В положении о конкурсе его цели определяются следующим образом: «Выявление талантливых педагогических работников, их поддержка и поощрение; повышение престижа учительского труда; распространение педагогического опыта лучших учителей России». То есть как минимум половина целей направлена на педагогов - участников конкурса.

Но если с выявлением дело обстоит неплохо, ведь участники всероссийского финала проходят серьезный отбор на разных уровнях, их материалы, видеозаписи уроков и мастер-классов размещаются в сети Интернет, конкурсанты становятся публичными людьми, то с поддержкой и поощрением все как-то не очень. А часто даже наоборот.

Зачастую, приезжая после конкурса в свою школу, конкурсанты испытывают немалые сложности с возвращением в рабочее русло. И дело не только в том, что конкурс забирает душевные и физические силы, на некоторое время истощает психику, но и в том, что, побывав на «переднем крае» современной педагогической теории и практики, человек понимает, что он не может работать по-старому. Именно в этот момент ему необходимы поддержка, вовлечение его в решение новых, более сложных и интересных задач и проблем. Однако не всегда родной коллектив приветствует рвение и стремление учителя менять ситуацию в школе. Нередкий итог - в первый год после участия в конкурсе педагоги очень часто меняют работу, уезжают в другой регион, вообще уходят из образования. А где же поддержка участников конкурса, заявленная в положении?

Как поддерживают конкурсанта в муниципалитете или регионе? Да никак. Почему-то считается признаком дурного тона предложить победителю регионального и участнику всероссийского этапа конкурса должность директора школы, заместителя руководителя или пригласить его в местное управление образования. Дескать, зачем отрывать учителя от детей, от школы. Но разве нельзя принести пользу детям, работая директором школы или возглавляя отдел образования? Тем более пройдя такую школу жизни, как конкурс «Учитель года». Чиновники от образования заявляют: «Не каждый хороший учитель может стать хорошим директором». Только они не уточняют, какого именно директора считают хорошим. Ведь в российской провинции хороший директор - это не тот, кто реализует инновационные проекты, а тот, кто безропотно исполняет волю местного руководства. Поэтому и работают директорами школ друзья, соседи и однополчане глав муниципалитетов. А участники конкурса «Учитель года» после бесплодных попыток изменить окружающую среду уезжают реализовывать свои идеи в столицу, решая при этом не только профессиональные, но и финансовые проблемы. Ведь заработная плата московского учителя не идет ни в какое сравнение с зарплатой учителя в регионах.

Здесь самое время вспомнить еще об одной из целей конкурса - «поощрение участников всероссийского финала». В положении о конкурсе говорится, что на всех этапах оргкомитеты сами определяют формы поощрения участников. При этом самый главный оргкомитет - оргкомитет всероссийского финала - в плане поощрения выступает достаточно скромно. Неужели Министерство просвещения России не может наградить если не всех 85 участников, то хотя бы пятнадцать лауреатов или пятерку призеров нагрудным знаком «Почетный работник общего образования Российской Федерации» (с этого года - нагрудный знак «Почетный работник воспитания и просвещения Российской Федерации»)? Победа во Всероссийском многоэтапном конкурсе не является достаточным для этого основанием? А у Общероссийского профсоюза образования нет для лауреатов нескольких путевок в санаторий, где они могли бы восстановить силы после конкурса? Про денежные призы за победу в конкурсе я уже не говорю. Эту тему вообще поднимать неприлично.

Как будто учителя - участники конкурса не живые люди и у них нет ипотеки, они не живут на съемной квартире, не берут кредиты. Им не хочется побывать на море или за границей, купить подарки детям, сделать ремонт или приобрести автомобиль. Есть, конечно, исключения, когда на уровне региона победителям дарят квартиры или машины, но бывают и обратные ситуации, когда победителям регионального и даже Всероссийского конкурса дарят… чайный сервиз или комплект постельного белья. Это победителям, а подавляющему большинству участников всероссийского этапа конкурса «Учитель года» приходится довольствоваться значком и почетной грамотой. Может, пора Министерству просвещения России отправить какое-нибудь письмо в регионы с рекомендацией награждать победителей регионального этапа, которые участвуют во всероссийском финале, денежной премией хотя бы в размере 10 региональных зарплат? А лауреатам и победителям всероссийского этапа эту сумму пропорционально увеличить на энное количество процентов?
 
Понимаю, что формально министерство не имеет права приказывать регионам, но в нашей странной вертикали министерские письма и рекомендации, как правило, приравниваются к приказам, особенно если по их итогам нужно предоставить информационную справку. Поэтому вряд ли какой-то регион отказался бы от такой выплаты, и тезис о поощрении победителей приобрел бы конкретное денежное выражение.

Я умышленно ничего не написал о повышении престижа учительского труда, распространении педагогического опыта лучших учителей России, хотя это тоже цели конкурса «Учитель года России». Но, на мой взгляд, если «выявление, поддержка и поощрение» участников конкурса будут не просто словами, а приобретут конкретные черты, то и «высокие» цели конкурса станут реальными и достижимыми. По крайнем мере, очень хочется в это верить.


​Алексей ОВЧИННИКОВ, учитель биологии, абсолютный победитель Всероссийского конкурса «Учитель года России»-2011, Липецкая область