Большинство авторов статей, педагогов, родителей и чиновников довольно уверенно сходятся в одном: прежняя пятибалльная система безнадежно устарела. Несколько лет назад законодательно закреплено, например, право учителя начальной школы вообще не ставить отметки. Мотивируется это в основном тем, что любая плохая оценка может травмировать малыша. Действительно, пришедшие в школу дети не умеют отличать двойку по физре или изо от двойки по русскому языку или математике. Для одних тройка - уже достижение, для других четверка - слезы. Мы не властны над тем, что происходит дома, не знаем, какие методы поощрения и наказания используют родители.
Тем не менее без оценивания педагоги не обходятся, какие бы постановления ни принимались сверху. Нельзя ставить в классный журнал и дневник «неуд» - запишем в свой собственный журнальчик, на что нужно обратить внимание с каждым конкретным учеником. У одного хромает чтение, другой не может выговорить странные звуки, третий постоянно шалит, четвертый глазеет в окно. Иными словами, наши заметки не всегда связаны со способностями ребенка усвоить предмет, но всегда указывают на проблемы с обучением (или их отсутствие). Большинство педагогов в начальной школе делают ежедневные записи в дневнике ребенка, не задумываясь о целях и задачах такого «оценивания». «Смеялся на уроке...», «забыл тетрадь...», «смотрела в окно...», «болтает с соседом по парте...». И даже такая удивительная запись в дневнике моего любознательного крестника: «Постоянно задает вопросы!» Порадоваться бы надо, а не ругать. Ведь ребенок приходит в школу, чтобы узнавать новое, а учитель - именно тот человек, который может все объяснить.
Моя собственная система оценок и отметок в начальной школе родилась в самом начале моей работы в школе благодаря одной-единственной ученице. Не сумев выполнить первый тест, второклассница буквально упала на парту и зарыдала на весь класс: «Пожалуйста, не ставьте мне двойку, меня мама дома убьет!» Я хорошо знаю большинство семей, в том числе указанную маму. Убить не убьет, но накричать или даже побить может. Большую почву для размышлений дали и первые родительские собрания, где я внимательно наблюдала за поведением и реакциями взрослых. В конце 90‑х еще не было четкого правила о начальных школах, как и во всех классах, выставлялись оценки по пятибалльной шкале. Я предложила ставить три оценки: «5», «4» и Again (еще раз). Единомышленников среди коллег не нашлось, но и препятствий мне никто не ставил. Удивительно, но факт: простая мера сразу сняла страх перед плохой отметкой. Зная, что при неудаче у них всегда есть шанс повторить задание, мои второклассники с энтузиазмом брались за любое упражнение. Если ошибку делал весь класс, мое сообщение о том встречалось гомерическим хохотом. Кстати, нам, взрослым, не всегда дано понять, что именно дети сочтут смешным. После подробных объяснений мы делали пробный тест сообща, а затем снова писали официальный тест индивидуально. Результат: вскоре у нас осталось всего две оценки - «5» и «4». Иными словами, все без исключения ученики второго класса справлялись со всеми без исключения заданиями на «хорошо» и «отлично». Необходимость в повторении тестов практически исчезла, оставшись лишь в одной знакомой любому педагогу ситуации. «Я уже, я первая, я все!» - кричит девочка или мальчик, гордо поглядывая на одноклассников. Просмотрев работу, увидев явную даже не ошибку, а описку, я предлагала проверить написанное как следует, если до сдачи работы оставалось время. Так все школьники приучились проверять любую работу, прежде чем сдать ее учителю.
Дискуссии о безотметочной системе обучения иностранным языкам вызваны отчасти полным несоответствием отечественной пятибалльной шкалы международным стандартам. Во многих странах используется двадцать баллов, в большинстве экзаменов применяется сто баллов или процентов. Это отнюдь не означает, что нам немедленно нужно бежать впереди Европы всей и воспринимать их подход. Но проводить параллели и искать соответствия стоит. Если человек сдает международные экзамены по английскому языку, например, ему нужно набрать 64% (или 64 балла из 100), чтобы получить положительную отметку. 75-85% - это наша четверка. Свыше 85% - «отлично». Сразу видно невооруженным глазом, что критерии ГИА и ЕГЭ в мировую систему не вписываются. Когда я отвечаю на вопросы коллег из-за рубежа и говорю, что у нас достаточно набрать 20-22% на выпускном экзамене, чтобы получить положительную отметку, меня попросту не понимают. По традиционной шкале 20% из ста - это двойка. В течение учебного года арифметика простая. Выполнил два задания из десяти - получил «2». Однако учителя прекрасно знают: если наставят двоек и не допустят часть учащихся к экзаменам, попадет им, в плохом положении окажется школа. Чтобы допустить к экзамену, нужно поставить тройку. Дети тоже это прекрасно знают. На ЕГЭ сделал 20% - получил тройку. А можно и ничего не делать, потому что в таком случае машина поставит «2», но за год в классном журнале уже стоит «3», то есть аттестат обеспечен. Подозреваю, если ЕГЭ по английскому и другим иностранным языкам станет обязательным, процент молодых людей, которые так и делают, возрастет.
Дискуссия о том, ввести ли безотметочное обучение по иностранным языкам, довольно бессмысленна. Дело в том, что на деле она уже не первый год существует, пожалуй, именно с тех пор, когда ввели постыдно низкий проходной балл по английскому и другим иностранным языкам на ЕГЭ. Формулировка заданий, особенно по так называемому говорению, где достаточно прочесть вслух параграф, задать вопрос и описать картинку, показывает, насколько занижены требования к предмету. Часть учителей по-прежнему ведут уроки на русском языке, как они могут оценивать уровень своих учеников, готовить их к ЕГЭ? Талантливые дети, которые хотят продолжать свое обучение и выбирают профилирующие предметы, сдадут экзамены и наберут большое количество баллов. Те, кому данный предмет не нужен, не интересен, используют предоставляемые системой лазейки и тоже получат аттестат. Их будущее зачастую зависит от кошелька родителей. Не надо забывать и о том, что все профессии важны. Кто-то хочет найти лекарство от рака или изобрести суперприбор для глобальной связи, а кто-то хочет быть шофером, медсестрой, да мало ли кем еще. Главное, чтобы они все хотели быть полезными членами общества. Может быть, именно это и нужно оценивать, выпуская молодежь во взрослую жизнь.

​Нина КОПТЮГ, кандидат филологических наук, Новосибирск