«Ужель мне скоро тридцать лет?»
Классики всегда приходят на помощь, особенно Александр Сергеевич Пушкин, у которого можно найти ответы на многие вопросы нашей современной жизни. На сей раз его роман в стихах «Евгений Онегин», который Белинский считал энциклопедией русской жизни и настоящим народным произведением, подтолкнул, прибегая к ассоциативному мышлению, назвать 30‑летнюю историю конкурса также энциклопедией, но уже педагогической жизни, которая зафиксировала новейший период истории нашего образования, а также признать его, не побоюсь пафоса, настоящим народным педагогическим произведением. Оснований более чем достаточно. Действительно, народная любовь, которую получают сегодня многие обладатели Хрустального пеликана, очевидна, они востребованы, их приглашают на разные площадки, связанные с важными событиями в жизни регионов, городов, школ, с повышением квалификации учителей. Они выступают перед большими аудиториями в концертных залах, филармониях, дворцах культуры. А в канун этого учебного года учитель музыки Артур Заруба (победил в 1992 году) и учитель истории Илья Демаков (победил в 2017 году) давали свои мастер-классы у стен Кремля - на Красной площади, где проходил фестиваль, организованный Президентской библиотекой. Конкурс признан на разных уровнях - от учителя до президента, начиная с Михаила Горбачева и до Владимира Путина. Год от года авторитет, популярность конкурса набирают обороты, а рожденная снизу инициатива проросла на государственный уровень, сохранив изначальные смыслы и сверхзадачи, по крайней мере, до сей поры, достигнув своего 30‑летия.
Конкурс открыл новые имена, показал их заметное присутствие в массовой по своей сути профессии, уловил тенденции в использовании учителями тех или иных традиционных и инновационных технологий в обучении, помог услышать голос учителя, получить представление о том, какие принципы и подходы в воспитании он исповедует, чем дышит, как живет и что ценит, к чему стремится, какие ставит перед собой сверхзадачи и цели. С другой стороны, наряду с авангардными достижениями учителей он также обнаруживал, «оголял» проблемы, дефициты, трудности, изъяны в профессионализме учителя, требующие внимания и коррекции. Конкурс выполнил еще одну важную миссию - доказал обществу, что в сфере образования есть звезды педагогической сцены! Они наш золотой фонд! Атланты, как недавно назвал учителей года академик Александр Асмолов! Им под силу зажигать других своим педагогическим искусством, поднимать планку в профессии, вести коллег за собой в новые смысловые миры, когда они демонстрируют на конкурсах выдающиеся образцы учительского мастерства и таланта, вдохновляя и мотивируя учеников на успешное развитие во время конкурсных уроков в классе, а коллег-педагогов - на творческий и профессиональный рост.
Одним словом, конкурс «Учитель года России» стал неким камертоном отрасли, площадкой для приобретения учителем нового опыта, экзаменом для себя, школой собственного роста и развития своих педагогических способностей. Несомненно, у учителя, прошедшего через его горнило, повышается градус самоуважения, чувства собственного достоинства, он обретает больше свободы, внутренней уверенности и одновременно ответственности перед детьми и родителями. А это верный путь к пониманию роли учителя и доверию к нему со стороны всех участников образовательного процесса, общества в целом.

«История человечества - в основном история идей»
Снова классики в лице Герберта Джорджа Уэллса, английского писателя и публициста, автора фантастических романов «Машина времени», «Человек-невидимка», «Война миров», а также Козьмы Пруткова (литературная маска, под которой в XIX веке публиковалась группа известных поэтов), сказавшего «Отыщи всему начало, и ты многое поймешь», помогают начать главу о том, как рождался и создавался конкурс «Учитель года». С простого - со светлой идеи, которая пришла в голову журналистам «Учительской газеты». И с изучения подобного заокеанского проекта - конкурса «Национальный учитель США», который там начали проводить еще в 50‑х годах прошлого столетия. Оппоненты протестуют, идея не принадлежит кому-либо конкретно, она не нова. И верно, ведь люди соревнуются между собой уже давно и в разных сферах. В Древней Греции начали свою жизнь Олимпийские игры, в Средние века появились рыцарские турниры, состязания, а в конце ХIХ столетия в мировой практике заявил о себе международный конкурс в области науки, искусства, политики - Премия имени Нобеля с тех пор стала символом инноваций, открытий, наивысших достижений в творчестве. Самых ярких музыкантов мира с 1958 года начал выявлять Конкурс имени П.И.Чайковского. Спустя 32 года будет дан старт конкурсу всесоюзного масштаба для педагогов «Учитель года СССР». И в какой исторически сложный, особый для нашего народа период! Уходила в прошлое одна страна, рождалась новая. Со всеми вытекающими отсюда глобальными последствиями. Как раз на стыке этих событий в 1989 году газета запустила, словно ракету в космос, идею проведения тогда еще в СССР конкурса «Учитель года».
Пытливый и энергичный журналист Владимир Жуков, узнав о том, что уже многие годы за океаном проходит престижный среди учителей профессиональный конкурс, сделал предложение главному редактору Геннадию Николаевичу Селезневу, от которого он не смог отказаться. В Москву пригласили 39‑го учителя года США Мэри Василику Бикуварис. В Кремле ее принимал Президент СССР Михаил Горбачев, что, вероятно, и подтолкнуло журналистов «УГ» к созданию подобного состязания в СССР. Свою заметную роль в этом сыграл Виктор Васильевич Рябов, тогда заведующий гуманитарным отделом в ЦК КПСС, позже организатор и первый ректор Московского городского педагогического университета, ныне его президент. Но были, думаю, и другие, более веские, глубинные причины, которые вдохновили наших коллег на проведение творческого, масштабного, нетрадиционного для нашего образования в те времена педагогического состязания. В стране витал, как тогда говорили, свежий ветер перемен. Да и сама газета находилась на волне педагогики сотрудничества, которую в середине восьмидесятых годов подняла на щит, активно поддерживала, популяризировала уникальный опыт, смелые педагогические находки и методики. Здесь «Учительская газета» следовала своему кредо, сложившейся традиции, которой верна и сегодня, - не только профессионально сопровождать учительскую жизнь, снабжать педагогов информацией и анализировать происходящее, но и заглядывать в будущее, предлагать педагогическому сообществу новые идеи и проекты.
