Есть нельзя
В 2019 году порядок проведения ОГЭ и ЕГЭ определялся новыми приказами Минпросвещения и Рособрнадзора. Приказы новые, порядки старые.
Согласно п. 55 приказа Минпро­свещения России №189, Рособрнадзора №1513 от 07.11.2018 «Об утверждении Порядка проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам основного общего образования» во время экзамена на рабочем столе участника ГИА помимо экзаменационных материалов находятся:
а) гелевая или капиллярная ручка с чернилами черного цвета;
б) документ, удостоверяющий личность;
в) средства обучения и воспитания;
г) лекарства и питание (при необходимости);
д) специальные технические средства (для лиц, указанных в пункте 44 настоящего Порядка) (при необходимости);
е) листы бумаги для черновиков, выданные в ППЭ (за исключением ОГЭ по иностранным языкам (раздел «Говорение»).
Аналогичная норма содержится в п. 64 приказа Минпросвещения России №190, Рособрнадзора №1512 от 07.11.2018 «Об утверждении Порядка проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам среднего общего образования».
Согласно данным нормам все участники ОГЭ и ЕГЭ имеют право пронести в ППЭ и положить на рабочий стол лекарства и питание: леденцы от кашля, шоколадную плитку, яблоко, бутылку воды или сока и т. п. Однако на практике участникам экзамена обычно запрещают пронести в ППЭ и шоколадку, и бутылочку воды, и таблетки от боли в горле.
Для защиты интересов детей я обратился с жалобой на нарушение их прав в Министерство образования Красноярского края. Однако Министерство не увидело в такой практике никаких нарушений: «Действия лиц, ответственных за организацию и проведение ГИА в ППЭ, по запрещению проноса в аудитории проведения экзаменов продуктов питания и бутилированной воды, являются правильными». По мнению министерства, «необходимость получения питания, лекарств и использования технических средств определена только для обучающихся с особыми потребностями (согласно заключениям психолого-медико-педагогической комиссии)». Письмо подписано начальником отдела общего образования Татьяной Алексеевной Гридасовой.
Про специальные технические средства все понятно: в Порядке в скобках указано ограничивающее уточнение. Для лекарств и питания нет никаких уточнений, следовательно, это право распространяется на всех участников экзамена. Почему Министерство образования Красноярского края дает такое право только детям с особыми потребностями, мне осталось непонятно.
Также это непонятно Министерству просвещения РФ, в которое я обратился с просьбой прокомментировать позицию Министерства образования Красноярского края. В своем официальном ответе Минпросвещения России сообщило, что «дополнительных ограничений в виде предоставления заключения психолого-медико-педагогической комиссии для подпункта «г» пункта 55 Порядка-9 и подпункта «г» пункта 64 Порядка-11 не предусмотрено».
Управление организации и проведения государственной итоговой аттестации Рособрнадзора дало аналогичный ответ: «Порядками не запрещено участникам экзамена проносить с собой на экзамен лекарство и питание. Необходимость нахождения на рабочем столе питания (например, негазированной воды, питьевого йогурта, плитки шоколада и т. д.) и лекарства (в том числе леденцов от кашля) определяется участником экзамена самостоятельно».
Получив подтверждение своей правоты на самом высоком уровне, я повторно обратился в Министерство образования Красноярского края с просьбой защитить права участников экзамена. На этот раз Татьяна Гридасова согласилась с наличием у детей права на пронос лекарств и питания: «Действительно… во время экзамена на рабочем столе участника ГИА… при необходимости могут находиться… лекарства и питание».
Однако она отказалась защищать это право: «Несмотря на отсутствие в Порядке проведения ГИА запрета на размещение питания непосредственно на рабочих местах… Министерство образования края рекомендует не проносить продукты и напитки в аудитории проведения экзаменов».
