссию, вновь поставив вопрос о защите прав учителей при исполнении ими своих обязанностей. К нашей радости, Любовь Николаевна очень быстро отозвалась на эту инициативу, а также отозвался Общероссийский профсоюз образования. Все экспертное сообщество в той или иной степени тоже выразило свою поддержку этой идее. А теперь наша задача привести инициативу в форму либо закона, либо подзаконных актов. Мы собрались, чтобы наметить «дорожную карту», чтобы наш разговор не остался просто инициативой, а превратился в действенный инструмент для защиты педагога.

Виктор СМИРНОВ, член Совета Федерации, заместитель председателя Комитета СФ по науке, образованию и культуре:
- Я хотел бы прежде всего отметить, что право и, соответственно, закон, об инициативе принятия которого заявило наше самое уважаемое профессиональное издание «Учительская газета», не являются единственно возможным способом решения обсуждаемой проблемы. Я об этом все время говорю студентам. Право - это универсальный регулятор общественных отношений, но не единственный. Ни в коем случае не единственный! Соответственно, уповать на то, что через исключительно правовое регулирование, его совершенствование, модернизацию законодательства можно решить проблему статуса учителя в современном российском обществе, на мой взгляд, невозможно. Потому что, сколь разветвленно и обстоятельно мы бы ни написали закон, как бы подробно ни пытались через нормы права урегулировать те или иные общественные отношения, жизнь значительно богаче. И присутствующие здесь директора, педагоги-практики прекрасно это знают. Каждый класс и ученик уникальны. Родители каждого ученика уникальны. И, естественно, уповать на то, что через некую правовую парадигму мы обеспечим бесконфликтное взаимодействие школы, учителя, родителя с учителем или учеником, на мой взгляд, нельзя. Что же делать? В моем представлении все заинтересованы в том, чтобы образование достигало своих конституционно значимых целей... А они в Конституции у нас обозначены.
Это, конечно, гармонично развитая личность, осознающая свою гражданскую ответственность. Это граждане, которые, безусловно, исполняют конституционные обязанности помимо реализации своих прав. Для того чтобы образование этих целей достигало, в моем представлении, решать задачу нужно комплексно. В первую очередь поднимая социальный статус учителя и обеспечивая ему положение в российском обществе, которого он заслуживает, для реализации своей общественной миссии. Мы недавно обсуждали национальную систему учительского роста. 15 января было обнародовано распоряжение правительства, которое определяет новые подходы к системе повышения профессиональной квалификации педагогов. При этом, на мой взгляд, мы умалили другую сторону задачи обеспечения постоянного профессионального самосовершенствования педагога, нельзя не увязывать профессиональную подготовку с материальными стимулами к повышению этой самой квалификации. Если мы посмотрим на те страны, на опыт которых мы с вами ориентируемся в формировании системы образования, те страны, которые принято называть экономически развитыми, входящими в Топ-10 по качеству общего образования, что мы увидим? Каков социальный статус учителя? Уровень оплаты его труда на 5‑6% выше соответствующей категории работников с высшим образованием... В этих странах государство надежно защищает учителя при исполнении им своих профессиональных обязанностей. Третью составляющую принято называть государственной озабоченностью, просвещением. Общество нуждается в воспитании. Соответственно, власть на всех ее этажах должна декларировать определенные принципы, и если этого не происходит… Я вам приведу пример. Не так давно я был в Республике Беларусь. Как раз в это время случился конфликт в гомельской школе, получивший широкую известность и активно обсуждавшийся в социальных сетях. Президент Беларуси лично не просто вник в ситуацию, а защитил от поношения учителя, объявил выговор министру образования, выстроил всю свою администрацию, областную администрацию вызвал на ковер и предъявил обществу определенный стандарт отношения государства к педагогу. Не нужно никаких указов, законов, достаточно оказалось правовых норм, чтобы урегулировать конфликтную ситуацию. И сразу совершенно другое восприятие общественной значимости педагогической профессии. А у нас те ситуации, которые «Учительская газета» привела в своем обращении к Любови Николаевне, какую реакцию вызвали у властных структур? В завершение я хочу высказать признательность и уважение к «Учительской газете» за то, что вы подняли такой значимый вопрос. Рассчитываю на то, что вас поддержат коллеги, в том числе из «Российской газеты» и других общероссийских изданий. Пока общество не воспримет обсуждаемую нами проблему, не проникнется ею, исключительно средствами нормотворчества решить ее, на мой взгляд, не удастся.

