Начинается экскурсия у мемориальной доски, расположенной на Писцовой улице (здание бывшей школы №211). На ней тридцать одно имя выпускников и учеников школы, не вернувшихся с войны. Не все боевые биографии удалось восстановить, но мы знаем о том, как сражались и погибли двадцать два наших ученика. Часто можно встретить выражение «юность, опаленная войной». Оно в полной мере относится к поколению 1921‑1924 годов рождения. Отсюда и название музея, существующего в нашей школе с 1948 года, - «Огненный выпуск»…
Многие из этих ребят, отпраздновав свой выпускной вечер 21 июня 1941 года, уже через пару дней штурмовали призывной пункт Октябрьского райвоенкомата, чтобы вместе с отцами и старшими братьями уйти добровольцами на фронт. А те, кто по разным причинам не подлежал призыву, осенью 1941 года отправились в родную 211‑ю школу, где формировался 3‑й Октябрьский рабочий коммунистический батальон (ему посвящена вторая мемориальная доска на здании школы по адресу: улица Писцовая, 14а). Курс молодого бойца проходили прямо на школьной территории и на стадионе «Пищевик», где помимо ополченцев тренировались футболисты команды «Спартак». Интересно, что игры на стадионе проходили до конца сентября 1941 года.
К стадиону со стороны Вятской улицы прилегал Финляндский сад. От него сохранились ворота, выходящие на Вятскую улицу. Позднее в саду на месте стадиона выкопали прямоугольный пруд, чтобы быстрее набирать воду для тушения пожаров, и несколько «щелей», чтобы спасаться от вражеских бомбежек, продолжавшихся с 22 июля 1941 года до июля 1943‑го. «Щели» устроили и во дворах школ Писцовой улицы.
Летом 1941 года в Финляндском саду установили пост ПВО с аэростатом, по ночам поднимавшимся на значительную высоту (до тысячи метров), чтобы затруднить фашистским летчикам бомбометание. Днем аэростат, на радость редким оставшимся в Москве детишкам, «совершал путешествие» на стадион «Юных пио­не­ров» - для дозаправки водородом. Его гордо вела по улицам серьезная девушка в военной форме.
Согласно плану инженерных сооружений, утвержденному в августе 1941 года, город готовился к длительной обороне. Во время экскурсии мы обязательно изучаем этот план. На нем обозначены и типы укреплений, и места установки орудий: одно из самых крупнокалиберных находилось на плоской крыше ДК имени Горького. С началом воздушной тревоги грохот орудийных залпов сотрясал окрестные дворы.
Крепкие двухэтажные деревянные дома, построенные артелью М.П.Пырченкова за Бутырской заставой в начале ХХ века, вынесут и войну, и тяжелое послевоенное время. Последние из них (в том числе и дом потомков артельщика, примыкавший к стадиону) будут снесены в конце 70‑х.
Наш район, располагавшийся за Бутырской заставой, был тогда столичной окраиной. Но летчики люфтваффе отлично знали, куда бросать бомбы - на предприятия, учреждения, бензозаправку, электрическую подстанцию, телефонный узел, школы и больницы, склады, даже столовые и кафе… Важнейшими целями являлись авиационный завод, типография газеты «Правда» и Савеловский вокзал.
Благодаря слаженным действиям ПВО эти учреждения не получили значительных повреждений и продолжали работать. Но бомбы падали на жилые дома. Так, на месте Дворца бракосочетаний на Бутырской улице до войны стоял двухэтажный дом. Прямое попадание фугаса унесло жизни молодой женщины и ее новорожденной дочки. Соседи расчистили завалы, разбили сквер и еще во время войны установили самодельный гипсовый памятник погибшим. Он просуществовал до 60‑х, когда была сделана перепланировка Бутырской улицы.
Ученики школ Писцовой улицы вспоминали о том, как во время одной из бомбежек треснул жилой дом на Башиловке. В августе 41‑го, во время вражеского налета, только на Верхней Масловке случилось 11 сильных пожаров. Все они были вовремя потушены.
На крышах школ Писцовой каждую ночь дежурили учителя и старшеклассники. В 1941 году из шести школ района в консультационном режиме работала только одна - 214‑я на углу 2‑й Квесисской и Вятской. Сейчас там школа олимпийского резерва. 1 сентября 1942 года в районе заработали еще две - Железнодорожная (ныне 1164‑я) и 221‑я (ныне одно из зданий ЦО №1601 имени Лютикова) на Верхней Масловке. В остальных располагались госпитали, военные части, которые уйдут вслед за фронтом к 1943 году. Именно тогда за парты сядет рекордное количество детей. Они будут очень хорошо учиться, понимая, что это их главный вклад в Победу.
Главное воспоминание всех детей войны - голод. В школе тем, чьи родители могли заплатить 20 рублей, выдавался завтрак - бублик и стакан сладкого чая. Таких было мало. Тетради отсутствовали - писали в самодельных, склеенных из полей газет. Учебников не хватало. Их выдавали по одному на 4‑5 человек. Чтобы сделать домашнее задание, устанавливали очередь и передавали учебник от одного ученика к другому. Когда очень уж хотелось есть, шли в кондитерский магазин на Бутырской улице и, делая вид, что разглядывают выставленные в витринах торты и пирожные, жадно глотали… запахи. Казалось, что если пробудешь несколько минут среди этих ароматов, голод станет слабее.
Ушли на фронт рано повзрослевшие мальчишки, их старшие братья и отцы. Но с самого начала войны у станков встали их одноклассницы, сестры, матери. Опустел и изменился родной район. Часть оборонных заводов была эвакуирована уже в первые месяцы войны. Но остался цех завода имени Калинина на 2‑й Хуторской - там производили основы для минометов. Самые мирные фабрики перешли на выпуск оборонной продукции. На парфюмерно-косметической фабрике «Свобода» производили бутылки с зажигательной смесью, выпускали специальное «солдатское» мыло, помогавшее победить вшей. На фабрике анилиновых красителей выпускали специальные противоипритные пакеты и зажигательную смесь. На шелкопрядильной фабрике («Полишелке») шили парашюты. А на «Художественной вышивке» (улица Верхняя Масловка, 14) выпускали погоны и аксельбанты. На заводе военного обмундирования №2 (с 1966 года известном как МПШО «Вымпел»), несмотря на эвакуацию части оборудования, в три смены продолжали выпускать необходимую для фронта форменную одежду.
Женщины, отстояв смену, шли на ночные дежурства в госпиталь. Днем раненых бойцов навещали школьники. Они помогали солдатам писать письма домой, кормили и поили тяжелораненых. А для выздоравливающих давали концерты. В школах Писцовой улицы было в общей сложности семь танцевальных коллективов. Исполняли как классические, так и народные, и революционные танцы и пляски (например, знаменитое «Яблочко»). В архиве нашего музея сохранились фотографии юных танцоров и грамота Гор­ис­пол­ко­ма, врученная танцевальным коллективам школы №211 за то, что они в период 1944‑1945 учебного года выступили в госпиталях перед 36 тысячами зрителей!
К сожалению, не все памятники погибшим жителям района сейчас можно посетить. Например, фабрику «Вымпел» даже в наше время считают оборонным объектом. Да и у мемориала на территории фабрики «Свобода» можно сфотографироваться, только если ты пришел на торжественную линейку совместно с Советом ветеранов. Зато сохранился памятник на территории завода анилиновых красителей. Обычно у него наши экскурсии и заканчиваются минутой молчания.

Елена ГЕРАСКИНА, директор музейного комплекса «Большая школьная история Писцовой улицы» школы №1164