«У истоков каждого успешного предприятия стоит однажды принятое смелое решение»
На таком фундаменте не мог не появиться конкурс. Само время подсказывало, что нужен новый учитель с новыми идеями. Нужно искать таланты в педагогической среде. И о них должно узнать общество. Потребность в поиске лидеров, звезд в педагогике возрастала. Редакция взялась за разработку концепции конкурса, собрала вокруг себя мыслящих и неравнодушных педагогов, размышляла, спорила, вынашивала его идеологию. Предстояло увидеть и открыть не только учителя - профессионала в своем предмете, но педагога - личность с неординарным педагогическим мышлением, человека гуманного, демократичного, коммуникативного, думающего, с широким кругозором, способного расти в своей профессии и вдохновлять на развитие своих коллег.
Начала газета с того, что призвала читателей к обсуждению самой идеи. Педагоги со всей страны, тогда Советского Союза, живо откликнулись на этот призыв. В редакцию «УГ» буквально посыпались письма с предложениями. Так, 11 июля 1989 года в новой рубрике «Учитель года» И.Лернер, доктор педагогических наук из Москвы, выразил опасение, что конкурс «в равной мере может оказаться полезным или вредным в зависимости от той или иной концепции оценки учителя и организации конкурса». Изложив свое видение системы оценивания, предложив многоступенчатую структуру его проведения, тестовые замеры, автор закончил статью словами: «Важно не испортить хороший замысел». А вскоре, уже 15 июля, на первой полосе газеты в рубрике «Учитель года - каким я его вижу» было напечатано мнение доцента кафедры педагогики Харьковского университета В.Михайловского: «Полностью одобряю идею конкурса. Главное - это новое педагогическое мышление, основанное на идеях природосообразности воспитания, лучше всего выраженных в педагогике сотрудничества».
В этом же году в номере от 27 июля «УГ» поднимает еще одну тему - «Как защитить талант». С такой публикацией выступила воспитатель-методист из 16‑й школы Калуги Г.Кузьмина, заметив, что «объявленный конкурс сумеет помочь непризнанным талантам». В статье заслуженного учителя Молдавской ССР С.Лукашенко «Пусть рассудит жизнь» прозвучало предложение завершать конкурс проведением Всесоюзного слета учителей - победителей республиканских конкурсов, что и сейчас звучит свежо и актуально.
«Одной из главных задач конкурса мог бы стать поиск индивидуальности: важно помочь каждому учителю найти в себе главное, свою суть, свою изюминку», - написала Римма Федоровна Боброва из Кемерова. «Идею конкурса приняла всей душой», - сообщила она в своем письме. А выпускник Томского университета, учитель сельской школы деревни Волевка Витебской области В.Гильков попытался описать портрет будущего победителя: «…А что же ставить во главу угла оценки учителя года-словесника? Думаю, прежде всего чувство юмора, высокую общую культуру, интеллигентность, владение своим предметом и десятком смежных, знание наизусть сотен стихов и поэм, умение проявить находчивость в любых ситуациях, умение уложиться в 45 минут урока…» В статье «Вы меня развеселили» в номере, вышедшем 10 августа в этом же 89‑м, педагог перечислил 11 пунктов - критериев для победителя и в конце изящно отметил, что всем этим требованиям он соответствует, но именно поэтому вряд ли сможет победить на конкурсе. А вот и ошибся! Наверняка бы победил. Обладатели таких же качеств и талантов, учителя-словесники Олег Парамонов и Михаил Нянковский, Андрей Успенский и Александр Демахин, Владимир Морар и Евгений Славгородский, Вита Кириченко и Александр Шагалов, да и другие участники в разные годы получили на конкурсах звание абсолютного победителя.
Читатели присылали предложения по процедуре судейства, дискутировали о том, как построить, говоря современным языком, траекторию его индивидуального развития. Состоялось реальное, никем не ангажированное, по-настоящему профессиональное общественное обсуждение. А результат известен. В стране появился конкурс «Учитель года». Газета взяла на себя кропотливую и профессиональную работу по запуску самого конкурса. Разработала подходы, определила глубинные концептуальные основания, которые и сегодня не утратили своего значения и смысловой ценности.
Тогда же, весной 1990 года, журналисты нашего издания предложили в выборе главного приза конкурса остановиться на образе пеликана, зная о том, что он был изображен на пуговицах учительского мундира в дореволюционной России. И хотя от читателей поступали и другие предложения - сделать его эмблемой, например, священного Ибиса, музу Уранию с глобусом и циркулем (учителя Геракла), кентавра Хирона, победила птица, которая согласно легендам стала символом самопожертвования и любви. Пеликан был утвержден в качестве официального приза конкурса «Учитель года». Облечь его в художественную форму взялась художник по стеклу член Союза художников СССР С.Саркисова («УГ», №17, апрель, 1990 год). Первых хрустальных пеликанов создавали на Гусь-Хрустальном заводе во Владимирской области, затем мы обратились к услугам Дятьковского завода, основанного в Брянской области еще 1790 году, где и сейчас изготавливаются эти призовые изделия из стекла.
Бурные дискуссии, многочисленные отклики, серьезный анализ предложений читателей завершились созданием положения, давшего старт конкурсу. В канун нового, 1990 года на первой и второй полосах появилась публикация с заголовком «Итак, начинаем». Последний номер «Учительской газеты» 1989 года, который вышел в свет 30 декабря, можно считать отправной точкой, началом большого пути в конкурсном движении. А опубликованный уже в начале 1990 года, в девятом номере, приказ первого заместителя председателя Госкомитета по народному образованию СССР Владимира Шадрикова - «Приказываю органам народного образования принять активное участие в конкурсе «Учитель года» - означал его признание на государственном уровне и поддержку со стороны властей, руководства и сотрудников Профсоюза работников народного образования. С тех пор мы вместе. Министерство (ныне Минпросвещения РФ), профсоюз, «Учительская газета» - три кита, которые стали крепким фундаментом для конкурса, гарантом его устойчивости и долголетия.