Арслан ХАСАВОВ:
- К нам присоединилась Любовь Николаевна Духанина. Скажите, что вы думаете по поводу этой инициативы? Что нужно в этом законопроекте прописать и какие дальнейшие шаги мы можем совместно предпринять для того, чтобы скорее достичь конкретных целей?
Любовь ДУХАНИНА, заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке, член Центрального штаба ОНФ:
- Тема закрепления высокого статуса учителя присутствует в педагогической среде, в обществе в целом уже, наверное, почти 10 лет. Жизнь разворачивается таким образом, что эта тема становится все острее и острее. Тенденция, которая сегодня есть, показывает, что чаще принимаются решения не в пользу учителя. Чаще руководству легче быстро расстаться с учителем и создать тем самым эмоциональную ситуацию якобы разрешенного конфликта. Наша задача, начав обсуждать законодательные нормы, которые нам необходимы при введении законопроекта о статусе учителя, на самом деле посмотреть на эту тему более глубоко и всесторонне.
На сегодняшний день превалирует в обществе стремление ввести новые типы административных штрафов. Нужно ли повышать ответственность за недостойные поступки? Конечно, нужно, но это не означает, что нам не надо думать о системных мерах. Поэтому, несмотря на то, будет ли отдельный закон «О статусе педагога» или поправка к Закону «Об образовании в РФ», нам необходимо закрепить высокий статус учителя, особенности его труда, меры социальной поддержки. Тогда это решение будет комплексное. Арслан Дагирович, я очень признательна, что вы увидели эту тенденцию и взяли на себя роль активатора этого процесса. Поступают уже первые предложения от учителей. Например, педагоги предлагают, чтобы у них было право, чтобы их дети учились в той же школе, где они работают, или ходили в тот детский сад, где они трудятся воспитателями. Предлагают внимательнее отнестись к системе повышения квалификации, чтобы система выстраивалась в соответствии с педагогическими запросами. Говорят об отдыхе, особой медицинской поддержке. Ведь педагогический труд особый, к примеру, есть такое понятие «горловые нагрузки». Они есть как у учителя, так и у преподавательского состава в вузах. Педагоги считают, что к этому вопросу нужно вернуться и учесть эти горловые нагрузки. Надо, чтобы медики подумали об особенных формах поддержки состояния здоровья учителей. Учителя к нашей инициативе относятся как к шансу получения комплексной поддержки. А чтобы разрешить конфликт, мне кажется, нужна медиация. Недавно прошла информация, не помню, в какой стране, по-моему, в Англии, где говорилось о том, что учителям хотят повесить видеорегистраторы. Чтобы регистрировалось все, что делает учитель, и это могло быть доказательной базой. Я с сомнением отношусь к такому решению.

Арслан ХАСАВОВ:
- Спасибо, Любовь Николаевна. По поводу видеорегистратора могу сказать, что нередко он помогает разбирать те или иные ситуации. Потому что в конфликтной ситуации две стороны дают совершенно разные картины происходящего. И отсутствие звукового сопровождения нередко не позволяет окончательно разобраться в ситуации.
Продолжаем нашу дискуссию. Здесь присутствует заместитель председателя Общероссийского проф­союза образования Михаил Васильевич Авдеенко. 6 февраля профсоюз направил некоторые наработки в части закона о внесении изменений в акты РФ, для того чтобы увеличить ответственность за те или иные правонарушения, разработать систему штрафов, внести изменения в Уголовный и Административный кодексы РФ. Михаил Васильевич, расскажите, пожалуйста, как вы к этому пришли и почему все-таки нужны штрафы?

