- Я разговариваю с детьми. Есть дети, которые не позволяют себе интересоваться химией и физикой, потому что они не уверены в себе, в своих способностях понять сложные системы. От природы любознательные дети могут потерять интерес к новым знаниям, потому что их мало хвалят. Похвала очень мотивирует ребенка, подогревает его интерес. Я всегда стараюсь поощрить ученика, обязательно найду за что.
Соглашусь: от учителя зависит если не все, то очень многое. Сама Вероника Олеговна в свое время полюбила химию благодаря учительнице Людмиле Михайловне Терентьевой, работавшей в лицее №2 (до 1996 года учреждение имело статус школы №96) много лет и воспитавшей не одно поколение саратовских врачей, химиков, технологов и ученых. К слову, именно Людмила Михайловна однажды изменила жизненную траекторию Вероники Олеговны.
К тому моменту, когда будущая восьмиклассница Вероника успешно прошла конкурс в профильный химико-биологический класс своей школы, ни она сама, ни близкие не сомневались, что по получении среднего образования ее ждет хорошо проторенная дорога - в медицинский. А куда еще поступать, если мама и папа врачи? Папа к тому же военный врач, а это высшая докторская каста, пользующаяся в среде профессионалов исключительным уважением и авторитетом.
К слову, Вероника родилась в закрытом городке Приозерске возле Джезказгана, где отец служил вплоть до развала СССР. Потом семья переехала в Саратов, поближе к родным местам. Вероника наверняка стала бы достойной продолжательницей династии, если б Людмила Михайловна Терентьева не заразила ее и других способных учеников страстью к исследованию. В то время для творчески работающих учителей открылись широчайшие возможности. Учащиеся профильного класса под руководством Людмилы Михайловны не только готовились к олимпиадам по химии, в том числе соросовским, но брали для изучения довольно сложные темы, по-взрослому занимались ими и выступали на научных конференциях с докладами о полученных результатах. Наука увлекла мою героиню настолько, что в выпускном классе она решила готовиться не в медицинский, а на химфак. Серебряная медаль открывала дорогу в любой вуз, но сердце Вероники было отдано химии. Родители, которые были искренне удивлены, с уважением отнеслись к выбору дочери и не пытались ее разубеждать.
На химфаке Саратовского университета Веронике Олеговне тоже повезло, она встретила профессора кафедры физической химии, доктора химических наук Алексея Владимировича Чурикова и под его руководством стала серьезно заниматься изучением электрохимических процессов - самой передовой на сегодняшний день отраслью, востребованной в энергетике. По окончании университета с красным дипломом Вероника Олеговна получила приглашение остаться на кафедре и продолжить обучение в аспирантуре. Работа над кандидатской диссертацией тесно пересекалась с темами, которые разрабатывала кафедра в рамках многочисленных грантовых проектов. Средства на проведение опытов и экспериментов поступали за исследования, которые кафедра вела на договорных условиях по заказу иностранных компаний. Работа давала реальные результаты, и это не могло не радовать. Общение со студентами тоже давалось Веронике Олеговне легко. Словом, все складывалось как нельзя удачнее, перспективы были вполне радужными.
Но все изменилось буквально на глазах, когда грянул финансовый кризис 2008 года. Завершилась работа с иностранной фирмой, остался на тот момент только грант РФФИ, финансирования для содержания целой группы исследователей в лаборатории литиевых источников тока было недостаточно, и настал тот момент, когда аспиранты и остепененные сотрудники стали искать работу на стороне, вне науки. В то время своей семьи у моей героини еще не было, поэтому она держалась дольше всех, оставаясь в числе нескольких штатных сотрудников лаборатории литиевых источников тока. Но даже таким энтузиастам-бессребреникам, как она, требовалась подработка. Вероника Олеговна нашла ее в медицинском университете на подготовительном отделении для иностранных студентов. Именно там произошел новый поворот в жизненной траектории моей героини. И снова в «точке бифуркации» оказалась Людмила Михайловна Терентьева.
Кому-то неожиданная встреча с заместителем декана подготовительного отделения покажется чистой случайностью, а кто-то увидит в ней Божий промысел. Знакомая фамилия и очевидное внешнее сходство - это не так уж мало, и Вероника Олеговна набралась смелости задать вопрос о родстве. Илья Юрьевич оказался сыном любимой учительницы. Благодаря случайной (неслучайной!) встрече общение возобновилось, и Людмила Михайловна сама предложила Веронике Олеговне попробовать себя на учительской стезе. В силу возраста Терентьева уже подумывала об уходе на пенсию и подыскивала педагога, которому можно передать сильные классы - не хотелось оставлять способных и трудолюбивых детей на случайного человека.
