Сын известного в родном казахском городе строителя, где родился и вырос. Однажды, когда маленький Володя что-то старательно лепил из пластилина и это что-то никак не желало являться на свет, ему помог папа. Повелитель четких форм, он подошел и за секунды вылепил задуманное сыном. На мальчика рукотворное рождение чуда произвело незабываемое впечатление. И он стал художником. А еще - учителем рисования и черчения.
Сорок пять минут урока для Владимира Петровича Бабича только условный временной отрезок. Он не приемлет формальностей. С детьми (особенно подростками) у нестандартного педагога всегда завязывались драгоценно-искренние отношения. Умеет услышать и окрылить, помочь сделать выбор в сторону хорошего и доброго.
Когда в начале 90‑х жил в Новосибирске в общежитии, там царили весьма свободные нравы - пьянки, гулянки, вечный шум. Большинству обитателей, понятно, это мешало. Но как искоренить, придумал Бабич. Подобрал группу адекватных ребят. Добился того, чтобы их поселили на одном этаже. Совместно выработали собственный «кодекс чести» и правила поведения в требующих вмешательства ситуациях. «Группа быстрого реагирования» в считанные минуты и без кровопролития усмиряла хулиганов и дебоширов, нарушавших общественное спокойствие. Ребят очень уважали. «Аналитическим центром» единомышленников-добровольцев был Володя.
В 1987‑м он приехал работать в школу поселка Шарыпово Красноярского края. И здесь не оставил борьбы за доброту и порядок. Хотя, честно говоря, и не боролся. Просто жил так, как только и умеет. Играли в мяч, тренировались, много и по душам разговаривали… Каково же было удивление ребят, когда на линейке в школе они увидели нового учителя рисования и черчения Владимира Петровича Бабича. Того самого Володю!
И то, что он преподаватель, ничуть не изменило доверительного отношения. Опять собралась организованная группа понимающих друг друга. Помимо спорта и бесед они доставали ровесников из подвалов и подворотен. Ловили преступников! Но главное - обретали настоящих друзей и верные жизненные ориентиры. Бабич возглавил молодежный клуб.
В Посевной Бабич не оставил врожденного стремления к гармонии, на которую без устали настроена его душа. Серое и унылое он умеет превратить в яркое и радостное. Руководитель театрального отделения Посевнинской школы искусств Константин Рязанов объясняет феномен: «Ребята вслушиваются в Володин язык и понимают его».
Тысячи новых идей и парадоксальных мыслей всегда отражаются в очках экстравагантного, не каждому понятного Владимира Петровича. И если бы на них можно было ставить знак авторства, это были бы… крылья.

Новосибирск