Любовь ДУХАНИНА, заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по образованию и науке, член Центрального штаба ОНФ:
- Новый порядок формирования позволит повысить доверие к Федеральному перечню школьных учебников.
Во-первых, повышается персональная ответственность авторов изданий и экспертов, выдающих заключение о соответствии учебников задачам реализации федеральных государственных образовательных стандартов. Во-вторых, новый порядок закрепляет процедуру государственной экспертизы учебников, которая будет проводиться за федеральный счет, а не самими издательствами. Эти нововведения снижают риск получения недобросовестных экспертных заключений, и в конечном счете возникновения ситуаций, в которых учебник требуется направлять на дополнительную или повторную экспертизу.
Ранее со стороны педагогического сообщества и родительской общественности неоднократно поступали жалобы на неточности, погрешности в изложении материла, сложные формулировки, не соответствующие возрасту детей, встречающиеся в учебниках. При этом Федеральная антимонопольная служба сочла проведение дополнительной экспертизы нарушением Закона «О защите конкуренции», которое привело к ущемлению прав участников рынка, и потребовала вернуть в Федеральный перечень книги, изъятые из него в декабре 2018 года. По какой-то причине среди исключенных учебников оказались и те, которые прошли испытание временем и всем нравились. Показательным был случай с учебником экономики Игоря Липсица, который пережил 22 издания и вдруг не прошел экспертизу для включения в Федеральный перечень. Каждый новый учебник теперь будет проверяться с учетом всех требований нового порядка, и мы будем знать конкретных экспертов, давших положительные заключения на учебную литературу.
Далее, уже с учетом результатов общественной экспертизы, Научно-методический совет по учебникам при Минпросвещения России будет принимать решение, рекомендовать ли учебник к включению в Федеральный перечень. Экспертное заключение будет действовать в течение пяти лет. Если издатель захочет сохранить учебник в перечне, он должен будет подать соответствующие документы за год до истечения пятилетнего срока.

Андрей ГАЛИЕВ, экс-вице-президент корпорации «Российский учебник», член Комитета гражданских инициатив:
- Это не вопрос мнения эксперта, это вопрос подбора экспертов, каждый из которых может иметь собственное мнение. А подбор в рамках нового порядка оказывается полностью сосредоточен в руках самого министерства. Дальше достаточно задать себе простой вопрос: ошибаются ли чиновники? Если вы отвечаете на него утвердительно, то точно понимаете, что такой механизм селекции образовательного контента не подходит для страны, которой необходим качественный рывок в школьном образовании. Нам с нашим многообразием нужна максимальная вариативность во всем, включая учебники. Я убежден в том, что без серьезного увеличения самостоятельности школы рывок невозможен. А централизация формирования ФПУ означает, что федеральные чиновники лучше знают, чему и как учить 16 миллионов школьников, нежели полтора миллиона учителей в сорока тысячах школ страны.