«У истоков каждого успешного предприятия стоит однажды принятое смелое решение», - утверждает американский ученый-экономист, публицист, педагог Питер Друкер, один из влиятельных теоретиков менедж­мента XX века. Такое правильное решение принял 30 лет назад Геннадий Николаевич Селезнев, тогда главред «Учительской газеты», потом газеты «Правды», а с 1996 по 2003 год председатель Государственной Думы второго и третьего созывов. В память о нем пять лет назад по инициативе Петра Григорьевича Положевца, который стал его преемником в начале 1991 года, учрежден специальный приз «За настойчивость в достижении целей». Его вручают на торжественной церемонии закрытия конкурса «Учитель года России» в Государственном Кремлевском дворце.

«В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань»
Так считает Александр Сергеевич Пушкин, но попробуем оппонировать гению на примере истории конкурса «Учитель года». Уже в первом положении о нем журналисты сделали акцент на творчестве и свободе учителя, на его самобытности, индивидуальности. На конкурсе должно быть больше импровизации, писала газета 30 лет назад, меньше домашних заготовок, чтобы увидеть и открыть на самом деле учителей-профессионалов, работающих вне шаблонов, избегающих в воспитании детей авторитарности, назидательности, морализаторства, в общем, «трепетных ланей».
С другой стороны, конкурс - это всегда ответы на вызовы времени. Он должен существовать (и это всегда происходило) в непрерывной связи с отечественным образованием, с теми изменениями, которые в нем происходят, с теми «конями» в виде, например, нынешних ФГОС, без которых не обойтись. И, конечно, конкурс как преемник традиционно сменя­ющихся образовательных концепций обречен гибко и динамично адаптироваться к социальным и экономическим реалиям в обществе. Не случайно еще в 1992 году Александр Асмолов, заместитель министра образования РФ, увидел в конкурсе «способ решения государственных прагматических задач с романтическим уклоном».
Очевидно и другое. Конкурс - это еще и своеобразный прогноз, проецирование, вектор развития школы, установка на будущее и, что особенно важно, творческий процесс, который, говоря словами Константина Георгиевича Паустовского, «в своем течении приобретает новые качества, усложняется и богатеет». Так определили свое видение конкурса наши коллеги-журналисты, когда его запускали, и именно эту идеологию мы взяли на вооружение, переняв в 1991 году эстафету от наших предшественников, настойчиво и последовательно пытаясь все эти годы (и по сей день!) находить нужный баланс, золотую середину, гармонию в прагматике и романтике при оценке мастерства и профессионализма учителя-конкурсанта, при разработке соответствующих критериев, правил и процедур судейства, конкурсных заданий и общей модели.
Так было и в трудные 90‑е годы, когда без финансовой поддержки, но с полной отдачей душевных и творческих сил в партнерстве с единомышленниками из Министерства образования и науки РФ Ниной Свешниковой, из Профсоюза работников образования Валентиной Зиновьевой, с методистом Еленой Пахомовой из Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования, с Артуром Зарубой, победившим в 1992 году, а позже со многими другими педагогами, уже прошедшими через первые учительские состязания и ставшими потом нашими помощниками-соорганизаторами, мы вместе работали на благо конкурса.
Все это продолжалось и в первые годы нового, XXI века, когда для укрепления организационных основ конкурса был учрежден Фонд поддержки российского учительства, в который перешли работать наши же журналисты - сотрудники Сергей Сафронов, Людмила Епихина, приложив в тот период немало усилий для его продвижения. А в 2009 году газета представила оргкомитету конкурса «Учитель года России» новые модель и структуру профессионального состязания, впервые организовала трансляцию конкурсных испытаний в онлайн-режиме, стала активно развивать сайт конкурса, пополнять его важной и полезной информацией. Здесь снова свою особую роль сыграли «большие пеликаны», в частности Дмитрий Гущин, математик из Санкт-Петербурга, одержавший победу на конкурсе в 2007 году, и его творческий тандем с Петром Положевцем, главным редактором «Учительской газеты». Пять лет конкурс проходил по этой структуре, а в год его 25‑летия мы внесли в нее изменения. Солидный на тот момент опыт участия в его организации, возможность видеть все изнутри, наблюдать, анализировать с последующими выводами не давали покоя - как точнее и объемнее обозначить смысловую конструкцию конкурса? И тут… Эврика! Найден образ - три кита: учитель-профи, учитель-мастер, учитель-лидер! Они должны стать ориентиром конкурсной модели, ее опорой, скрытым смыслом! Именно в такой формулировке все это вошло в новый Порядок проведения Всероссийского конкурса «Учитель года России»-2014. Суть обновленного подхода заключалась в том, что первый «кит» поднимает на поверхность в большей степени профессионально-предметные компетенции педагогов, но с прицелом на второй, а он, этот следующий «кит», призван открыть наиболее способных и одаренных конкурсантов, обладающих умением публично представить свое мастерство педагогическому сообществу. И третья позиция - это пять соревнующихся между собой конкурсантов на завершающем конкурсном задании «Круглый стол образовательных политиков» (сейчас это «Разговор с министром»). Здесь конкурсантам нужно продемонстрировать лидерские качества и умения. У абсолютного победителя как носителя трех составляющих конкурсной концепции, как педагога, который показал лучшие результаты, соединив в себе все три кита - суперпрофи, супермастер, суперлидер, - появляется особая миссия. Он становится своего рода голосом учительства как высочайший профессионал и носитель важнейших гуманистических ценностей в образовании и воспитании. Отныне его задача - соответствовать полученному титулу и в дальнейшем держать эту планку высоко и достойно, продвигая лучшие идеи и инновационные технологии и вдохновляя своих коллег на развитие, совершенствование в профессии. Таков близкий к идеалу образ абсолютного победителя. И именно таких учителей, в подавляющем большинстве, и открывал на протяжении всех 29 прошедших лет Всероссийский конкурс «Учитель года». Подтверждение тому - их имена, признание учеников и коллег, профессиональная судьба после конкурса, гражданская позиция, верность делу и профессии, которой они посвятили свою жизнь.
