Молодой талантливый архитектор Виктор (Риналь Мухаметов) однажды просыпается у себя в квартире и понимает: что-то не так в родных стенах. Все предметы вокруг знакомы, но покрыты то ли плесенью, то ли ржавчиной, которая, впрочем, исчезает при прикосновении. Выглянув в окно, герой потрясенно замирает, потому что видит хаотичное скопление всех величественных зданий мира - от московских сталинских высоток до лондонского Биг-Бена.
Мир для Виктора перестал быть прежним, точнее не сказать. Спустя некоторое время в этом мире возникает опасность в виде гигантских антропоморфных чудовищ, а потом спасатели: воины Фантом (Антон Пампушный) и Пилот (Алексей Любченко), лекарь Флай (Любовь Аксенова). Удивительно, конечно, что, увидев их, Виктор не задает вопроса «Где это мы?», но, во-первых, это не самый большой недостаток фильма, во-вторых, новые знакомые больше заботятся о нем и о нас, зрителях, поэтому сами дают пояснения. Архитектор узнает, что его физическое тело в данный момент находится в какой-нибудь клинике в коме, а все, что он видит вокруг, - это воспоминания его и всех других, пребывающих в таком же состоянии. Пространство, по которому блуждает мозг больных. Конечно, главная задача каждого - покинуть его, то есть прийти в сознание в реальности. Это однажды получалось только у старшего обитателя мира Яна (Константин Лавроненко), поэтому он здесь главный. Виктор сразу проникается уважением и доверием к седому мудрому вожаку, а потом… Потом будет занятно.
С точки зрения построения картины интересно наблюдать, как авторы почти сразу же игнорируют золотое правило: второстепенного положительного героя «убивать» только после того, как зритель проникся к нему симпатией. Вроде бы мелочь, но этот пустяк оборачивается тем, что зритель проникается эмоциями не в первой трети фильма, а ближе к концу (подозреваю, что кто-то и в финале сидел, что называется, с прохладным носом). Потом идет все более-менее гладко, если не считать незначительных нестыковок, например, в том, что касается скорости времени в реале и в фантомном пространстве. Есть интрига в том, что касается антагониста, нам сначала подают муляж, а потом настоящую фигуру. Идея картины не нова, но из разряда всегда актуальных: жить в настоящем мире, где твоим способностям нет применения, или пребывать в некоей Нарнии, где ты творец и подобен царям или даже богам? Однако при этом в трагедию Виктора, который в жизни якобы нигде не может продвинуть свои блестящие идеи, верится с трудом. Ведь если мы говорим о настоящем времени, двадцатых годах XXI века, то у московских архитекторов (на мысль о тесной связи героя со столицей наводит тот факт, что многие здания, порожденные его фантазией, напоминают силуэтом башни «Москва-Сити») сейчас масса возможностей реализоваться если не в госпроектах, так в работе на частного заказчика. Невостребованность талантливых архитекторов была болевой точкой 80‑х годов, а сейчас, когда гениям открыт весь мир… Думаю, мысль понятна. Возможно, именно эта попытка вытягивания жизненных смыслов из пальца не позволила хорошему актеру Риналю Мухаметову создать по-настоящему интересный, живой образ. Но зато зритель может любоваться работой Константина Лавроненко, все-таки мастерство вкупе с опытом - великая сила.
Что, безусловно, хорошо: «Кома», на мой взгляд, значительно грамотнее и увлекательнее предыдущих фильмов Аргунова, например фэнтези «Мафия: Игра на выживание». А значит, следующая лента (нам, судя по финалу «Комы», обещают продолжение), возможно, будет еще лучше. Прогресс - это замечательно, по крайней мере, в настоящем мире.