Поскольку решение о необходимости нахождения на рабочем столе питания и лекарства принимается участником экзамена самостоятельно, рекомендация Министерства образования Красноярского края, очевидно, адресована самим участникам экзамена, а не должностным лицам ППЭ. Если же решение о запрете проносить питание и лекарства принимают педагогические работники, то они этим нарушают порядок проведения ГИА и могут быть привлечены за это к административной ответственности на основании ч. 4 и 6 ст. 19.30 КоАП РФ. Данная норма устанавливает наложение административного штрафа на должностное лицо в размере 20‑40 тысяч рублей.

Учителям тоже есть нельзя
Проблемы с питанием на ГИА есть не только у детей, но и учителей. К педагогам применяют те же запреты на пронос воды и питания в ППЭ.
Такая практика абсолютно незаконна. Согласно п. 55 Порядка проведения ОГЭ и п. 65 Порядка проведения ЕГЭ организаторам и техническим специалистам запрещено иметь при себе средства связи. Это единственное, что запрещено иметь при себе учителям в ППЭ.
Согласно статье 108 Трудового кодекса РФ «в течение рабочего дня (смены) работнику должен быть предоставлен перерыв для отдыха и питания продолжительностью не более двух часов и не менее 30 минут, который в рабочее время не включается. Правилами внутреннего трудового распорядка или трудовым договором может быть предусмотрено, что указанный перерыв может не предоставляться работнику, если установленная для него продолжительность ежедневной работы (смены) не превышает четырех часов.
На работах, где по условиям производства (работы) предоставление перерыва для отдыха и питания невозможно, работодатель обязан обеспечить работнику возможность отдыха и приема пищи в рабочее время».
Аналогичная норма содержится в п. 1.5 приказа Минобрнауки России от 11.05.2016 №536 «Об утверждении особенностей режима рабочего времени и времени отдыха педагогических и иных работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность»».
Продолжительность ОГЭ составляет от 2 до 4 часов, ЕГЭ - от 3 до 4 часов. Организаторы ГИА начинают работу за 1,5 часа до начала экзамена. После экзамена организаторы от 30 минут до 2 часов сдают бланки ответов и другие материалы руководителю ППЭ. Таким образом, если суммировать указанное время, то организатор ГИА работает в ППЭ от 4 до 6 часов минимум. Это если считать, что процедура сдачи документов руководителю ППЭ длится всего 30 минут. Но есть немало «очень талантливых» руководителей ППЭ, которые умудряются затянуть эту процедуру на 2 часа и отпускают организаторов не после приема от них всех документов, а только после сканирования и отправки этих документов в РЦОИ. Таким образом, нужно исходить из того, что длительность работы организатора на ГИА составляет от 5,5 до 7,5 часа.
Это без учета работы в аудиториях с детьми с ОВЗ, для которых длительность экзамена увеличивается еще на 1,5 часа. Только на ОГЭ по химии и географии можно теоретически уложиться в 4 часа при условии, что руководитель ППЭ будет отпускать организаторов сразу после приема документов.
Таким образом, почти всегда длительность рабочего времени организатора на ГИА значительно превышает 4 часа.
В порядках проведения ОГЭ и ЕГЭ ни слова не сказано о способах реализации права педагогических работников на прием пищи, на перерыв для приема пищи и об отведении для этой цели специального помещения.
Поскольку условий для приема пищи педагогическими работниками не создано, обычно они остаются голодными в течение всего периода работы в ППЭ. И учителям даже запрещают пронести продукты питания в ППЭ.

Отписка
Я обратился в Министерство просвещения и Рособрнадзор с вопросом, каким образом должно реализовываться право педагогических работников, выполняющих обязанности организаторов и технических специалистов, на прием пищи во время ОГЭ и ЕГЭ и почему порядками проведения ГИА не предусмотрено выделение специального помещения на территории ППЭ для приема пищи педагогическими работниками?