Этот взгляд и подход к конкурсу, представленные тогда и не раз озвученные в последующие годы на установочных семинарах для конкурсантов и членов жюри, помогали учителям, как часто приходилось нам слышать от них самих и читать в анкетах, находить для себя реперные точки в период до, во время и после конкурса, минимизировать волнение, стрессы и страхи, стабилизировать эмоционально-психологическое состояние!
Кстати, поиски новых подходов к проведению конкурса, его моделей, как ни покажется это неожиданным и досадным для тех, кто пытается повесить на него ярлык устаревшего, больше творческого, чем профессионального, изжившего себя в этом виде явления, начались уже в 1992 году. После проведения трех первых конкурсов (два прошли еще в Советском Союзе, когда победили: в 1990 году словесник Александр Сутормин из Тульской области, в мае 1991‑го физик Валерий Гербутов из Белоруссии, а в 1992‑м учитель музыки Артур Заруба из Московской области) «Учительская газета» пригласила педагогов на круглый стол, чтобы обсудить будущее конкурса, подумать над тем, как двигаться вперед. «Нам не жить друг без друга» - так назывался материал по его итогам, где мы читаем пророческие слова Петра Положевца о том, что необходимо «превращение конкурса из творческого соревнования в творческую программу, которая нужна для того, чтобы поднять престиж учителя в обществе, помочь ему преодолеть те проблемы, с которыми он постоянно сталкивается» («УГ» №18 от 26 мая 1992 г.).
Мощное послеконкурсное движение, клубы учителей, общественные учительские организации, ассоциации, появившиеся благодаря конкурсу, и есть воплощение той самой идеи, которую продвигал в самые первые его годы наш главный редактор, с недавних пор исполнительный директор благотворительного фонда Сбербанка «Вклад в будущее».

«Верно, горшки обжигают не боги, но обжигают их - мастера»
Теперь Александр Твардовский напомнил о важном эпизоде в конкурсной истории. И в самом деле, каждый год привносил что-то новое в конкурс. 1996 год! Обязательным конкурсным заданием становятся мастер-классы на сцене, не сразу принятые министерством в предыдущие годы. Инициатива проведения пошла от самих участников, они хотели видеть друг друга и учиться у своих коллег, перенимать их опыт. Артур Заруба предложил решить эту задачу через публичные выступления конкурсантов на сцене, где присутствующие в зале учителя или фокус-группа на сцене становятся учениками, а учитель показывает то, что умеет, демонстрируя свое мастерство. Это примерно то, о чем в интервью нашей газете в 1992 году сказал известный ученый Василий Давыдов: «Нужны Мастерские, где бы Мастер демонстрировал свои уроки студентам, а студенты - Мастеру. И тут же каждый урок тщательно анализировать» («УГ» №5 от 4 февраля 1992 года).
Мастер-классы сегодня не просто важная составляющая конкурса, это главная, ожидаемая всеми, любимая и востребованная педагогическим (и не только) сообществом форма показа того, чем интересен педагог, чему у него можно поучиться, какие он несет ценности и смыслы, как владеет своей предметной областью, выходит за ее пределы и границы, как использует новые информационные технологии, мотивирует других на развитие и поиск нового.
Долгие годы группы конкурсантов и соответственно жюри формировались по предметному принципу, но в какой-то момент, когда в образовании все больше заговорили о метапредметности, междисциплинарности, о компетентностном подходе и единой картине мира, которую нужно формировать в сознании школьника, стало очевидным, что и конкурс должен меняться в этом направлении. То, что и раньше было для нас очевидным, а именно «выбираем не предмет, а личность, гражданина, мастера», стало звучать все чаще и чаще. В 2002 году предложили для конкурса 14 номинаций, среди них «Учитель-исследователь», «Традиции в педагогике», «Интеграция и межпредметные связи», «Здоровый образ жизни», «Информационные технологии в образовании», «Учитель-воспитатель», «Гражданское образование», «Вдохновение и педагогический артистизм», «Новаторство в педагогике», «Практико-ориентированное обучение», «Честь и достоинство», «Сельский учитель», «Молодой учитель», «Искусство педагогики». Оргкомитет остановился на девяти из них, и конкурс прошел по новой модели.
Продолжалась практика проведения урока в соответствии с календарно-тематическим планированием данной школы, введенная в середине 90‑х. Одновременно предложили уроки-импровизации по «проблемным» темам, а вместо представления системы работы - защиту образовательного проекта, подготовленного на заочном этапе. Во втором туре участники должны были разработать предложения в соответствии со своими номинациями для представления в разных форматах - на круглых столах, на творческих конкурсах типа «Интервью программе «Герой дня», «Телевизионное обращение победителя конкурса», «Выступление в Государственной Думе по проблемам образования» и другие.
Итак, конкурс «Учитель года России»-2002. Жюри сформировано в соответствии с темами номинаций. В каждой группе преподаватели всех предметов, то есть экспертиза, по сути, стала межпредметной, междисциплинарной. И надо такому случиться: все равно побеждает крепкий предметник, блистательно владеющий немецким языком, кандидат педагогических наук из Гатчины Игорь Смирнов.
