- Думаю, таким же, как вчера и позавчера, - человеком, который выпускает в общество достойных людей, требуемых временем. Просто время сегодня другое, чем вчера, и нужны новые навыки - твердые и мягкие, а их не всегда формируют в школе. Я недавно встречался с выпускниками Финансового университета. Поговорили, и я понял, что они не представляют себе, с какими сложностями встретятся, когда придут на работу. Люди не очень готовы к трудностям. У нас в университетском курсе есть много предметов, нужных и ненужных, но нет предмета под названием «Трудности в жизни». У нас очень много любопытных и любознательных людей, к числу которых и учителя относятся. Так вот, хороший учитель - тот, который развивает в детях любознательность, воспитывает в них восторг перед окружающим миром: какой он сложный! И еще учитель не просто учит ученика, он наставляет его, что делать, как делать, он помогает ребенку понять, зачем ему все это - учеба, знания, трудности.

- Мы говорим о будущем, которое, собственно, очень изменчиво, неопределенно. Но как-то не акцентируем внимание на том, что оно уже наступило, просто неравномерно распределено. Может быть, оно еще Липецкой области не коснулось, но коснется…
- По полной!

- Как учить сегодняшних ребят жить в этом сложном и непредсказуемом мире?
- Надо быть готовым к переменам. Учитель может научить только тому, что сам знает и умеет. Значит, надо запускать в систему переподготовки педагогов курсы и модули по развитию креативного и критического мышления, по социально-эмоциональному интеллекту, командному взаимодействию. У нас отличная база - есть очень хорошие школы, очень высокий уровень образования на селе, несколько школ входят во всероссийский Топ сельских образовательных организаций. Там замечательные педагогические коллективы, ученики поступают в серьезные заведения. Я уверен, что качество образования в школе зависит в первую очередь от руководителя. Хороший директор умеет сочетать традиции и новаторство, он все время сам учится, подавая пример коллективу, у него сильная команда, в первую очередь завучи, все там у него кипит, в коллективе много молодых преподавателей, особенно по информатике и технологии. У них все хорошо. Они готовы к переменам. Главное - не бояться их.

- Вы вкладываете деньги в развитие сельской школы. Ребята хорошо учатся, у них и предметные знания хорошие, и мягкие навыки развиты. Поступают они не только в липецкие вузы, поступают и не возвращаются. А кто регион будет двигать дальше, развивать его?
- Смотрите, здесь какая ситуация. Мы должны знать, сколько нам требуется высококвалифицированных выпускников разных специальностей, и не ждать, пока они сами к нам придут, а работать с ними на протяжении всего периода обучения. Мы должны отслеживать судьбу лучших выпускников липецких школ и предлагать им хорошую работу в родных местах после окончания вуза. Я отучился в Московском институте народного хозяйства, сейчас это Российская академия имени Г.В.Плеханова, вернулся домой, в город Буденновск. Но вернулся с другим уровнем подготовки, который я бы никогда не получил у себя в крае. Поэтому хорошо, что они уезжают учиться в серьезных учебных заведениях. Вопрос: как их стимулировать возвращаться? В общем-то, стратегия тут очень простая, я уже об этом говорил, - предоставить им высококвалифицированную работу, где бы они полностью раскрылись, и дать возможность роста.

- Игорь Георгиевич, кто были вашими главными учителями по жизни?
- Ну, конечно, родители. Кроме них у меня еще было два больших учителя - это председатель Северо-Кавказского банка Сбербанка России Виктор Владимирович Гаврилов и Герман Оскарович Греф. У обоих я очень многому научился.

- А школу помните?
- Очень хорошо.

- Что было для вас самым важным в ­школе?
- Что было самым важным?.. Наверное, получить знания. Без знаний я бы никуда не поступил. Никаких высоких знакомых, блата у родителей не было. У меня мама - бухгалтер, папа - инженер. Зная хорошо своих родителей, я уверен, что не стали бы они за меня просить, даже будь у них такая возможность, если бы я плохо учился. Поэтому только знания.

- Вы в каком классе решили, что пойдете в Плехановку и станете банкиром?
- По-моему, в девятом классе я то ли купил, то ли достал справочник «Вузы России». И начал просматривать. Вначале мое внимание привлек Ростовский институт народного хозяйства, все-таки Кавказ, рядом, но потом на семейном совете решили, что надо ехать в Москву - там поступление почище, попрозрачнее. Думал поступать на исторический факультет, педагогом стать, но вмешалась двоюродная сестра, уговорила, ссылаясь уже не помню на что, идти в Институт народного хозяйства на экономиста. Я так и поступил.

- Что в институте было самым трудным?
- Самым трудным… В Москву приехал паренек из маленького города. Все было непривычно. Никто не готовил для тебя еду, никто не стирал тебе одежду. Поначалу мне общежитие не дали, пришлось искать съемную квартиру, потом появилась комната в общежитии, но ни матраса, ни одеяла не было. Не первый курс, а лихорадка сплошная. После первого курса меня забрали в армию. Когда вернулся, стало легче, проще. Взрослее, видимо, стал.

