Напротив, в России словно задались целью раскрутить механизм сиротства, окончательно разрушив и без того слабеющий на глазах институт семьи. Об этом наглядно свидетельствуют размеры пособий, направляемых государством на содержание ребенка, - в родной семье такого месячного пособия хватает на 4 пакета молока, в приемной сумма пособия побольше - от 700 до 2500 рублей (в зависимости от возможностей региона). Это приводит к совершенно неожиданным результатам - матери отказываются от своих детей, потом их родственники оформляют опекунство на себя, ребенок же продолжает благополучно жить с фиктивной «отказницей». На этот счет был даже проведен правозащитными организациями небольшой социологический опрос, давший фантастический результат - 80 процентов приемных семей оказались фиктивными. Так пытаются выжить семьи, живущие за чертой бедности, и не нам их упрекать за откровенное злоупотребление - дети, что в приемных семьях, что в родных, есть хотят одинаково.

На территории Российской Федерации сегодня действует около 140 законодательных актов в области защиты прав ребенка, и главный из них, конечно, - Семейный кодекс. Однако ни в самом кодексе, ни в одном из этих законов и нормативных актов нет даже правового определения понятия семьи. Так мы и рассуждаем с умным видом о чем-то, что законом никак не обозначено, - мол, да что об этом говорить, все знают, что такое семья. Однако проблема далеко не так проста, как кажется на первый взгляд. Начнем хотя бы с того, что семья имеет столько разнообразных форм, что в пору о каждой из них писать свой отдельный закон. Не установлены также многие юридические нюансы, например, чем приемная семья отличается от детского дома семейного типа или от семьи усыновителей. Отсутствуют определения, что такое общественный приют, социальная детская деревня, патронат. Региональные законодательные органы принимают местные законы, которые вступают в противоречие друг с другом и с федеральными документами на этот счет. Словом, на правовом поле идет игра без правил.

А в реальности большинство руководителей органов местного самоуправления считают передачу ребенка на воспитание в семью лишней головной болью, им куда легче перечислить деньги в детский дом. Положение статей 121-123 Семейного кодекса РФ о передаче ребенка на воспитание в семью в течение одного месяца после того, как он признан сиротой или оставшимся без попечения родителей, практически не выполняется ни в одном из регионов нашей страны еще и потому, что в органах опеки и попечительства нет базы данных потенциальных родителей.

В связи с этим мы можем только предполагать, что количество желающих взять к себе в семью «чужого» ребенка так или иначе совпадает с количеством детей, подлежащих усыновлению. Достоверной информации на этот счет, понятно, нет. Есть только обрывочные сведения о том, что где-то (где взялись за проблему передачи детей в семьи всерьез) процесс, что называется, пошел. Так, например, в Старой Руссе под Новгородом местный детский дом время от времени пустеет, пока не заполняется вновь прибывающими сиротами. А что произошло с теми, кто жил в детдоме ранее? Да просто теперь они благодаря в том числе и развернутой бурной агитации в прессе, на телевидении живут в семьях. В среднем каждая десятая семья в этом городе имеет на своем попечении бывшего детдомовца. Во время прямого эфира одной из московских радиостанций, передача которой полностью была посвящена проблемам сиротства, за час в студию позвонили более сорока человек, желающих принять в свой дом сироту или ребенка, лишенного родительского попечения.

Но, несмотря на всю жажду россиян взять в свой дом бывшего детдомовца, они часто проигрывают в этом вопросе иностранным усыновителям. А в результате наша страна занимает второе после Китая место в мире по зарубежному усыновлению (если же взять процентное соотношение населения в нашей стране и в Китае, то выяснится, что и здесь мы впереди планеты всей). Неужели иностранцы любят детей больше россиян? Да нет, просто они гораздо богаче.

Конечно, с другой стороны, какая разница, кто забирает ребенка в семью из детского дома - по сути дела, маленькой резервации, где дети живут в замкнутом пространстве, оторванные от реального мира, задыхающиеся, а порой и гибнущие в этой клетке, - россиянин или иностранный гражданин? Главное, дать ребенку семью.

