Джулиан Феллоуз снял продолжение собственного телесериала, который выходил с 2010 по 2015 год и демонстрировался как в Великобритании, так и в США. В разные годы сериал удостаивался таких престижных премий, как «Эмми» и «Золотой глобус». В сентябре, когда киноверсия вышла в американский прокат, количество купленных заранее билетов оказалось рекордным. «Аббатство Даунтон» побило даже главный фильм этого года - «Однажды в Голливуде» Квентина Тарантино. И это говорит очень о многом.
Вроде бы ничего особого в этой обычной исторической костюмированной драме и нет. Действие происходит приблизительно в конце 1920‑х. В замок Даунтон должен приехать король с большой свитой. Имя монарха не называется, но англичане, которые во всех своих национальных лидерах превосходно разбираются, знают, что это Георг V, который, к слову сказать, кузеном нашему Николаю II приходился. Смотришь на фотографии обоих - практически одно и то же лицо. Хотя в фильме у исполнителя роли Георга Саймона Джонса никакого портретного сходства с Георгом нет, и играет он вполне абстрактного короля.
Если для русских свой император, убитый большевиками, не более чем факт истории, то для всех англичан это до сих пор национальная идея. Теперь уже все - и хозяева Даунтона, и прислуга, и жители окрестностей - сплачиваются, как один, движимые одной-единственной целью: оказать его величеству самый достойный прием, престиж не уронить, славу предков не посрамить. Хотя иной раз доходит буквально до смешного. В одном из эпизодов долгой эпопеи подготовки леди Мэри Талбот (роль Мишель Докери), на чьих плечах здесь все хозяйство и держится, узнает, что на поляне не хватает стульев для приема гостей. И в экстренном порядке загружает эти стулья для отправки вместе со всей прислугой под сильным ливнем.
Самоотверженность у всех просто зашкаливает. Том Брэнсон (Аллен Лич), который слывет в Даунтоне белой вороной из-за симпатий к ирландским националистам, совершенно внезапно реабилитирует себя в глазах всех, предотвратив покушение на короля. И это, признаемся, чуть ли не единственный момент, когда фильм смотрится с напряжением. Есть и другой - поход Томаса Барроу (Роберт Джеймс-Колльер) на гей-вечеринку с последующим задержанием полицией всех ее участников. Но выглядит это как жест вежливости по отношению к модной ныне теме вечно преследуемых секс-меньшинств. Без нее теперь почти ни один западный фильм не обходится, значит, надо и здесь включить в сценарий…
Вот, в общем-то, и все. А в остальном скучнее некуда: постели в Даунтоне будут заправляться без всякой лишней складки, посуду на кухне перемоют тщательнее некуда - и так из года в год. Островок старомодной стабильности, по которой мы все до стона душевного соскучились, особенно в России. Ну это же вообще как будто с другой планеты, когда садовник ковыряется в земле, не снимая чистенькой белой рубашки и галстука! Наплевать, что сказка, что так, скорее всего, у них, «за бугром», тоже никогда не было. На носу, напомним, Великая депрессия, которая и по Европе срикошетит, причем очень неслабо. Но кухонная работница Дейзи Мэйсон (Софи Макшера) по-прежнему будет готовиться к свадьбе, параллельно объясняя подругам, почему так долго с этим тянула. А бабушка нынешней хозяйки Вайолет Кроули (Мэгги Смит) продолжит свои интриги, понятные только одной ей. Но в итоге окажется, что Вайолетт руководствовалась добрыми побуждениями. Вообще все желают друг другу исключительно блага, теплы и вежливы по-аристократически, по-семейному. Статичная идиллия, в которой никогда ничего не поменяется. Вишневый сад, который не срубят, поместье Тара, которое не придется отстаивать. Фильм снова дарит зрителям отрадную уверенность если не в завтрашнем дне, то хотя бы в позавчерашнем.
Поэтому из зала никто так и не ушел.