- Знаете, вы были успешным финансистом, работали в огромной корпорации и вдруг в какой-то момент начинаете участвовать в конкурсе «Молодые лидеры России». Вам зачем это надо было?
- Ну вот, честно говоря, в конкурсе не участвовал. Есть два пути попадания на президентскую программу обучения. Отбор людей через конкурс «Молодые лидеры России», которые своим умом, сообразительностью доказали, что достойны двигаться дальше. И отбор среди тех, у кого за спиной уже есть багаж достижений и неплохое образование. Вот я ко вторым отношусь. У нас в группе были как одни, так и другие. А почему пошел учиться? Хоть это и пафосно звучит, но я верю, что человек должен учиться всю жизнь. Чтобы быть конкурентоспособным, чтобы не застревать навечно на каком-то уровне. Поучиться вместе с хорошими людьми вдвойне приятно, а когда тебя учат преподаватели, в том числе иностранные, такого уровня - это просто мечта. Когда окончили, такая печаль и грусть накатили… Честно, я бы еще годик с удовольствием поучился.

- Так все еще впереди…
- Теперь надо ждать, когда придумают новую программу. Хотя можно и в старой поработать. Уже есть что передать. Мы недавно с коллегами общались, которые ведут это программу, говорят: «Мы тебя осенью позовем, поможешь нам в подготовке новых руководителей».

- Что из вашего банковского опыта вы начали применять в первую очередь здесь, в Липецке?
- По большому счету колоссальных отличий нет, это работа с людьми. Знаете, что там работа с людьми, что здесь работа с людьми. Поэтому что-то можешь использовать, что-то - не можешь. Ну условно, мы не очень можем использовать интеллектуальные системы управления, потому что у нас здесь данные, которые нужны для системы управления, появляются через месяц, да еще и с задержкой, то есть ни о какой оперативности реагирования на какие-то показатели речи быть не может. Вот полностью перестраиваем HR-цикл - управление персоналом, внедряем здесь все инструменты, которые есть в Сбербанке, и они находят отклик. Это и психологические тестирования, и профильные, коллективные предметы решений, преемственность, наставничество, подготовка резервистов. Все это вообще ложится очень хорошо. И, кроме того, начинаем использовать различного рода современные методы дистанционного управления.

- Что в нынешнем процессе обучения в школе вас как родителя не устраивает?
- Надо сказать, что у дочери были проблемы. Мы сначала пришли в одну школу. И началось: дочь что-то там не доделала, что-то не успела, что-то не так поняла. У меня каждый день в семье трагедия была. Жена рыдала… Потом мы перешли в очень хорошую школу «Золотое сечение», где очень внимательные, толковые и талантливые преподаватели. У нас сразу все скандалы в семье закончились. И дочь начала прибавлять. Но после того как я посетил «Хорошколу», я понял, что ей надо там учиться. У ребенка свобода и ответственность одновременно. Он не просто учится, он растет, он там становится самим собой. Почти все учителя молодые, потрясающий материальный уровень. Что для меня самое важное как для родителя - в школе ребенку должно быть комфортно, он с удовольствием должен идти в школу, не играть там в жизнь, а по-настоящему жить. Понятно, «Хорошкола» - это как модель, как образец. Но в наших силах сделать так, чтобы подобных школ было как можно больше и по учительскому профессионализму, и по материальному обеспечению.

- Вы жесткий родитель? Говорят, что сыну своему вы ни разу не помогли в продвижении по службе…
- Это не означает, что я жесткий родитель, это означает, что я нормальный родитель. Если все время ребеночка подталкивать, помогать, то таким он и вырастет. А я не помогал - сын вырос независимым. Вот думал, что, когда он придет ко мне с рассказом о том, что уходит из Сбербанка, это станет для меня потрясением. В Сбербанк он поступил на низшую должность по конкурсу, стал лучшим в своей специальности, потом во второй, в третьей… За два года дошел до мечты многих - до так называемого инвестиционного бэнкинга. И ушел оттуда. Сказал: «Это не мое, не хочу. Я хочу сам работать». Вот сейчас и трудится, мучается, но счастлив.

- Что для вас главное в людях?
- Вы знаете, наверное, положительная энергетика, искренность, чистота.

- По этим качествам вы и команду подбираете?
- Когда работаешь с людьми с непонятной мотивацией - плохо, когда работаешь с людьми высокопрофессиональными, но злобными - тоже плохо. Поэтому я стараюсь подбирать людей положительно заряженных.

- А расстаетесь?
- Как там, «по делам его судите», да? Ну вот, есть результат - прекрасно, нет результата - почему, можно ли исправить? Нельзя исправить, не получается, даже если помогли понять причину, почему не получается, - надо расставаться.