Ирина СОБОЛЕВА, методист отдела развития общего образования Карельского института развития образования, Петрозаводск:
- Прошло чуть больше года, как был утвержден новый Федеральный перечень учебников. Я прекрасно помню, какая потом разгорелась полемика, когда некоторые учебники по непонятной для простого учителя причине были исключены из перечня, а учитель уже по ним начал работать. Появились рекомендации, что можно в течение пяти лет завершить начатую линию. Затем исключенные учебники снова появились в перечне. Говорили, что это война крупных издательств. Что же изменится при введении нового порядка формирования Федерального перечня учебников? Прочитав данный порядок, я решила провести исследование, а что же сейчас указывают в учебниках помимо того, что они рекомендованы соответствующими структурами. Удивилась, какая же я невнимательная. Так, в одном из изданий написано, что учебник занял первое место на Всероссийском конкурсе учебников для средней школы. При этом непонятно, сколько учебников участвовало в конкурсе, по каким критериям этот учебник стал победителем. И вдруг открываю титульный лист учебного пособия И.Ф.Шарыгина «Решение задач» и вижу слово «рецензенты», а следом фамилию, имя, отчество и звание конкретного человека. Я знаю, что это известный ученый и педагог, который на деле доказал свою компетентность. Я доверяю ему, а значит, смело использую учебное пособие в своей работе. Новый порядок предусматривает, что на всех учебниках на обороте титульного листа будут размещать информацию, включающую в себя фамилию, имя, отчество эксперта, а также реквизиты приказа Министерства просвещения о включении учебника в Федеральный перечень. Это говорит об открытости и, конечно, о большой ответственности эксперта, именно поэтому в порядке прописаны требования, которым должен удовлетворять эксперт. Кроме того, поскольку процедура экспертизы будет проходить под патронатом Министерства просвещения, я думаю, что это должно исключить лоббирование и проталкивание издательствами своих учебников в ущерб другим издательствам. Понравилось мне и то, что порядок содержит четкие критерии и систему оценивания, по которым будет проходить экспертиза. Надеюсь, что в Федеральном перечне благодаря новой процедуре экспертизы действительно окажутся учебники, удовлетворяющие современным требованиям федерального государственного образовательного стандарта по формированию личностных, предметных и метапредметных результатов, учебники, в которых проработан методический аппарат в части реализации системно-деятельностного подхода в обучении предмету, мотивации к учению, интеллектуальной и творческой деятельности обучающихся. Сейчас на многих учебниках, написанных 20 лет назад, в которых ничего не поменялось, просто стоит символ ФГОС.

Светлана СПИЦИНА, учитель истории и обществознания школы №81, Воронеж:
- Министерство просвещения, или, как оно называлось раньше, Министерство образования, и в прошлые годы имело возможность влиять на содержание и качество учебников, так же как и на состав экспертов. Мы все понимаем, что у каждого министерства есть свои авторы и свои лоббисты. Сейчас, на мой взгляд, главная проблема уже не в содержании учебников, а в их качестве. Все они большого формата, клеенные, тонкие, такие не выдерживают и одного года эксплуатации! Это неудобно и детям, и школам, ведь школы должны выдавать детям учебники бесплатно, а теперь это приходится делать не раз в пять лет, а намного чаще. Причем одной книгой все не ограничивается, учебник сегодня - это, как правило, 2‑3 книги большого формата с широкими пустыми полями! Это очень неэкономно. Что касается авторов, сейчас мы изучаем историю под редакцией Торкунова, а раньше были книги под редакцией Данилова и Косулиной. Книги вроде бы должны быть разные, но многое буквально скопировано из одной редакции в другую, только подробности убраны. Предполагается, что ученики должны сами узнавать их из Интернета, только делают это единицы, из 30 человек посмотрят пятеро. Раньше к каждой исторически значимой фигуре давалась ее биография, причем с интересными подробностями. Сейчас никаких подробностей нет, от биографии оставлено пять строчек. Поэтому не могу не задать главный вопрос: помогут ли напечатанные на титульном листе имена и фамилии экспертов сделать учебники более качественными и интересными?

Елена ПЕТРОВА, учитель русского языка и литературы, Великий Новгород:
- Новый порядок не решил большую проблему отсутствия обратной связи. Нарекания от учителей всех предметов по поводу новых учебников, наши замечания, предложения из года в год остаются неуслышанными. Недовольство педагогов по этому поводу растет. Парадокс заключается в том, что учителя, те, кто на практике применяет учебники, а следовательно, лучше всех способен проанализировать их достоинства и недостатки, совершенно исключены из процесса экспертизы. Это по меньшей мере странный факт! Я предлагаю создать интернет-пространство, где преподаватели обсуждали бы новые учебники еще до того, как те будут напечатаны, а эксперты видели мнение педагогического сообщества и могли его проанализировать. Ведь, когда учебник поступит в школу, будет поздно! Я сама встречаю массу ошибок в современных учебниках русского языка и могу внести предложения по поводу подачи определенных тем.