Подобное повторилось! И не раз! Во все последующие годы победителями снова становились учителя с фундаментальными знаниями по своим дисциплинам. Но, важно подчеркнуть, они обладали чем-то большим, чем знание предмета, у них было то самое «чуть-чуть», с которого, по словам Станиславского, начинается искусство! В нашем случае - педагогическое! Их выявляли и открывали эксперты из разных предметных областей (и, надо же, сумели в том числе разглядеть их профессионализм в предмете?!), к тому же и оценка личностных, творческих (креативных), коммуникативных, психологических, компетентностных умений и навыков участника конкурса рассматривалась тогда и еще долгие годы как одна из важнейших (статья «Миссионер», журнал «Учитель года» №2, 2002 год).
Прошло 17 лет, а как актуально сейчас, в 2019‑м! Не об этом ли идет речь в авангардной сегодня концепции «Навыки XXI века»? Не о том ли поведали в своем выступлении перед участниками-конкурсантами на установочном семинаре в июне в Москве заместители министра просвещения РФ Татьяна Синюгина, а также Марина Ракова, когда она рассказывала о нацпроекте «Образование»?
В самом деле, конкурс не раз становился побудителем и мотиватором для новых инициатив в образовании. Прямо или косвенно он стимулировал, на наш взгляд, появление приоритетного проекта (в 2005 году) c поставленной задачей выявления и поощрения лучших учителей. Да и в нынешнем федеральном проекте «Учитель будущего», одном из десяти других, можно уловить общие черты, видимые и невидимые его связи с самой сутью конкурса «Учитель года России». А что уж говорить о разно­образных конкурсах (для разных уровней образования, по разным темам и сюжетам), появившихся на волне «Учителя года» и повсеместно растущих в стране! Но надо признать, не всегда нужных, неоправданно избыточных, зачастую малоэффективных и бесполезных, осложняющих жизнь рядового учителя (но об этом отдельный разговор!).
Кстати, начиная с 2009 года тема, связанная с развитием так называемых мягких навыков - критическое мышление, креативность, коммуникативность, кооперация, известных сегодня как 4К, уже настойчиво звучит в новых моделях конкурса (в системе конкурсных испытаний, в критериальных параметрах и т. д.), особенно в 2014‑2017 годах. Будучи его операторами, мы серьезно обновили научно-методическую базу конкурса, проводили мониторинги, подготовили пособие, разработали рекомендации. Чтобы наметить вектор его развития, детально описывали и анализировали все происходящее на конкурсе за эти годы и после него. Пришли к выводу, что главное в стране профессиональное педагогическое состязание формирует новые идеи, надежды, смыслы и ценности учительской профессии, конструирует завтрашний день школы, меняет судьбу отдельных личностей, становится в некотором роде системой построения будущего для его участников и образования в целом.
Важно отметить, что в действующем порядке «Учителя года России»-2019 сохранены основные знаковые элементы сложившейся системы, которые зарекомендовали себя на протяжении десятков лет. Они по-прежнему составляют основу модели нынешнего конкурса, но с некоторыми нововведениями, уточнениями, изменениями.

«И равен был неравный спор»
Какая емкая и нужная нам строка из пушкинского стихотворения «Бородинская годовщина»! Прямо в точку! И вот почему.
У конкурса «Учитель года», как и у любого заметного проекта, были, есть и будут сторонники и оппоненты, друзья и враги, единомышленники и непримиримые критики. И это нормально. «У тебя есть враги? Хорошо, - говорил Уинстон Черчилль. - Значит, в своей жизни ты что-то когда-то отстаивал». Приходилось в самом деле отстаивать правомерность идеи конкурса, подходов к нему, сформулированных ее авторами, доказывать, что этот конкурс не шоу, что его безусловная основа - профессионализм учителя, что нельзя превращать конкурс в экзамен для учителя, в политические игры, в обязаловку, в рейтинговую борьбу между регионами. Не все знают, что под разными предлогами (и с разными целями!) были попытки принципиально изменить формат конкурса (хотя он и так менялся практически каждые пять лет). Предлагалось, например, отказаться от публичных мастер-классов, от конкурсных уроков и сосредоточиться на разработке силами конкурсантов образовательных стандартов (о как!) по своим предметам (2008 год), вместо конкурса проводить предметные олимпиады для учителей (2012 год), обязать учителя при вхождении в конкурс сдавать ЕГЭ, отказаться от конкурсного урока и проводить только внеурочные занятия и т. д.
Часто объясняли оппонентам, да и самим учителям, что конкурс не выбирает лучшего учителя, что сделать в принципе невозможно, он определяет наиболее успешное представление мастерства, опыта, показывает индивидуальность и уникальность педагога, его личностные и профессиональные качества в рамках заданного формата и в сложившихся условиях (места, времени, обстоятельств). А также и то, что конкурс - это в большей степени новая мотивация к развитию и творчеству, школа профессионального, личностного роста, инструмент общественного признания и выхода на другой уровень престижа среди коллег, родителей, учеников. Наконец, это механизм, определя­ющий изменения в профессиональном мышлении педагогов, в уровне их коммуникации, сетевого взаимодействия. Так, в 2014‑2017 годах с профессором, доктором педагогических наук Андреем Иоффе мы пытались уточнять и формулировать главные смыслы конкурса, доносить их до читателей, до участников конкурса («УГ» №20 от 19 мая 2015 г., «УГ» №32, 2016 г., «УГ» №24, 2017 г.).
Замечу: путь поиска ответов на вопрос, что же такое конкурс и каким мы видим учителя года, начался, конечно же, с первых его лет в публикациях журналистов, экспертов, учителей. И все-таки хотелось с годами более точных и емких определений, уточняющих его смысл и назначение. Фиксировала для себя мнения коллег, участников, наших авторов. Начиная, пожалуй, с 1996 года, когда была опубликована наша беседа-диалог с Марией Лазутовой, тогда заместителем министра образования РФ, председателем оргкомитета конкурса, с заголовком «Конкурс «Учитель года»: до, после и всегда» («УГ» №29‑30 от 23 июля 1996 г.), и по сей день продолжаю составлять этот своеобразный конкурсный глоссарий.

«Друзья мои, прекрасен наш союз!»