Министерство просвещения сообщило, что «ОИВ (органам исполнительной власти субъектов РФ) рекомендовано обеспечить возможность приема пищи работниками ППЭ в специально отведенном для этой цели помещении, при этом указанное помещение должно быть изолировано от аудиторий для проведения экзаменов».
Рособрнадзор также решил, что мой вопрос не федерального, а регионального уровня, поэтому перенаправил мое обращение в Министерство образования Красноярского края и прислал мне их ответ:
«В связи с тем что в порядках проведения ГИА не предусмотрена возможность организации питания педагогов, привлекаемых к проведению ГИА, в ППЭ, Министерством образования Красноярского края не разработан регламент организации питания педагогов в ППЭ. Выходить из ППЭ до окончания экзамена организаторы не имеют права. Места для хранения личных вещей организаторов, технических специалистов, экзаменаторов-собеседников и ассистентов выделяются до входа в ППЭ.
В связи с этим в ППЭ и в образовательной организации, в которой размещается ППЭ, во время проведения экзамена не организуется питание педагогов, привлекаемых к проведению ГИА».
От себя Рособрнадзор лишь добавил, что «порядками не запрещено лицам, привлекаемым к проведению ГИА, проносить в ППЭ лекарства и продукты питания (плитка шоколада, питьевой йогурт и т. п.)». И на том спасибо.
Эти письма прекрасный образец жанра «отписка». Федеральные власти перевели стрелки на региональные. Региональные власти заявили о невозможности решить проблему из-за нормативных актов, утвержденных федеральными властями. Ответы на мои обращения даны, отписаны, а проблему никто даже не попытался решить.

Отказ

Я не стал указывать чиновникам на бессмысленность их ответов. У меня есть решение проблемы: я больше не буду участвовать в ГИА. Чиновников не интересует мое право на питание, меня не интересует их ГИА. Участие в ГИА добровольное, от него можно отказаться.
ГИА проводит орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, осуществляющий государственное управление в сфере образования, в моем случае это Министерство образования Красноярского края. Фактически большую часть работы делает краевое Государственное казенное специализированное учреждение «Центр оценки качества образования» (ЦОКО). Через бухгалтерию этого учреждения проходит оплата работы педагогов на ГИА.
Я не работаю ни в Министерстве образования, ни в ЦОКО. Я работаю в школе.
Согласно порядкам проведения ГИА «не допускается привлекать в качестве руководителей и организаторов ППЭ технических специалистов, специалистов по проведению инструктажа и обеспечению лабораторных работ, экзаменаторов-собеседников, экспертов, оценивающих выполнение лабораторных работ по химии, а также ассистентов, работников образовательных организаций, являющихся учителями обучающихся, сдающих экзамен в данном ППЭ».
Таким образом, организации, с которыми я не состою в трудовых отношениях, привлекают меня к проведению ГИА детей, которые не учатся в моей школе. С юридической точки зрения я не имею к этим ГИА никакого отношения. Поэтому эксперты вполне справедливо полагают, что с педагогами должны заключаться трудовые договоры для их участия в ГИА.
Поскольку ГИА не имеет ко мне никакого отношения, я могу отказаться от участия в ней. Принудительный и заемный труд в России запрещен (ст. 4 и 56.1 Трудового кодекса). Заемный труд - это труд, осуществляемый работником по распоряжению работодателя в интересах, под управлением и контролем физического лица или юридического лица, не являющихся работодателем данного работника.
Таким образом, участие педагога в ГИА возможно только с его письменного согласия. Такую же позицию выражает Рособрнадзор в письме от 26.05.2016 №02‑226 «О выплате компенсации педагогическим работникам, участвующим в проведении государственной итоговой аттестации», отмечая, что «выполнение дополнительно возложенных обязанностей по подготовке и проведению государственной итоговой аттестации в форме основного государственного экзамена может выполняться перечисленными категориями педагогических работников с их письменного согласия и с соответствующей дополнительной оплатой труда».