Достаточно почитать новости в сфере просвещения хотя бы из двух стран, чтобы убедиться: какой-то единой модели европейского образования просто нет в природе. В Германии, например, достаточно четко организована первичная ступень. После рождения ребенка предоставляется оплачиваемый отпуск с сохранением за родителем рабочего места до года. При этом молодые мать и отец могут взять его в любом соотношении, то есть часть времени дома остается женщина, часть - мужчина. Обычно новоиспеченные отцы сейчас в любом случае берут хотя бы два месяца отпуска, чтобы не просто помогать дома, но быть полноценным и равноправным участником жизни новорожденного.
Когда ребенку исполняется год, родители могут отдать его в государственный или частный садик до шести лет либо нанять няню. В шесть лет по закону все дети идут в школу, но здесь возникает множество различий. Дело в том, что в Германии помимо федеральных законов существуют и законы землячеств, регионов. При общем устройстве школьного процесса возможны варианты. Как во многих странах, есть начальная, средняя и высшая ступени школьного образования. По окончании каждой ступени учащиеся сдают экзамены, проходят многочисленные тестирования, которые отчасти определяют их дальнейшую судьбу. Начальная и средняя ступени, как правило, обязательны для всех. С высшей ступенью дело обстоит иначе. В стране широко развита система профессиональных училищ, в буквальном переводе термин vocational school означает «школа по призванию». Старшие классы, обычно три-четыре года, являются, по сути, подготовкой к обучению в вузе. В них попадают те дети, которые успешно сдали экзамены за среднюю школу и хотят продолжать учебу в университете.
Весь курс в целом занимает тринадцать лет. Те, кто завершает только среднюю ступень, продолжают профессиональное обучение и могут начинать работу с шестнадцати лет с укороченным рабочим днем. По статистике, в старшие классы переходят не более 50% учащихся. Картина существенно разнится в зависимости от региона, но все же есть достаточно много общего в структуре всего среднего образования.
Начальная школа продолжается четыре года. Если ребенок показал особые способности уже в возрасте 9‑10 лет, он может получить рекомендацию к дальнейшему обучению в гимназии со сдачей экзаменов на каждой ступени. Подобное тестирование, но на более сложном уровне, проводится и для учащихся иных типов средней школы. Талантливый ученик может поступить в аналог гимназии и в возрасте 15‑16 лет, а затем пробыть там четыре года, сдать экзамены и продолжить обучение в вузе. Возраст выпускников полного школьного курса 18‑19 лет.
Одна из проблем, перед которой оказались многие педагоги Германии в последние годы, связана с большим наплывом эмигрантов. Согласно немецкому законодательству до 18 лет все они являются детьми и должны посещать школу. Однако многие из них никогда раньше не ходили в школу. Большинство учителей в любой стране - женщины, юные мусульмане не воспринимают их как авторитет. Любой из нас, профессионалов, знает, какие проблемы может создать один неуправляемый ученик в классе, а если их много? Каким образом тогда следует строить уроки? О языковых сложностях и вовсе не приходится говорить, когда нужно решать задачи, связанные с мотивацией и дисциплиной. Мне довелось общаться с мальчиками, прибывшими в Европу из других стран. В четырнадцать лет они уже считают себя взрослыми и хотят зарабатывать деньги в помощь семье, а их заставляют посещать школу. Происходит реальное столкновение двух культур.
Во Франции наличие или отсутствие детского садика зависит от конкретного учреждения. Многие крупные фирмы, госпитали, заводы, банки предоставляют сотрудникам возможность вернуться на работу, после того как ребенку исполнился год, и оставлять его в игровой группе, аналоге яслей, организованной при самом заведении. Рабочее место за женщиной сохраняется обычно до трех лет с выплатой пособия, на которое можно жить. С рождением следующего ребенка пособие увеличивается. После рождения третьего ребенка при наличии двадцати лет стажа мать может выйти на пенсию, которая выплачивается ей сразу, до достижения общего по стране пенсионного возраста. Пособие на детей в многодетных семьях выплачивается государством до достижения ими возраста 18 лет.
Официально государственная школа во Франции теперь начинается с трех лет. Я побывала в таком заведении. Конечно, на наш взгляд, это детский садик. В старшей группе детей готовят к настоящей школе, куда они поступают в 5‑6 лет. Во Франции, как и в Германии, существуют различные варианты обучения. Есть школы, гимназии, лицеи; возможно и домашнее обучение. Сдав экзамены за среднюю ступень, обычно это десять лет, подростки 15‑16 лет либо идут работать, либо получают профессиональное образование. Часть детей, успешно сдав экзамены, продолжают учебу в течение двух-трех лет и готовятся к поступлению в вуз. Фактически два года в лицее могут оказаться аналогом двух первых курсов, а студенчество, то есть годы учебы в вузе, составит два-три года.