Михаил АВДЕЕНКО, заместитель председателя Общероссийского профсоюза образования:
- Мы шли к этому целенаправленно с 2011 года. В 2011 году мы провели первую международную конференцию образования. Мы рассматривали многие видеоматериалы, было у нас и видео из Санкт-Петербурга, где родители избили учителя. Все эти события получили большой резонанс в обществе, и все стали искать способы, как противодействовать этому. Мы тоже начинали с механизма медиации, как говорила Любовь Николаевна. При этом понимали, что обществом наши предложения будут восприняты неоднозначно, ведь у нас не только учителя участвуют в образовательных отношениях, но и родители, и, естественно, обучающиеся. Но мы считаем, что такие законодательные инициативы нужны потому, что это дополнительный правовой механизм. Я не совсем согласен с Виктором Владимировичем, закон «О статусе педагога» даст возможность изменить ситуацию в лучшую сторону. Абсолютно согласен с тем, что нужно повышать в целом социальный статус учителя. Кстати, та действующая редакция федерального закона, глава, где прописан статус учителя, создавалась вместе с профсоюзом. Казахстанский опыт работы, который сегодня здесь тоже звучал, мы посмотрели, но могу вам сразу сказать, что вся социальная часть уже прописана нашим действующим законом. Но у нас в этой части не была отражена особая ответственность за нападение на педагога. На сегодняшний момент она в законодательном поле не присутствует. Думаю, даже если и появятся более жесткие меры наказания, это будет носить воспитательный характер для общества в целом.

Арслан ХАСАВОВ:
- Процитирую одно из практических предложений профсоюза. Статью 5.61 дополнить частью 2 следующего содержания, изменив дальнейшую нумерацию частей: «Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства педагогического работника в период осуществления профессиональной деятельности в сфере образования и нахождения в трудовых, служебных отношениях с организацией, осуществляющей образовательную деятельность, выраженное в неприличной форме, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до ста пятидесяти тысяч рублей».
Михаил АВДЕЕНКО:
- Все это делается для того, чтобы учитель не оставался один на один со своими проблемами. И по аналогии с врачами мы тоже хотим внести усиление ответственности за нападение и особо тяжкие действия в отношении педагогических работников.

Александр КОНДАКОВ, генеральный директор компании «Мобильное электронное образование», член-корреспондент РАО:
- Мы обсуждаем вопрос о статусе учителя, но обсуждаем его в контексте того, как и кого наказать. Меня в данном случае больше волнует вопрос о другом: могли ли мы с вами 20‑30 лет назад предвидеть, что такое может случиться в школе? Кстати, я напомню, когда я пришел в 80‑х годах работать в школу, меня сразу сделали классным руководителем 9‑го класса. Директор школы предупредила, что несет ответственность за этих детей еще три года после окончания школы. То есть если с ребенком что-то случается, происходит какое-то правонарушение, ответственность школы все равно сохраняется. Когда мы говорим о статусе педагога, стоит разобраться, что такое статус. Статус - это отношение к человеку, в нашем случае к педагогу. Когда-то нужно было умение писать и считать, написать жалобу, обучить детей, научить их хорошему. В настоящее время у нас функции педагога фактически свелись к подготовке к ЕГЭ, ОГЭ и олимпиадам. С учетом аттестации именно это проверяется у педагога. Мы оказались в совершенно другой социокультурной ситуации за последние 10 лет. И то, что сегодня происходит в школе, - это очень яркое свидетельство того, что и общество, и система образования не ответили на вызовы той цифровой трансформации, которую переживает человеческая цивилизация. Мы переживаем цивилизационный сдвиг, стремительный и происходящий на наших глазах. Этот сдвиг касается прежде всего того, что развитие ребенка и воспитание происходят в Сети. И когда мы с вами начинаем после подобного рода случаев изучать, в каких социальных сетях ребенок был, с кем общается, кто на него оказывает влияние, кто формирует его отношение к миру, выясняется, что люди, которые натаскивают его на ОГЭ, ЕГЭ и олимпиады, находятся на периферии зоны ближайшего общения и формирования личности ребенка. Я сейчас привел данные Галины Солдатовой. А ведь на сегодняшний день вот эта вот штука (берет телефон в руки) - это доступ к космосу знаний. Любое знание в течение секунды становится человеку доступно.
Педагог же формирует личность человека сетевого общества. Важен статус педагогического работника, а это статус его положения в обществе, определяется как к человеку, который готовит будущее нашей страны. Педагогические вузы до сих пор штампуют учителей-предметников, и мне, к ужасу, пришлось убедиться, что сегодня подготовка в педагогических вузах ограничивается                           способностью натаскивать на ЕГЭ и ОГЭ. А все то, что касается личностного развития человека, ушло на второй план. Отношение к учителю складывается именно из этого. Педагог выполняет те функции, которые ни детям, ни родителям, ни самим учителям не интересны, но неизбежны. Прежде всего нужно думать и говорить о том, как определить, в том числе законодательно, основные направления подготовки педагога, а самое главное - возможность его саморазвития, самоактуализации и непрерывного обновления и компетенций, и знаний. Статус педагога прежде всего определяется не уровнем его зарплаты, а уровнем его гражданской зрелости и самосознания, уровнем развития его личности и способностью передать эти качества подрастающему поколению. Мы все заложники искусственного интеллекта. Семья абстрагирована от ответственности за поведение своего ребенка, виноватыми становятся только педагог и школа. Новые подходы к разработке стандартов образовательных программ должны обеспечивать единство обучения и воспитания с учетом стремительных изменений в обществе, самоидентификации человека, воздействия Сети на наше поведение, детей.

