Тридцать лет - это все-таки мало.
Ю.Кукин



А год тогда был 91‑й. В Брянске впервые проводился учительский конкурс, для участия в котором я, тогда уже заслуженный учитель России, был приглашен в качестве члена жюри. Но когда на оргкомитете стало известно, что победителя ожидают не только почетные грамоты и аплодисменты, но и поездки на Кипр или в Италию, я изъявил желание стать рядовым участником конкурса.
Кипр - страна роскошная. Особенно ощущаешь это в ноябре, когда над головой чистое звездное небо, а под ногами такая же чистая морская гладь. А на Брянщине в это время сгущаются ранние сумерки и все вокруг живет в ожидании скорого снегопада. И все-таки очень хотелось домой. Я это с особой остротой почувствовал в кипрском аэропорту, где мне было отказано в посадке на самолет, отбывающий в Москву, так как я по своему ограниченному тогда еще перелетному стажу и по вине нерасторопного сопровождающего группы не прошел регистрацию вместе с теми, с кем успел подружиться во время совместного отдыха. Я был оставлен на Кипре без денег и товарищей. Меня уже готова была подобрать группа странствующих музыкантов, которые днем зарабатывали на обратную дорогу в Россию, а по ночам ужинали и грелись в аэропорту. Каково же было мое удивление, когда минут через 20 после предполагаемого вылета нашего самолета за мной явился полицейский с маузером на боку и сопроводил меня к трапу ожидавшего нас лайнера. Оказывается, делегация грузинских отдыхающих, узнав о моем отсутствии, вышла из самолета и перегородила взлетную полосу, не позволяя экипажу взлететь без «нашего поэта», как принято было величать меня в их грузинской среде. Вот так благодаря конкурсу в напряженные дни перестройки и распада государства я понял, что такое настоящая дружба народов и солидарность людей вне национальностей и границ.
Я вспомнил об этом в тревожные дни осени 1993 года во время моего участия в конкурсе «Учитель года России»-1993, проходившем в Москве, где у стен Белого дома уже стоял запах пороха и гари. Но мы, учителя-конкурсанты, были окружены такой заботой организаторов конкурса, что, честное слово, не почувствовали того гнетущего напряжения, в котором пребывала наша столица. В Останкино, где 2 октября проходил заключительный этап конкурса, было многолюдно, и вряд ли кто предполагал, что парты на сцене телестудии, за которыми разыгрывались конкурсные задания, на следующий день пойдут на баррикады. А в тот вечер здесь царила доброжелательная атмосфера взаимопонимания между конкурсантами и членами жюри. Последнее было представлено министром образования Евгением Ткаченко, председателем Профсоюза работников народного образования Владимиром Яковлевым и, конечно же, Петром Положевцем и Ириной Димовой, руководителями «Учительской газеты», которая в 1989 году стала родоначальником и организатором конкурса «Учитель года России». Вспоминаю, как почетный член жюри, наш выдающийся актер и режиссер Ролан Антонович Быков заглянул за кулисы, чтобы поделиться с пятью финалистами конкурса своими планами на создание фильма о Пушкинском лицее, сравнивая лицейских преподавателей с нынешними конкурсантами, его планам, к сожалению, не суждено было осуществиться, как не довелось и мне, победителю конкурса, получить заветного пеликана из рук нашего президента. Что делать… Время было такое... Нестабильное было время. Правда, с Борисом Николаевичем Ельциным мы все-таки встретились чуть позже, в августе 1994‑го. Случилось это в Берлине, куда благодаря победе в конкурсе я был командирован для преподавания русского языка и литературы в школе при Посольстве РФ в Германии и куда с визитом по поводу вывода наших войск прибыл Борис Николаевич.
Пока я благополучно учительствовал в Берлине, в Москве, в издательстве «Открытый мир» вышел первый сборник моих стихов «Переходный возраст», посвященный учителям России. Презентация сборника с успехом прошла в Доме российской культуры в Берлине и была посвящена конкурсу «Учитель года России», о котором тогда многие из присутствующих услышали впервые. В моей послеконкурсной судьбе были Америка и Япония, Италия и Испания, Англия и Франция, Швеция и Финляндия и, конечно же, просторы нашей России от Калининграда до Камчатки. И везде главным открытием для меня становились люди, причастные к конкурсу, породившему наше конкурсное братство. Кстати, оксюморон «конкурсное братство» родился в 1999 году в моем стихотворении, посвященном десятилетию нашего конкурса, когда для многих уже стало очевидным, что конкурс «Учитель года России» есть явление не вре‘менное, а временно‘е:

Всегда стремится высший свет,
От зависти дурея,
Свести божественный дуэт
К убожеству дуэли.

Но светским козням вопреки
У нас иной удел,
Ведь конкурсанты - не стрелки,
А конкурс - не отстрел.

И потому не побоюсь
Я в этом вам признаться:
Незыблем конкурсный союз
И конкурсное братство.

И в том еще уверен я,
Что конкурс будет жить,
Покуда есть учителя,
Способные творить!

​Олег ПАРАМОНОВ, абсолютный победитель конкурса «Учитель года России»-1993, профессор Брянского государственного университета