В какой-то момент вызревавший в голове образ победителя все-таки появился в бумажном изложении. В 2002 году была сделана попытка более объемно и целостно описать его портрет и передать главный смысл конкурса. Наша позиция заключалась (и мы по-прежнему отстаиваем ее) в том, что учитель года - это не только высокопрофессиональный предметник, имеющий хорошую фундаментальную подготовку, владеющий общей педагогической и психологичес­кой культурой, но и педагог, обладающий способностью выходить за рамки традиционных подходов и умеющий работать в инновационном режиме. Он побуждает детей к самостоятельности, развивает мышление, творческую активность. И это для него не дань очередной педагогической моде, а органичное выражение его индиви­дуальности, педагогической и человеческой сущности.
Убеждена, что учитель года - это человек с широким кругозором, с гуманитарным, культурологическим мышлением (независимо от специальности), художественно одаренная личность с разносторонними интересами, увлечениями. Это глубоко интеллигентный человек, наделенный такими качествами, как мягкость в общении, доброжелательность, предупредительность, толерантность, отзывчивость.
И, конечно, на обладателя главного приза конкурса - Хрустального пеликана - возлагается некая миссия. Он, как маяк, символ, флагман, лидер, становится своего рода трибуном, голосом большого числа ярких, передовых учителей, работа­ющих в инновационном режиме.
Поэтому, обладая всеми необходимыми профессиональными качествами, победитель конкурса, кроме того, должен уметь публично выражать свою позицию широкой аудитории, включая структуры власти, телевидение, прессу на региональном и федеральном уровнях. Победитель вдохновляет своих коллег на постоянное развитие, самосовершенствование, он не замыкается только в рамках своей предметной области и благодаря своему особому дару убеждения вовлекает учителей в творческую деятельность, повышает уровень их креативности. У обладателя Большого Хрустального пеликана появляется ответственность за развитие конкурсного движения педагогов, он становится его лидером в предстоящем году в регионе и по возможности на федеральном уровне.
Получив звание «Учитель года России», победив на конкурсе, он не просто вливается в сообщество победителей прошлых лет, но и вносит свою лепту в конкурсную программу в течение года и далее. Вот снова Пушкин: «Друзья мои, прекрасен наш союз! // Он, как душа, неразделим и вечен - // Неколебим, свободен и беспечен, // Срастался он под сенью дружных муз». Ну и это, на мой взгляд, еще не все. Учитель года уже не может не занять активную гражданскую позицию в отстаивании интересов и прав учительства в своем регионе и на уровне всей страны. Он с готовностью и открытым сердцем призван теперь делиться опытом, выезжать в любой регион, город, село, чтобы выступить перед учителями, показывая свое мастерство учителя-предметника, педагога-философа, блестящего оратора, учителя-гражданина.
Хочет он того или нет, но победитель конкурса - это человек, которому необходимо уметь анализировать происходящие в системе образования и в обществе в целом процессы, обобщать и в убедительной форме доносить это до слушателей, выступая на съездах, конференциях, больших педагогических и общественных форумах. Не много ли максимализма, избыточности в ожиданиях от победителя и в требованиях к нему, спросите вы. («Какой избыток чувств и сил…». А.С.Пушкин, «К Языкову».) И когда же учить детей? Вопрос не праздный, дилемма непростая! И все же решаемая, если помнить и принять то, ради чего создавался конкурс и почему достиг своего тридцатилетия! Вначале, правда, была надежда, что учителю-победителю для этих целей будет предоставлен после конкурса годовой оплачиваемый творческий отпуск. Но пока этого не случилось, многие наши победители каким-то волшебным, мистическим образом умудряются выполнять то, чего мы от них ждем и хотим, при этом одновременно, что очень важно, продолжают, как и прежде, хорошо и ответственно учить и воспитывать своих учеников.

«А судьи кто?»
Вечный и сакраментальный грибоедовский вопрос! Важнейший для любого состязания, тем более для профессионального конкурса «Учитель года», не отпускающий никогда. Если оказываешься изнутри включенным в процесс конструирования и создания групп экспертов, состава жюри, ты должен осознавать степень ответственности перед теми, кого будут оценивать эти люди. Задача сложнейшая, если исходить не из формальных показателей и критериев, не из должностных заслуг и титулов привлекаемых для этого почти «божественного» действия специалистов. Проще и удобнее задать по ним определенные параметры, а компьютерная программа выдаст готовый результат. Но правильнее, на мой взгляд (хотя, о, как непросто!), и по сути, и по смыслам, следовать логике, к примеру, нашего автора из Вологды - лауреата конкурса в 2007 году Евгения Вирячева, который написал следующее: «Члены жюри должны быть выше участников конкурса интеллектуально, профессионально, духовно и нравственно. Они должны быть подготовлены к восприятию, если понадобится, расшифровке, оценке, классификации чужого опыта, воззрения, чужой идеи. Иначе они не определят, куда ведет этот «шаг» - вперед или в сторону» («УГ» №37 от 13 сентября 2011 г.).
Вероятно, поэтому начиная с 1991 года, получив задание заниматься формированием жюри, мы вместе с коллегами трепетно и тщательно шаг за шагом из года в год собирали вокруг конкурса таких «идеальных» экспертов, которые, как утверждал известный ученый-психолог Сергей Братченко, должны обладать целым комплексом личных, профессиональных и других качеств, таких как методологическая, методическая грамотность, коммуникативная компетентность. А это, непременно, уважение и внимательность к собеседнику, беспристрастная заинтересованность, способность устанавливать контакт, слушать и слышать, адекватно выражать собственную позицию, гибкость и конструктивность, готовность разрешать межличностные проблемы. В этом же ряду нравственная зрелость, порядочность, готовность к открытию и работе в новых для себя ситуациях, наблюдательность, восприимчивость, чутье, интуиция… Широта, добавлю от себя, взгляда на мир и высокая внутренняя культура.
