Любовь ДУХАНИНА, заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по образованию и науке, координатор проекта ОНФ «Равные возможности - детям»:
- Мы, к сожалению, сталкиваемся с двумя типами опасных ситуаций: когда детям вредят посторонние и когда сами дети вредят другим, в том числе и тем, кто младше.
Трагедии, подобные той, что произошла в Нарьян-Маре, можно было бы предотвратить четким следованием протоколам действий охраны. Человеку, которого сотрудник ЧОПа впервые встречает в детском саду, следует уделять максимум внимания. Достаточно было задать пришедшему несколько вопросов по домофонной связи, а в случае сомнений пообщаться лично, вызвать полицию, и финал у этой истории мог бы быть совсем другой. Должны быть четко определены порядок действий по работе с незнакомыми людьми, инструкция, как идентифицировать родителей, которые пришли забирать ребенка.
В России уже четыре года назад был утвержден профессиональный стандарт охранника образовательной организации. Эти требования к квалификации сотрудников должны тщательно отслеживаться.
Ситуации, в которых агрессорами на территории школ и колледжей выступают дети, только усилением мер контроля при входе предотвращать не получится. К сожалению, стабильно повышается градус конфликтности внутри детских коллективов. Если в 2017 году в безопасности в школе себя чувствовали двое из трех подростков, то в 2018 году - только каждый второй. За это же время с 37 до 41% выросла доля детей, которые видели, как в школе бьют других учеников, доля ребят, которых оскорбляли сверстники, выросла с 22 до 27%. Об этом свидетельствуют результаты мониторинга «Школьники: ориентиры и ценности», проводимого ежегодно ОНФ и фондом «Национальные ресурсы образования» среди подростков от 13 до 18 лет.
Необходимо уделять больше внимания психологическому состоянию учащихся. Такие предметы, как ОБЖ, обществознание, должны включать модули по продуктивной коммуникации, решению конфликтов, защите своих прав. Школы и колледжи нуждаются в дополнительных кадрах - психологах, социальных педагогах, которые бы проводили планомерную работу в целях профилактики конфликтов.

Игорь СМИРНОВ, доктор философских наук, член-корреспондент РАО:
- Ни в одной стране, где мне пришлось недавно побывать (Германия, Чехия, Пуэрто-Рико, Доминикана), не встретишь вооруженного охранника на входе в школу. Не было их и в моем детстве, когда с фронта вернулись миллионы наученных убивать солдат и была проведена небывалая амнистия в честь Победы.
Сегодня в российских школах «пост №1» - это уже не учительская кафедра, а сторожевая. Но, к всеобщей печали, убивают везде: там, где есть забор, охранник, тревожная кнопка и где их нет… В благовещенском колледже все это было, «не было металлодетектора». Теперь поставят. Вместо частной наймут охрану подороже - из Росгвардии. На укрепление образовательных бастионов уходят огромные средства (хороший металлодетектор стоит 300 тысяч рублей). Для детей не жалко никаких денег, но эти траты уже похожи на безумие и прикрывают поиск истоков агрессии.
«Нельзя превращать каждое учебное заведение в крепость», - заявил замминистра просвещения Павел Зенькович. Правильно, но надо идти дальше слов и быть чуть-чуть смелее. Признать, что крепости выстроены не только снаружи, но и внутри школ, которые превратились в очаги взаимной подозрительности: директора к учителю, учителя к ученику. В ареал, где можно говорить только то, за что не накажут.
По экспресс-опросам, убийца из Благовещенска был «спокойный, замкнутый». Спокойные не стреляют, стреляют замкнутые, когда накопившееся не находит выхода и взрывается. «Вы все меня достали» - вот слова, после которых раздался выстрел и смысл которых нам уже не узнать.
Мы не даем возможности молодежи мирно, без насилия и стрельбы, договорить до конца эту фразу (в школе, Фейсбуке, дома). Глубоко переживаем каждую из трагедий, но боимся их обобщить. Хотим правды и страшимся ее. А она есть: какой мир, такие и дети.

Геннадий САРАЕВ, уполномоченный по правам ребенка в Республике Карелия, детский психолог:
- Пора ввести жесткие требования к подготовке специалистов, обеспечивающих безопасность ребенка в организациях и учреждениях. Год назад я привлекался в качестве третьего лица в судебном процессе школы против ЧОПа, где разбиралась ситуация некачественного оказания охранных услуг. По итогам я сделал вывод, что сегодня только сотрудники Росгвардии, прошедшие соответствующую подготовку и регулярно повышающие свою квалификацию, могут качественно организовать работу по обеспечению безопасного нахождения ребенка в детском саду, школе или техникуме.

Борис Чернышов, депутат Государственной Думы РФ, заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке:
- Нужно пригласить охранять школы Росгвардию. Это ответственность не директора конкретной школы, а исключительно федерального министерства. Нужно навести жесткий порядок.

Игорь КУЛАКОВ, сотрудник МЧС, отец двоих детей, Воронеж:
- Я бы не сказал, что вкладываемые в охрану деньги выбрасываются на ветер. Мне по роду деятельности приходилось бывать в разных образовательных учреждениях, они очень отличаются по степени защищенности. Новые школы имеют современные системы видеонаблюдения, вокруг здания и в помещении установлено до сотни видеокамер, перед компьютером сидят охранники в форме, фойе школы оборудовано турникетами, через которые просто так не пройдешь. Но совершенно другую систему охраны можно увидеть в школах, которые строились в 70‑80‑х годах прошлого века. Там по проекту охрана была не положена, и директора сегодня делают то, что могут: ставят металлоискатели на входе, ввинчивают турникеты, покупают видеокамеры за деньги, которые по договоренности собирают с родителей. Конечно, видеокамеры - это хорошо, они дают возможность отследить, но мы не можем просматривать каждого ученика. Поэтому главное - это воспитание, а также работа психологов с детьми и постоянный мониторинг Интернета: чем интересуются дети, что размещают на своих страницах. Защитить учеников друг от друга бывает сложнее, чем от взрослых.

Дмитрий ПЕТРОВ, охранник, Великий Новгород:
- Я неоднократно видел, что в школе, где учится мой сын, посетители проходят через турникет без электронных проходных билетов. Бабушке на охране достаточно назвать фамилию учителя, к которому ты идешь, и она тебе откроет «зеленый свет» на турникете, даже не попросив показать паспорт. А ведь фамилии педагогов легко найти в Интернете. Деньги на безопасность выбрасываются на ветер тогда, когда не срабатывает конкретный охранник на конкретном рабочем месте.