Для начала было решено взять лишь 6 часов в неделю - 8‑е классы, которые только начинают постигать азы. Вероника Олеговна с энтузиазмом готовилась к предстоящим занятиям и… на первом же уроке получила возможность убедиться, что школьники и студенты совершенно по-разному воспринимают материал. Со студентами у нее не было проблем - большинство из них были мотивированы, для них не нужно было искать особых подходов. В классе сидели разные дети: у кого-то горели глаза, кто-то совсем не слышал учителя и думал о своем. Нужно было искать ключи, пробовать разные способы и методики. Пришлось начинающему учителю, имеющему большой лабораторный опыт, кандидатскую степень и множество научных публикаций, погружаться в иные сферы - изучать возрастную психологию, основы дидактики, овладевать методикой преподавания химии, постоянно размышлять и анализировать, искать и экспериментировать. Основная задача, которую поставила для себя Романова, - научиться преподносить материал понятно и интересно, и она с ней справилась блестяще.
Уточню, что, начав работать в школе, Вероника Олеговна еще несколько лет продолжала активно заниматься научной работой, оставаясь сотрудником кафедры физической химии. В 2009 году стартовала ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009‑2013 годы», и кафедра физической химии была в числе первых в СГУ имени Н.Г.Чернышевского, которая получила сразу несколько контрактов, среди них был один, руководителем которого являлась Вероника. На тот момент большинство сотрудников лаборатории литиевых источников тока вернулись обратно. Ее основным местом работы какое-то время был университет, тем более что в 2010 году она как молодой ученый получила премию в области энергетики, в 2012 году - грант РФФИ, которым она руководила. Но после рождения ребенка (сейчас у моей героини две дочери, старшая уже в первом классе) пришлось сделать выбор в пользу школы, поскольку совмещать науку и школу, имея маленьких детей, очень трудно. Связь с наукой не прерывается и по сей день, но в университет Вероника Олеговна ходит теперь реже, чем раньше.
- Своим дочерям стараюсь уделить внимание, несмотря на занятость. Должна сказать, что, когда у меня появились собственные дети, отношение к ученикам изменилось - я стала мягче к детям, внимательнее. А вначале, помню, относилась к ним как к взрослым, требовала строже, объясняла суше, - рассказывает учитель.
Вероника Олеговна вспоминает, что школьное преподавание потребовало немало времени, но новая работа показались ей интересной. Общение с учениками и коллегами не утомляло, а, напротив, вдохновляло на поиск и творчество. Тем более что основу коллектива лицея №2 составляют яркие и творческие личности, педагоги с большой буквы. Здесь трудятся несколько победителей профессиональных конкурсов в рамках нацпроекта «Образование» и «Наша новая школа». В 2011 году победителем Всероссийского конкурса «Учитель года» стала историк лицея №2 Татьяна Усова (вошла в пятерку). Педагоги задают тон и являются примером для учащихся, нацеленность тех и других на успешный результат формирует особую атмосферу в лицее.
- А еще в тот период выяснилось, какую важную роль играет прочный образовательный фундамент. Имея его, не так уж трудно перестроиться с одной деятельности на другую. Если бы сегодня передо мной поставили совершенно новые задачи, я справилась бы, - признается Вероника Олеговна.
Суть новых ФГОС - научить детей учиться, осваивать новое, не бояться трудностей и перестраиваться в зависимости от требований быстро меняющейся реальности. Научить этому могут, на мой взгляд, лишь те, кто сам овладел этим умением. И особую ценность приобретают учителя, пришедшие в школу из науки. Именно они могут открыть перед детьми широкие (необозримые) горизонты практического применения полученных знаний, показать, какой огромный созидательный заряд несут в себе на первый взгляд сухие и абстрактные формулы из учебника. О том, какую роль в эволюции человечества сыграла химия, Вероника Олеговна говорит ярко и вдохновенно. Ее слова ученики не забудут, думаю, никогда. Рассказывает она детям не только о славном прошлом - чаще о том, какие перспективы у химии сегодня, особенно в Саратовской области, где много химических и перерабатывающих предприятий, где добывают нефть.
- Для будущих химиков-технологов у нас в регионе много работы. Не только наука, есть большое количество прикладных областей, где можно добиться успеха и проявить себя. Грамотных инженеров на производстве не хватает - это результат многолетнего перекоса образования в сторону гуманитарных дисциплин, недостаточного внимания к естественно-научным предметам. За химию особенно обидно. Один час в неделю в общеобразовательных старших классах - что можно успеть понять за это время? В профильных классах - три часа и два часа факультатива. Учреждений, имеющих договоры с предприятиями, у нас в Саратовской области, например, всего два (Роснефть-класс, Росагро-класс) на большой регион с развитым химическим производством… Химия по новым ФГОС становится элективным курсом в старших классах, то есть чисто описательным предметом, - на мой взгляд, это необдуманное решение, - говорит педагог.
Не могу не согласиться с Вероникой Олеговной. Такой подход к важному предмету говорит о недальновидности руководителей отечественного образования. Мы и так уже пришли к тому, что сокращение нагрузки привело к оттоку из школы наиболее сильных и грамотных учителей-химиков. Ведь химикам в обычной школе приходится добирать часы. Кому это понравится?
И все же не хочу заканчивать очерк о прекрасном учителе на грустной ноте. Верю, что голос педагогов, доказавших свой профессионализм, душой болеющих за дело, будет услышан наверху и очень скоро ситуация изменится в лучшую сторону.

Саратов