- Давно пора разрушить порочную систему, что не позволяет детям уходить из детдома в семью, - полагает член координационного совета общественных организаций «Гражданское общество - детям России», председатель московского отделения международного общественного информационно-просветительского движения «Добро без границ» Светлана Бочарова. - И в этом смысле мы не просто кричим: «Караул!», мы предлагаем реальные пути разрешения проблемы. Причем начинать надо, по нашему мнению, с законодательства. Поэтому наши юристы и разработали законопроект под рабочим названием «О гарантиях прав ребенка на семью».

Документ определяет механизмы осуществления права ребенка на семью, предлагая ряд неотложных мер, цель которых - создание правовой базы для развития и широкой деятельности всех форм обустройства и воспитания сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, - государственных (детские дома, дома ребенка, приюты, интернаты), общественных (социальные детские деревни, общественные приюты, работающие, кстати, уже не один год под постоянной угрозой закрытия, ибо никакого юридического статуса у них нет вообще) и семейных (семьи кровные, семьи опекунские, усыновительские, попечительские, патронатные, приемные, детские дома семейного типа).

По нашему мнению, права и обязанности приемной семьи, детского дома семейного типа или общественного приюта должны быть закреплены, помимо прочего, в договорах о передаче детей на воспитание между органами исполнительной власти и гражданами или общественными организациями. Это, с одной стороны, ограничит произвол чиновников, а с другой - установит требования к тем, кто берется за воспитание детей.

Мы полагаем, что принять на воспитание ребенка вправе любой гражданин, вне зависимости от пола и семейного положения, но после того, как подтвердит факт своего прежде всего психологического здоровья, а также пройдет курс обучения в специальных центрах.

Данные о потенциальных опекунах и усыновителях согласно законопроекту будут заноситься в специально созданный банк данных (федеральный и региональный), и эта информация будет значить куда больше, чем симпатия или, напротив, антипатия инспектора по опеке или администрации детдома. Необоснованные препятствия со стороны государственных органов в усыновлении или взятии ребенка под опеку, патронат, на попечение и т.д. будут преследоваться по закону.

Органы опеки предлагается вывести из районных управ и подчинить не муниципальным, а федеральным органам исполнительной власти (скажем, Министерству образования или Минтруду и социального развития РФ) - это даст возможность куда лучше, нежели теперь, контролировать их деятельность. А местная власть должна осуществлять защиту прав детей на жилье по представлению органов опеки на основании уставов муниципальных образований. Контроль же за последующей жизнью такого ребенка в новой семье должны осуществлять специально создаваемые, в том числе и для этих целей, попечительские советы, в состав которых должны входить как представители общественности, так и соответствующих государственных структур.

Мы также предлагаем изменить систему социальных пособий на содержание детей. В проекте, например, идет речь о введении социального стандарта жизнеустройства ребенка. Фактически он гарантирует объем и качество предоставляемых услуг для социальных обеспечения и защиты, образования и воспитания. Нами предусмотрен единый социальный стандарт на детей в размере не меньше прожиточного минимума. Но мы вовсе не предлагаем, чтобы каждый ребенок в нашей стране получал пособие в размере прожиточного минимума. Это нереально, а мы не фантазеры. Некую доплату будут получать семьи, воспитывающие детей, общий доход которых недотягивает до необходимого минимума. Иными словами, в зависимости от материального состояния семьи государство будет осуществлять дифференцированную выплату до этого стандарта. При этом для всех детей, независимо от того, воспитываются ли они в родной, приемной, опекунской семье или в детском доме, определена одинаковая сумма.

Разумеется, мы отнюдь не настаиваем на том, чтобы проект был одобрен непременно в таком виде, в каком он предложен для обсуждения и рассмотрения. Более того, предлагаемый документ, по нашему глубокому убеждению, должен пройти не только государственную экспертизу, но и общественную, а также экспертизу детских психологов. Впрочем, прежде всего проект должен быть принят как законодательная инициатива. Поскольку мы являемся общественной организацией, у нас нет права выступить с такой инициативой, это привилегия депутатов, представителей министерств и ведомств. Те же пока молчат. Думают?