Конечно, правила, процедуры, критерии нужны, они, как и положено, закреплялись все эти годы в официальных документах. Чтобы не только регламентировать, но и помочь жюри, в 2016 году руководитель юридического отдела нашего издания Татьяна Погорелова разработала специальные рекомендации по работе экспертов, обратив внимание и на этические нормы поведения членов жюри во время судейства на конкурсе. Помогли ей в этом также опыт погружения в последнее время в организацию конкурса и работа в счетной комиссии, где вместе с Еленой Елшиной из Общероссийского профсоюза образования, ее давним председателем, они многие годы выполняют важную функцию - реализуют и контролируют все оценочные процедуры. И все-таки не формализованный, а ценностный, содержательный, творческий подход, просто здравый смысл формирования жюри все эти годы оставались в приоритете.

«Ума холодных наблюдений и сердца горестных замет»
Открыть, разглядеть, признать на конкурсе по-настоящему ярких личностей, Моцартов в педагогике - не менее сложная наука, чем сам конкурс для учителя и подготовка к нему. Не только наука, но и искусство, овладеть которыми можно в том случае, если причастные к нему организаторы и эксперты правильно понимают свою задачу, мыслят в одном направлении и идут к цели рука об руку. Если сами судьи - талантливые педагоги и незаурядные личности, знаковые фигуры.
Символично, что первые два года (1990‑1991) Большое жюри возглавляла знаменитая Софья Николаевна Лысенкова. Соавтор Манифеста педагогики сотрудничества, который впервые появился на страницах «Учительской газеты» в 1986 году благодаря Владимиру Матвееву, главному редактору в те переломные для Страны Советов годы, стала, по сути, связующим звеном между педагогами-новаторами и учителями года. Вектор развития конкурса в сторону гуманистической педагогики оставался до сей поры доминирующим. В 1992 году Мария Андреевна Комлева, легендарный директор одной из лучших школ Москвы, народный учитель России, продолжила эстафету, вслед за ней в 1993 году Большое жюри возглавил Артур Викторович Заруба, победивший на конкурсе в предыдущем, а в следующем, 1994‑м, его сменил на этом посту Олег Геннадьевич Парамонов, абсолютный победитель конкурса «Учитель года России»-1993.
Почти двадцать пять лет, начиная с 1995 года и по сей день, Большое жюри возглавляет Виктор Антонович Садовничий. Ректор МГУ имени М.В.Ломоносова, академик РАН, президент Российского союза ректоров и Евразийской ассоциации университетов, ученый мирового уровня стал руководителем университета в 1992 году и уже через три года присоединился к конкурсному движению. Сегодня невозможно представить себе финал «Учителя года России» без человека, который не захотел исполнять роль свадебного генерала, как это порой бывает, а по-настоящему встал у руля Большого жюри главного профессионального состязания в стране, подняв тем самым его статус и авторитет. Его вопросы к конкурсантам, всегда глубинные, уместные, уважительные и корректные по отношению к ним, дают учителю возможность осмыслить себя и свои подходы, увидеть перспективы роста. Александр Демахин, одержавший победу в 2012 году, так сказал о нем: «Уважительность, заинтересованность в каждом человеке, желание вдохновить его - неизменные качества Виктора Антоновича, и потому на конкурсе он не столько председатель жюри, ставящий баллы или выносящий вердикты, сколько учитель для учителей, наставник, ищущий новое и соединяющий его с традициями российского образования» («УГ» №14 от 2 апреля 2019 г.).
Наши известные педагоги, ученые, деятели культуры, такие как Ролан Быков (был членом жюри в 1993 году), Евгений Ямбург, Шалва Амонашвили, народные учителя СССР и России Петр Головин, Валерий Салахов, Марина Фирсова, Альбина Золотарева, Ефим Рачевский, Александр Лысиков, Ольга Ройтблат, Майя Пильдес, доктора и кандидаты наук Любовь Духанина, Людмила Дудова, Виктор Рябов, Павел Сергоманов, Эдуард Никитин, Алина Левитская, Елена Пахомова, Евгений Малеванов, Андрей Иоффе, Виктор Чертов, Людмила Левина, Андрей Милехин, профсоюзные лидеры Галина Меркулова, Татьяна Куприянова, Михаил Авдеенко и другие авторитетные личности, а также победители и лауреаты, которые затем становились экспертами, каждый раз вносили свою заметную лепту в конкурсное дело. Многие из них и сегодня в обойме конкурсного движения, их дельные советы оттачивают наши представления о педагогическом мастерстве, которые чаще всего и по большому счету не укладываются в математические и арифметические подсчеты, опровергают «магическую» силу баллов, культовую роль формализованных критериев и показателей. Об этом написал в 2016 году академик Шалва Александрович Амонашвили, выдающийся педагог, философ, психолог, писатель, наш современный классик, автор гуманной педагогики, когда по завершении конкурса членам жюри нужно было ответить в итоговой анкете на некоторые вопросы.
