Первый рекорд был поставлен до открытия чемпионата по количеству и яркости эпитетов, которым его награждали: «олимпиада рабочих рук», «ярмарка талантов», «событие планетарного масштаба». Россия завоевала на WorldSkills-2019 почетное второе место, уступив только Китаю. А наши юниоры, среди которых самому молодому было всего 12 лет, в своей линейке WorldSkills Junior взяли почти все золотые награды. «Мы вами гордимся», - сказал президент Владимир Путин на встрече с российской сборной.
Дух победы на многочисленных дискуссионных площадках WorldSkills подкреплялся торжественными речами о перспективах профессионального образования в России и новом качестве подготовки рабочих кадров. В организованном на высочайшем уровне чемпионате и блестящем выступлении 61 российского «олимпийца» министр просвещения Ольга Васильева увидела «фактическую перестройку системы подготовки рабочих кадров», «формирование нового профессионального и экспертного сообщества». Еще выше поднял планку директор союза «Ворлдскиллс Россия» Роберт Уразов: по его оценке, после победы на WorldSkills Kazan-2019 «из догоняющей Россия стала опережающей страной». Так и хочется пожалеть Японию, Германию, Корею, Канаду, за 5 дней чемпионата безнадежно отставших от России и Китая. В звуках фанфар о проблемах 3,5 миллиона обучающихся профессиональных колледжей не вспоминали.
Опыт учит не отождествлять участие и даже победы на чемпионатах с глобальными успехами страны. Разве после проведенного в России чемпионата мира по футболу наша сборная заиграла лучше? Да и сочинская Олимпиада обычно вспоминается только в связи с допинговыми скандалами.
В день открытия чемпионата в Казани состоялась пресс-конференция, на которой заместитель Председателя Правительства РФ, председатель Оргкомитета WorldSkills Kazan-2019 Татьяна Голикова отметила: «59% школьников после 9‑го класса выбирают среднее профессиональное образование. И в будущем количество тех, кто делает именно такой выбор, будет только расти».
В административной среде укрепилось правило: если есть показатель, он должен обязательно и неуклонно расти. Но это не так. По понятным причинам не может бесконечно расти, например, процент стобалльников по ЕГЭ - экзамен есть экзамен. Также как в рыночных условиях не может достигнуть нуля показатель безработицы из-за колебаний спроса и предложения на рабочую силу.
За ростом «валового» показателя выпускников колледжей скрыта тревожная тенденция сокращения масштабов подготовки квалифицированных рабочих, которые и принесли нам славу на чемпионате. В базе Роструда сегодня более 40 тысяч вакансий слесаря, более 9 тысяч - сварщика, 8 тысяч - токаря. Строительной отрасли нужны 39 тысяч монтажников, более 19 тысяч бетонщиков и 11 тысяч плотников. «Куда ни приедешь, о чем ни начинаешь говорить, первый вопрос - это ограничение роста предприятий, связанное с недостатком квалифицированных рабочих кадров», - заметил в марте 2018 года на совещании в Екатеринбурге Президент России Владимир Путин. Такая озабоченность понятна, в структуре занятых в России рабочие составляют 53% (из них 70% квалифицированные).
Стремление к росту валовых показателей, а не к балансу выпуска квалифицированных рабочих и потребностей в них экономики - «русский крест» в образовании. Успешно работавшая на эти цели в течение 70 лет система начального профессионального образования сейчас интегрирована в среднее и частично даже в высшее профессиональное образование, которое и осуществляет ее медленное удушение. Число образовательных организаций НПО сократилось в три раза - с 3392 до 1007. Резко упала доступность получения рабочей профессии на селе ввиду ликвидации примерно тысячи сельских профтехучилищ. По данным статистики, за последние 15 лет выпуск квалифицированных рабочих ежегодно сокращался в среднем на 37 тысяч человек и ныне опущен до 188 тысяч. Методом элементарной математической интерполяции легко вычислить: в 2022 году в России будет выпущен последний квалифицированный рабочий!