В Великобритании закон о всеобщем среднем образовании был принят в 1970 году. Школьная система существенно отличается в зависимости от того, в какой части Соединенного Королевства проживает семья. Как и в большинстве европейских стран, все дети в возрасте 5‑6 лет обязаны посещать школу в течение десяти лет. В последние годы государство также оплачивает первичную ступень, детский садик, для детей 3‑5 лет. В 16 лет все школьники сдают экзамены и получают свидетельство о среднем образовании. В зависимости от полученных оценок они могут либо идти в профессиональное училище, либо продолжать обучение в течение двух лет, а затем поступать в вуз. Кроме государственных, то есть финансируемых из бюджета, в королевстве существует множество независимых и частных школ. Характерно, что определение public school используется для частной (обычно очень дорогой) школы. В вуз выпускники поступают на общих основаниях независимо от того, какую школу они посещали. Значение имеют лишь баллы в свидетельстве о среднем образовании.
На мой взгляд, в Европе есть два главных отличия от нашей отечественной системы просвещения. Во-первых, если ребенок не набрал требуемых для продолжения учебы баллов, ему предоставляются различные возможности для дальнейшего образования. Здесь многое зависит от кошелька родителей, их способности нанять репетиторов или определить свое чадо в частную школу, есть также различные стипендиальные программы и фонды. Во-вторых, если из 50‑60 выпускников средней школы только 8‑10 набирают требуемые баллы, они и продолжают обучение на более высокой ступени. Ни школа, ни учитель не боятся санкций со стороны начальства. Это избавляет от известного нам подхода «три» пишем, «два» в уме». Напомню, всеобщее среднее образование - явление исторически недавнее. Лишь с его введением стало понятно, что не все дети способны выдать отличные результаты по всем двадцати предметам школьной программы. По данным Всемирной организации здравоохранения, 15‑20% детей во всем мире имеют физические, психические и умственные отклонения, значит, объективно не всем дано усвоить одновременно и правописание, и законы Ньютона, и рисовать или петь и плясать, равно как не все активные дети вырастают в олимпийских чемпионов.
Мне кажется, стоит подумать над введением поправки в школьный аттестат. Если кто-то, допустим, показывает прекрасные результаты по географии, успешно выступает с докладами на конференциях, но не может написать удовлетворительно контрольную по физике, то аттестат и должен это отражать. «Отлично» по географии, «Прослушан курс по физике», возможно, лучше, чем натянутые тройки по всем предметам.
Прагматичные американцы ввели подготовительный класс в систему государственного среднего образования не столь давно под давлением родителей. Дети идут в К (Kindergarten, детский класс) в пять лет. Система дошкольного образования и воспитания существует, хороший садик стоит не меньше, чем престижный вуз. Невооруженным глазом видно, что снижение возрастного порога в ряде стран до трех лет - простая мера государства, направленная на то, чтобы женщина могла вернуться к работе.
Проведя исследование по теме, прочитав в Интернете многочисленные материалы, посвященные отечественному и зарубежному образованию, пообщавшись с людьми в разных странах, я задумалась вот над чем. Дискутируя о том, что нам надо «быть, как в Европе», вводя многочисленные реформы, меняя количество лет, которые ребенок проводит в школе, думают ли чиновники над тем, какая именно Европа их так влечет? Как на жизни молодых людей и их родителей, всего общества отразится тот факт, что нынешний выпускник, едва окончив школу, может голосовать, жениться, служить в армии?
Как говаривал английский писатель Лоуренс Стерн в своем «Сентиментальном путешествии» (Lawrence Sterne, 1713‑1768): «They manage this matter better in France». В русском переводе: «А во Франции это устроено лучше». Правда, он не имел в виду образование, но принцип подхода понятен. На другом берегу трава кажется зеленее. В Финляндии, например, после пребывания в государственном детском садике дети идут в школу в возрасте семи лет; проучившись девять лет, в 16 лет сдают экзамены. Далее в зависимости от результата могут идти на три года или в профессиональное училище, или в учебное заведение, где их готовят к вузу. На первое место финны ставят доступность среднего школьного образования для всех.
В каком же возрасте лучше всего начинать обучение детей и сколько лет они должны оставаться в стенах учебного заведения? Напомню известное высказывание доктора Бенджамина Спока. Молодая мать пришла к нему за советом: «С какого возраста нужно начинать воспитание?» Знаменитый педиатр осведомился о возрасте ребенка, последовал ответ: «Три недели». «Значит, вы на три недели опоздали!» - сказал доктор. Действительно, развитие младенца начинается с его рождения. А вот когда ему или ей лучше всего пойти в школу, зависит от конкретной ситуации в каждой стране. Если общество сумело утрясти параллельные проблемы, создав нормальные условия для молодых родителей, дав женщине реальную возможность выбирать, когда именно она выйдет на работу, то оно разумно определит и возраст, с которого начинается социализация ребенка, и количество лет, которые дети проводят в школе. Пока ни одному государству до конца решить все вопросы не удается, но во многих странах работа ведется. Наверное, нам не надо постоянно оглядываться на Европу или Америку. Стоит внимательно изучить собственные достижения и строить свою модель.

​Нина КОПТЮГ, кандидат филологических наук