«Я напишу тебе письмо, Ирина, - сказал мне достопочтенный академик, - это лучше, чем заполнять анкету». Опуская личные моменты, дорогие моему сердцу детали письма, процитирую то, что будет, уверена, интересно всем: «…Конкурс «Учитель года России» - замечательное педагогическое движение, которое поощряет талант и творчество учителей. Я состою в Большом жюри уже много лет (спасибо тебе, что заставила меня вернуться в жюри). Критерии, по которым выявляется победитель, в принципе приемлемы. Дело в том, что более объективные подходы разработать трудно. Их можно совершенствовать, но объективного совершенства не достигнем. Формально я подчиняюсь им и даю свои оценки в баллах. По сути, я действую по-другому. Я стараюсь почувствовать конкурсанта, понять его, вообразить его перед учениками, коллегами, родителями. В общем, стараюсь создать в себе личностный образ конкурсанта. Для этого у меня сложились свои критерии: как он общается с окружающими (на сцене, вне сцены), как движется, ведет себя, насколько он аккуратен, учтив, насколько способен расположить других в пользу себя, каковы его взгляды, мышление, педагогические устремления, с помощью каких понятий выражает свои мысли, насколько действительно свежее то, что он предлагает, как говорит, с какой располагающей экспрессией, с какой жестикуляцией, не прослеживается ли гордыня, сверхсамоуверенность, насколько он скромен, чувствуются ли начитанность, знание новых направлений, насколько широк познавательный интерес, стараюсь почувствовать, любит ли он детей, не авторитарен ли, может ли вой­ти в духовную общность со школьниками…» Далее Шалва Александрович размышляет о том, что он старается посодействовать победе того, кто вызывает в нем больше надежд, и рассказывает, как он это делает, а завершает письмо так: «…Конечно, при своих оценках я субъективен, как субъективен весь образовательный мир. Моя субъективность связана с моими взглядами и вкусами, с моей гуманной педагогикой. За время моего участия в конкурсах (в московских, всероссийских) мои избранники, как правило, оказывались среди финалистов, среди пятерки победителей и очень часто становились абсолютными победителями. 1.10.2016. Амонашвили Ш.А.».
В самом деле, вся история конкурса показывает, что формальное подчинение критериям и показателям, пусть тщательно и на научной основе разработанным, не гарантирует правильности выбора. Необходимы те самые «идеальные» эксперты, обладатели особых качеств, о которых мы уже говорили. Потому всегда, будучи организаторами конкурса, мы старались держать высокую планку требований при формировании жюри, дорожа теми, кто умен, прозорлив и может почувствовать, разглядеть и оценить незаурядность педагога, признать его талант. Таким экспертам близки и понятны идеи конкурса и строки Пушкина: «Ума холодных наблюдений и сердца горестных замет», с которых он начинает свое предисловие к роману в стихах «Евгений Онегин», а нас подводит к заключительной главе в рассказе об истории конкурса.

«Еще одно последнее сказанье,
И летопись окончена моя»

Спасибо Александру Сергеевичу! Но возвращаюсь к «Учительской газете», вновь и вновь листаю ее страницы. Настоящая летопись конкурса. Судьбы, истории жизни его героев и участников. Вижу знакомые имена и фамилии первых авторов конкурсных сюжетов, очерков - Владимира Жукова, Петра Положевца, Елены Комаровой, Ирины Колесниковой, Игоря Афанасьева, Бориса Волкова, Виктории Молодцовой, Маргариты Кургановой, Ольги Дубровиной, Натальи Савельевой, позднее Дарьи Журавленко, Оксаны Родионовой, Анны Хрусталевой и других журналистов, долгие годы работавших в «УГ». Фотографии Михаила Кузминского запечатлели все три десятилетия конкурсной эпопеи, они оживляют память, вызывают добрые эмоции и чувства.
Сотни и сотни очерков, репортажей! Столько же прочитанных корректурой статей и сверстанных макетов, которые раз в неделю превращаются под зорким глазом главного конструктора очередного номера Ирины Швец и ее команды в конечный продукт - в саму газету с ее 24 полосами. Вот и появляется перед нами живая история конкурса в лицах и фактах: изучайте, дорогие читатели, знакомьтесь с опытом и секретами мастерства его финалистов разных лет из разных городов, сел, регионов России! За эти долгие годы многие конкурсанты сами стали авторами собственных публикаций и колонок, небольших комментариев и больших разворотов. А сколько акций и проектов в разных уголках России довелось сообща сотворить с нашими друзьями, родственными душами, в периоды до и после конкурсов! И как расширилась география общения, укрепились горизонтальные и вертикальные связи и контакты учителей между собой и с нашей газетой! В виртуальном и реальном пространстве. Коллективное творчество! Плод общих стараний, яркий букет легких журналистских перьев! Опыт и талант, сердца и души работающих сегодня рядом коллег, тех, кто продолжает начатое тридцать лет назад благое дело, - Надежды Тумовой, Светланы Руденко, Вадима Мелешко, Татьяны Погореловой, Анны Данилиной, Анны Еланской, Натальи Бунякиной, Лоры Зуевой, наших собкоров, сотрудников, всех, для кого конкурсная тема осталась неизменной и любимой. Каждый по-своему, но вместе, теперь с новым главным редактором «УГ» Арсланом Хасавовым, не прерываем ход истории конкурса, его летопись, следуя, тем более в год нашего 95‑летия, хорошему постулату: «Все, что пытаешься стереть из памяти, остается на совести».
С 2005 года федеральный финал конкурса по предложению в то время министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко стал проводиться в регионах - на родине победителя. Конкурс принимали Калининград, Череповец, Москва, Санкт-Петербург, Магнитогорск, Челябинск, Тула, Липецк, Подольск, Мытищи, Казань, Самара, снова Санкт-Петербург . Везде радушие, открытость, теплый прием! Всюду радость встречи с новыми людьми, знакомства с образованием, культурой, традициями регионов.

P.S. Теперь Грозный в ожидании гостей, а мы в предвкушении педагогического путешествия в столицу Чеченской Республики, которая в последние годы поражает своими успехами в разных сферах жизни, демонстрирует достижения в образовании. Алихан Динаев, победивший в 2018 году, привез юбилейный конкурс на территорию развития, как недавно сказал о Чеченской Республике Президент РФ Владимир Путин, в один из самых красивых и динамично развивающихся сегодня городов не только Северного Кавказа, но и страны в целом.
И пусть тридцатый по счету главный профессиональный конкурс страны, который будет проходить в городе парков и аллей, садов и цветов, современных школ и музеев, станет (как в песне Юрия Кукина «Тридцать лет») «поиском смыслов, временем свершений, возрастом вершин»! Со счастливым его продолжением…

​Ирина ДИМОВА , первый заместитель главного редактора «Учительской газеты», кандидат педагогических наук, заслуженный работник культуры РФ, член оргкомитета и Большого жюри Всероссийского конкурса «Учитель года России»-2019