Историческое событие совпадет с истечением пятилетних полномочий министра просвещения Ольги Васильевой. Ей предстоит дать «последний звонок», посвященный завершению выпуска квалифицированных рабочих, и ей же придется объяснять Владимиру Путину, почему не состоялся сделанный им в 2017 году прогноз: «потребность в квалифицированных кадрах, в том числе рабочих специальностей, будет, безусловно, расти».
Надувается мыльный статистический пузырь: выпуск из колледжей действительно растет, но 40% дипломантов не работают по полученной специальности. По оценке академика РАО Виктора Болотова, «сегодня большая часть молодежи, учтенная статистикой в качестве студентов СПО, на самом деле осваивает в них программу средней школы». СПО превращается в эксклюзивный коридор, откуда через задний ход легче попасть в вуз. Накрепко зацементированная плотина ЕГЭ дала трещину, которая расширяется по мере роста обучающихся в СПО.
Цель и миссия мировых чемпионатов WorldSkills - повышение качества профессиональной подготовки. Об этом, разумеется, тоже вспоминали, но только в общих чертах, без указания обязывающих критериев. «Будет оснащено 5000 мастерских», - пообещала министр Ольга Васильева. А что, они пока не оснащены? И если оснастят, то до какого уровня и за чей счет?
Масштаб инвестиций на оснащение учреждений СПО (включая НПО) до требуемого уровня, по расчетам экспертов Московского политехнического университета, оценивается наравне с гособоронзаказом примерно в 3,4 триллиона рублей. Выделяемые в этом году 4,39 миллиарда - это менее 1% от потребности, что не закрывает даже расходы на амортизацию. И почему-то только на 700 мастерских вместо обещанных министром 5000?
В течение 15 лет финансирование уровня НПО ежегодно сокращалось в среднем на 3,5%. В последние годы, по данным министерства, финансирование обеспечивает только текущие расходы: заработную плату, коммунальные и хозяйственные расходы, выплаты стипендий. В результате находятся в аварийном состоянии или требуют капитального ремонта 25% зданий и 33% общежитий. Только 4% учебного оборудования пятилетней давности, остальное - более старое. На такой учебной базе невозможно выполнить поставленную Владимиром Путиным задачу внедрить стандарты WorldSkills как базовые принципы оценки качества обучения рабочих кадров. Хотя об этом в Казани говорилось как о решенном вопросе. Оптимистов не смущают итоги массового - 36 колледжей восьми регионов - эксперимента (июль 2018 года), в ходе которого независимый демонстрационный экзамен по освоению российского (далекого от требований WorldSkills) стандарта преодолели лишь половина (56%) участников.
В том же декларативном ключе с трибуны WorldSkills Kazan-2019 прозвучало обещание создать к 2024 году 100 центров опережающей профессиональной подготовки, которые громко заявлены как «драйверы развития СПО». По оценке Ольги Васильевой, «ЦОПП - это новый социальный лифт для граждан», целевая ауди­тория которого не только молодежь, но еще и люди «серебряного возраста», предпенсионеры и пенсионеры. Заметим, «новым» его назвать нельзя, колледжи давно и массово осуществляют профессиональную переподготовку граждан всех возрастов. Создавать систему «опережающей подготовки» для предпенсионеров и пенсионеров тоже резона мало. Не обучать же их профессиям «инженер-космодорожник» или «менеджер космотуризма», которые указаны в Атласе новых профессий, подготовленном учеными из Сколкова. Лучше дать им достойную пенсию.
В Германии, которая вдвое опережает нас по производительности труда, рабочих и ремесленников готовят точно в срок и нужного качества. Они проходят обучение на действующем оборудовании, а не на фантомах будущего. Поэтому, как утверждают немецкие ученые, человек, аттестованный после профессионального обучения, может немедленно приступить к выполнению квалифицированной работы, периоды стажировки, присущие академическим профессиям, обычно не требуются.