- Возвращаясь к липецкой системе образования, что бы вы хотели как руководитель региона сделать в первую очередь?
- В первую очередь улучшить, усовершенствовать материальную базу. Во вторую очередь заняться доходом педагогов. Где-то он неплохой, а где-то оставляет желать лучшего. И, наверное, третье - наладить постоянную переподготовку учителей, чтобы они соответствовали современным требованиям. Я считаю, что педагоги должны больше учиться, чем это предусмотрено программой для них.

- Когда вы говорите про материальную базу, это подразумевает строительство новых школ?
- Есть проблемы по зданиям сельских школ. В Липецке ситуация более-менее нормальная, здесь строятся новые микрорайоны, за ними идут и школы. И, естественно, оснащение химическими, физическими лабораториями, техникой и оборудованием для занятий технологией, робототехникой.

- Рядом с образованием культура, спорт. Лучших результатов достигают там, где объединяют усилия в этих трех направлениях. Вы куда будете двигаться?
- И туда и туда. Культура для меня - это нечто большее, чем художественная самодеятельность и местный театр, это внутреннее состояние населения, это их ощущение степени собственного благополучия. Если не поддерживать старое и не закладывать новое, будет все плохо. У нас поколение подрастает, которое привыкло к рыбе, как в той басне, когда надо дать человеку рыбу или удочку, для того чтобы он был сыт. Я всегда за удочку. Современная молодежь вырастает, желая рыбу, с предположением, что все должны ей и что не надо работать над собой, не надо конкурировать с другими, не надо достигать успехов - мне должны все дать. Понимаете, вот я из простой семьи, мне никто никак не помогал, у меня ни дяди, ни тети, никого. Все, что я сделал, сделал сам. Я вам рассказывал про свою студенческую молодость. Я спал на железной решетке, укрывался пальто, работал на трех работах. И учился хорошо, и результаты показывал. Это, конечно, большая беда сегодняшнего дня - иждивенческие настроения, отсутствие воспитания предпринимательского духа, достиженчества. На наших глазах воспитывается отряд граждан, которые будут все время приходить и говорить: «Дайте мне, почему вы мне ничего не даете?» Вот почему школа должна воспитать любовь к достижениям, любовь к труду, должна учить зарабатывать и достигать, а не получать.

- Игорь Георгиевич, вы знаете, что наш благотворительный фонд «Вклад в будущее» разрабатывает модель персонализированного образования и цифровую платформу как инструмент ее реализации. В рамках поручения Президента России Владимира Владимировича Путина в нынешнем учебном году пройдет апробация платформы в пяти субъектах, в том числе и в Липецкой области. Что вы будете делать, когда закончится апробация?
- Размножать модель, масштабировать на область. Она поможет нам изменить парадигму образования. Я чуть дальше думаю. Она поможет нам сформировать таких выпускников школ, которые будут нацелены на то, чтобы быть конкурентоспособными. Почему я все время говорю «зарабатывать»? Если у нас не будет конкурентоспособных молодых людей, которые могут создать производство, заработать себе, семью обеспечить, у меня как у руководителя субъекта будут проблемы, у меня будут постоянно митинги перед окнами. А если люди будут самодостаточно организовывать производства, платить налоги, будут конкурентны в современном мире, у меня как у руководителя, знаете, какие будут проблемы? Какой театр сюда привести, какие спортивные активности организовать, куда отправить на обучение новым методам управления или технологиям…

- Вы когда пришли исполняющим обязанности губернатора, с какой проблемой столкнулись, которой не ожидали?
- С активной нелюбовью к власти и недовольством тем, что делает власть. Все не так и все не то.

- Как это можно переломить?
- Во-первых, люди должны видеть, что власть реагирует на их запросы. Во-вторых, реагирует не от случая к случаю, а постоянно. И в-третьих, власть готова не просто решать проблемы, а вовлекать граждан в решение их проблем. Кажется, ситуация понемногу меняется. Теперь, когда я иду по улице, ко мне обращаются не только с проблемами, но и благодарят. И это, поверьте, очень, очень и очень приятно.

- Вы как относитесь к критике?
- Абсолютно нормально.

- То есть вас можно критиковать и ничего не будет?
- Ну, слушайте, нас, во-первых, приучили - жалоба как подарок, раз. Я же воспринимаю критику как? Клиент всегда прав. Кто для меня клиент? Население области.

- Как вы восстанавливаетесь?
- Спорт.

- Каждый день?
- Да.

- Давно?
- Да. В школе я занимался каждое утро, потом был перерыв, армия, вуз, работа. Потом я стал очень большим, толстым, некрасивым, весил 95 килограммов. Потом началась борьба с самим собой. Я выиграл первый этап, сбросил 10 килограммов. И теперь борюсь постоянно. Но здесь намного больше стрессов, чем было раньше. И кушать всегда хочется (смеется).

- Кем вы видите себя через 10 лет?
- Пенсионером.

- Через 10 лет пенсионером? Еще рано.
- Это почему рано? 52‑62.

- Еще не пустят на пенсию в 62.
- Тогда преподавателем.

- Преподавателем?
- Да.

- Игорь Георгиевич, спасибо за беседу.