Ни в коей мере не оспаривая нормы действующих в стране законов, хотел бы сказать лишь о здравом смысле при применении некоторых из них. А может быть, и о целесо­образности, если необходимо, пересмотра (уточнения) каких-то статей.
Проиллюстрирую свою мысль конкретными примерами из практики сегодняшнего дня. Так, в соответствии с требованиями федеральных государственных стандартов высшего образования мы приглашаем в вуз для работы со студентами высококвалифицированных представителей работодателей. Например, в нашем случае это государственные служащие, руководители образовательных организаций, организаций социального обслуживания, опытные учителя, специалисты по социальной работе и др. Естественно, что каждый из них по месту своей службы в установленном законом порядке уже представил справку об отсутствии судимости. Но эти люди, приходя к нам в качестве совместителей, должны снова брать подобную справку. Зачем же делать это дважды? Ведь мы живем в одной стране, в одном регионе, получаем подобный документ в одной системе органов внутренних дел.
Статья 48 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» обязывает педагогических работников, в частности, проходить в соответствии с трудовым законодательством предварительные при поступлении на работу и периодические медицинские осмотры. Опять же если мы приглашаем в вуз для работы со студентами школьных учителей, то каждый из них относится к категории педагогических работников и соответственно прошел стандартный медицинский осмотр. Почему нельзя освободить подобного претендента на работу в вузе от этой процедуры? Высвободится время и у педагогов, и у медицинских работников (что, согласитесь, немаловажно).
Или такой пример. Если вуз принимает на работу человека, который пришел, как говорится, со стороны, требования к предоставлению всего комплекта установленных документов вполне понятны и объяснимы.
Но когда штатный профессорско-преподавательский состав университета, периодически проходящий через конкурсную систему избрания на должности, вновь вынужден представлять справки об отсутствии судимости, то возникает логичный вопрос: мог ли кто-то из нас, работая в родном вузе, получить в этот период времени судимость и продолжать оставаться на занимаемой должности? Нет, не мог. Тогда зачем раз в год-два отправлять всех преподавателей за получением подобной справки? Мне говорят, что получить подобную справку не проблема. Да, не проблема. Но зачем?
Ну а если без этого никак не обойтись, то нельзя ли в условиях цифровизации многих сторон жизни нашей страны решить вопрос получения информации об отсутствии (или наличии) судимости у претендента на работу в вузе в органах внутренних дел кадровыми службами без участия самих претендентов?
Возможно, кому-то мои заметки покажутся мелочью, на которую не следует обращать внимание. Но ведь вся наша жизнь состоит из мелочей, и мы хотим присутствия в ней здравого смысла.

​Ефим ШАИН, профессор Тульского госпедуниверситета, Тула