К моменту участия в конкурсе «Учитель года России» я отработал в школе 11 лет. По нынешним меркам стаж немалый. Но все еще мучила неуверенность в себе как в педагоге. И только конкурс заставил поверить в себя. Нет, не сразу. Понадобились годы, но началось все тогда, в 1994‑м… А еще после конкурса пришло понимание, что я не имею права работать плохо. Мои ученики знали, что учатся у учителя года, и это налагало огромную ответственность. Приходилось все уроки отшлифовывать до блеска. Да и не только уроки. Теперь все, за что бы я ни брался, я должен был делать хорошо или не делать совсем. Так до сих пор и мучаюсь…
…Конкурс подарил мне друзей. Мы живем в разных концах страны, нечасто видимся (хотя в последнее время - спасибо соцсетям - стали больше общаться), но это настоящие друзья. Вероятно, большинство конкурсантов независимо от пола, возраста и преподаваемого предмета сделаны из какого-то одного теста. Это люди, которые понимают тебя с полуслова, им ничего не надо объяснять…
И они всегда готовы прийти на помощь. Вот лишь один пример… С 2000 года я стал совмещать работу в школе с учебным книгоизданием. В момент финансового кризиса мое издательство оказалось под угрозой закрытия. Спасти его мог только большой проект - комплект новых учебных пособий. Я обратился к моим друзьям-конкурсантам, и за три дня мы придумали 80 (!) книг, которые не только спасли издательство, но и, судя по тиражам, оказались востребованы школьниками.
…Конкурс открыл для меня Россию. Благодаря конкурсному движению я объездил едва ли не всю страну - от Калининграда до Тюмени (видимо, Дальний Восток еще впереди), от Салехарда до Сочи и Грозного - и понял, что раньше я ее совсем не знал. И в каждом городе я встречал старых и находил новых друзей, с которыми мы обменивались не только педагогическим, но и жизненным опытом.
Но вспоминается еще одно событие. С работой учителя оно никак не связано, но оттого для меня не менее важно.
После победы в конкурсе1994 года на меня посыпались бесконечные поздравления и письма. Писали разные люди, писали о разном… Однажды на адрес школы, в которой я в ту пору работал, пришло письмо из Смоленска:
«Уважаемый Михаил Александрович!
Письмо это - странное письмо. Понимаю Вашу занятость и заранее прошу извинить меня за беспокойство.
Дело вот в чем. В 1944 году я после ранения лежал в госпитале в Ярославле. Начальником госпиталя был полковник Нянковский, а в одной со мной палате лежал его сын Саша - Александр Теодорович Нянковский. Тогда он был курсантом ВИТУ (военно-морского училища). Что-то у него было с ногой.
Мы подружились с Сашей. Очень подружились. В июне месяце я уехал на фронт. Мы переписывались и в вой­ну, и после войны, а потом, когда я демобилизовался, связь прервалась. Позже я пытался разыскать его, но, к сожалению, безрезультатно.
Ваша фамилия, Ваше отчество, то, что живете Вы именно в Ярославле, позволяют предположить, что речь идет о Вашем отце.
А может быть, это просто совпадение и беспокою я Вас напрасно... Очень хочется найти старого друга, хотя прошло пятьдесят (!) лет.
Прошу, очень прошу, в любом случае ответить мне. Я нашел или это ошибка? Очень это для меня важно.
О Вас я узнал из телевизионной передачи, посвященной Дню учителя и конкурсу на звание «Учитель года».
Поздравляю Вас с победой в этом конкурсе! Желаю здоровья, успехов, терпения.
С уважением Альшиц Григорий Рувимович».
Я показал письмо отцу. Он начал читать и вдруг произнес, как будто выдохнул: «Гришка...» Потом дочитал до конца и поднял глаза. С возрастом он стал несколько сентиментальным, но слезы на его щеках я видел нечасто.
Весь вечер он пребывал в невероятном волнении и все не решался позвонить (телефон был указан в письме)… Потом созвонились. Началась переписка…
Увы, они так и не встретились, здоровье не позволило... Но переписывались до конца дней. И хотя отца давно нет в живых, я до сих пор благодарен конкурсу за то, что два человека, которых свела война и развела нелегкая послевоенная жизнь, через полвека нашли друг друга.

​Михаил НЯНКОВСКИЙ, абсолютный победитель конкурса «Учитель года России»-1994, Ярославль