Арслан ХАСАВОВ:
- Вы говорите, что нужно поднимать статус учителя комплексно, но как же мы его поднимем, если сегодня можно оскорбить учителя, избить, и тебе за это ничего не будет?
Обсудить эту инициативу я бы предложил Ирине Викторовне Ильичевой, директору одной из лучших московских школ - школы №1409. Скажите, пожалуйста, Ирина Викторовна, эта проблема существует и можем ли мы такими инициативами, штрафами поднять статус педагога?

Ирина ИЛЬИЧЕВА, директор школы №1409, председатель Палаты председателей образовательных учреждений Москвы:
- На мой взгляд, на статус учителя штрафы не повлияют, и это мы на 100% с вами понимаем, хотя профилактический характер, безусловно, это будет иметь. Но если говорить о повышении зарплаты, о хорошо оборудованном рабочем месте учителя, это поднимает статус. Думаю, инициатива «Учительской газеты» поможет объединить педагогическое сообщество, у которого будет возможность обсудить эти вопросы. На мой взгляд, воспитание должно стать первичным, как и отношение общества к самому педагогу. В то же время я бы хотела отметить, что благодаря Владимиру Путину образование стало приоритетным, принят целый ряд мер по поддержке учителя, за последнее время значительно вырос и престиж учительской профессии.

Арслан ХАСАВОВ:
- Насколько сейчас актуальна эта проблема и решат ли ее штрафы и дополнительные меры воздействия на нарушителя?

Вита КИРИЧЕНКО, директор школы №1520 имени Капцовых, абсолютный победитель Всероссийского конкурса «Учитель года России»-2012:
- Проблема о разрешении конфликтов выходит за рамки профессии учителя. Все, что происходит в школе, - отражение того, что происходит за стенами школы, это важно учитывать, так как мы социальный институт, который отражает жизнь. Это не только проблема региона или страны. Кстати, и за рубежом много учителей принимают решение уйти из профессии. Так, в 2018 году в США, по данным Департамента труда, из профессии учителей ушло больше, чем за последние 5 лет до этого. А в Великобритании, по данным опроса, огромное количество учителей планирует уйти в ближайшее время. В школе сейчас заметное противоречие сегодняшней жизни - опыт тех, кто связан со школой (родителей и общественности), говорит о том, что школа должна измениться. Они опираются на свой опыт и себя в качестве учеников, они ждут, чтобы школа соответствовала требованиям времени и профессионально отвечала на вызовы времени. Учителя тоже опираются на свой опыт. Но не следует искать виноватых, нужно искать выход из сложившейся ситуации. Нормативно-правовая база сегодня не отстает от требований времени. Нужно рассматривать создание документа о мерах поддержки учителя. Нужна обратная связь от педагога, чтобы услышать диаметрально противоположные точки зрения. Каждое из решений должно быть продуманным по последствиям.