Наша педагогическая наука тоже, и уже давно, предложила формулу сотрудничества: «Работодатель определяет, чему учить, система профессионального образования - как учить». Но Министерство просвещения в Казани вновь, и настойчиво, призывало «опережать» работодателя. Не потому ли, что готовить кадры для непредсказуемого будущего (по сути, в никуда) легче, чем работать под заказ?
Складывается впечатление, что лозунг «опережающего образования» выдвигается только с целью получить из казны деньги вперед. Он становится модным трендом, звучит с таких высоких трибун, что зомбированная им педагогическая наука воспринимает его априори, на чистую веру. Эта тема уже пронизывает сотни диссертаций и монографий. Говорить об обслуживающей реальную экономику функции профессионального образования считается постыдным и чуть ли не невежественным. Не говорили об этом и на WorldSkills Kazan-2019.
Сказать по правде, носителей науки, которая раньше именовалась как «профессиональная педагогика», теперь уже нет. В 2000 году проблемы профессиональной подготовки рабочих исследовали два академических (Санкт-Петербург, Казань) и два ведомственных (Москва) НИИ. В структуре Российской академии образования функционировало ориентированное только на эти проблемы отделение профессионального образования. Сегодня нет ни одного специализированного НИИ, отделение профессионального образования РАО слито с высшим, в результате чего академические вакансии ожидаемо оказались заняты по преимуществу представителями вузов и нет ни одного из колледжей.
Описанная выше ситуация - итог реформирования науки, приведшего к бесправному статусу государственных академий. Предложенный академиям новыми топ-менеджерами образования принцип «двух ключей» в управлении научными институтами имеет разрушительный потенциал. Два ключа могут быть только в коммунальной квартире либо (простите!) в общем туалете. В системе управления «двух ключей» не бывает, как и двух командиров на одном капитанском мостике. Фактически педагогическая наука обрела новый статус - подведомственный, ее задача сегодня - доказывать правоту начальства, проводить дискуссии по уже принятым решениям. Свободной, академической науки в России теперь не существует.
Академия с возу - министерству легче. Некому заметить, что провозглашенные с трибун WorldSkills Kazan-2019 оценки и инновации слабо коррелируются с реальностью, с запросами экономики.
Больше позитивных деклараций, больше несбыточных программ - таково сегодня правило работы чиновников. Министерство прикрывает реальные проблемы новой гос­программой «Развитие образования» (постановление Правительства РФ от 26.12.2017 №1642), досрочно заменившей проваленную программу «Развитие образования» на 2013‑2020 годы» (постановление Правительства РФ от 15.04.2014 №295), которая в свое время прикрыла провал ФЦП «Развитие образования на 2011‑2015 годы». Ни одна программа не дожила до конца своего срока, ни по одной не были подведены и публично оглашены итоги.
Совокупность глобальных проблем российского профессионального образования от провозглашенной на WorldSkills Kazan-2019 оценки как «опережающего» выводит на новое определение его состояния - «отстающее развитие». Понимая это, президент Владимир Путин на Восточном экономическом форуме (Владивосток, 2017 год) потребовал заново провести «комплексную модернизацию среднего профессионального образования, выполнить ее в ближайшие три года».
Прошло две трети отпущенного срока. Скоро отчитываться…

Опыт учит не отождествлять участие и даже победы на чемпионатах с глобальными успехами страны. Разве после проведенного в России чемпионата мира по футболу наша сборная заиграла лучше?

Надувается мыльный статистический пузырь: выпуск из колледжей действительно растет, но 40% дипломантов не работают по полученной специальности. По оценке академика РАО Виктора Болотова, «сегодня большая часть молодежи, учтенная статистикой в качестве студентов СПО, на самом деле осваивает в них программу средней школы».

Масштаб инвестиций на оснащение учреждений СПО (включая НПО) до требуемого уровня оценивается наравне с гос­оборонзаказом примерно в 3,4 триллиона рублей. Выделяемые в этом году 4,39 миллиарда - это менее 1% от потребности, что не закрывает даже расходы на амортизацию.

​Игорь СМИРНОВ, доктор философских наук, член-корреспондент РАО