Елена КОМАРНИЦКАЯ, начальник управления непрерывного педагогического образования Московского педагогического государственного университета:
- Имея опыт в образовательной организации, как никто, знаю корни и историю того, что сегодня привело нас на обсуждение. Согласна с введением документа о статусе педагога. На наш взгляд, не хватает в обсуждении родителей, родительских ассоциаций. Они имеют достаточно серьезный вес в этом вопросе. Разрушен социальный институт порицания безответственного поведения, касающегося сложных подростков. Педагоги и родители встали по обе стороны баррикад. Родители недовольны школой, школа - родителями. Поэтому в университете инициировали проведение Всероссийского родительского форума, запустили сайт поддержки.

Арслан ХАСАВОВ:
- А знают ли студенты и выпускники педвузов о своих правах и обязанностях?

Елена КОМАРНИЦКАЯ:
- Да, поскольку образовательная программа предусматривает разделение на модули: законодательный, педагогическая этика, законы об образовании. За последние годы увеличился объем практики. Сегодня в образовании многие сферы поставлены в рейтинг. К сожалению, многие ситуации замалчиваются во избежание проблем.

Арслан ХАСАВОВ:
- Важно понимать, что наше собрание - это общественная инициатива, она не спущена сверху, поэтому мы формируем здесь некое основание того, что мы предложим для дальнейшего рассмотрения. Завершает работу нашего круглого стола Мария Николаевна Лазутова.
Мария ЛАЗУТОВА, председатель Комиссии по образованию и науке Общественной палаты Москвы:
- Тема очень тонкая. Мы всегда должны учитывать всех участников образовательного процесса. Когда мы выделяем какую-то группу в образовательном процессе, это всегда приводит к серьезным перекосам. Много лет формировался отрицательный образ учителя. И только сейчас мы заговорили о роли учителя. Сегодня родитель другой, а учитель не успевает подстраиваться под современную общественную обстановку. Если мы выставим в приоритете наказания, то здесь пойдет обратная реакция у родителей, мы не остановим этот процесс. Необходимо дать возможность вывести на широкую общественную площадку эту проблему. Наши учителя не понимают, что перед ними сидят люди - дети, которым надо доверять с первых дней школы. Конфликтов не так много, но они есть, они никогда сразу не выносились на такой уровень, это грозит противопоставлением в обществе. Мы не можем принять закон на каждый отрицательный случай. Я за то, чтобы вынести на референдум тему того, как сделать нашу школу лучше, качественнее.

Арслан ХАСАВОВ:
- Спасибо большое за ваше мнение! Что касается широкой общественной дискуссии, именно ее мы и затеваем сегодня на страницах газеты, возможно, мы привлечем к этому вопросу и Общественную палату.

Любовь ДУХАНИНА:
- Результаты международного исследования TALIS 2018 года показали, что 57% российских учителей не считают, что их труд ценится обществом. В рамках Общероссийского народного фронта мы часто проводим исследования, чтобы сверять свою позицию. Так вот, по мнению родителей, причиной конфликта в школе может стать стиль преподавания при общении учителя с ребенком, так считают 41% родителей, 27% убеждены, что источником конфликта может быть стиль общения с ребенком классного руководителя. Надо понимать, что в настоящее время родители осведомлены во многих вопросах, в том числе по поводу выбора вуза, зачастую даже лучше педагогов, это тоже частично подрывает авторитет последних.

Арслан ХАСАВОВ:
- Мы сегодня обменялись мнениями, которые получат свое отражение в «Учительской газете» и других изданиях. «УГ» будет внимательно анализировать все поступающие предложения, и, надеюсь, мы сможем обсудить их уже на другой площадке с привлечением еще более широкого круга экспертов. Важно, что это надпартийный проект, низовая инициатива. Мы, со своей стороны, сделаем все возможное, чтобы она не ушла в песок. Уже сегодня «Учительская газета» собирает идеи педагогов со всей страны и рассчитывает на то, что вскоре наша инициатива получит свое развитие.