Мишины университеты

Серафима ШУМЕЙКО, экономист, Москва:
- Когда моему сыну Мише было четыре года, к нам приехала погостить моя тетя Варя, живущая в Германии, которая не видела его два года. Внимательно понаблюдав за ним, начала меня отчитывать за то, что мы неправильно воспитываем Мишу, не социализируем его: «Он у вас привык думать только о себе. Постоянно требует у бабушки что-то принести то из кухни, то из другой комнаты, как будто не может этого сделать сам. Он у вас растет эгоистом». Я ее очень внимательно слушала, ведь тетя Варя по профессии педагог, работала в школе, детском саду. Но внутренне не согласилась с ней. А тетя продолжала: «Разве ты не заметила, как он, сидя за общим столом, требовал, чтобы ему прежде других подали еду, положили лучший кусок торта».

Замечания тети меня насторожили. И вот я стала как бы со стороны наблюдать за своим сыном. Как-то мы с мужем собрались в кинотеатр. Уже оделись. Вдруг Миша стал капризничать и потребовал, чтобы я осталась и уложила его спать, почитала ему сказку. Я ответила, что сегодня его уложит бабушка, но он и не думал соглашаться, продолжал канючить свое, и мы опять уступили. «Тетя Варя права, - сказал однажды мой муж, - если мы продолжим во всем потакать Мише, он вырастет законченным эгоистом».

Нам было трудно переломить себя, но мы поняли свою ошибку, стали иначе обращаться с ребенком. Разговаривали с ним по-доброму, когда в чем-то приходилось ему отказывать. Подрастая, он становился менее своенравным, стал понимать других. Когда ему было шесть лет, Миша просил нас подарить ему собаку. Мы не сразу согласились, спрашивали его, будет ли он ухаживать за щенком. И вот у нас появился белый пудель. Этот замечательный пес по-настоящему нам помог в воспитании Миши. Благодаря собаке сын научился заботиться не только о себе, но и о других. А когда Мише было восемь лет, у нас родилась дочка Лиза. Мы помогли ему стать заботливым братом. И теперь, когда Мише исполнилось 16 лет, он по-прежнему любимую сестричку опекает. Водит ее на каток, в театр, учит рисовать.

Первая парта у окна

Татьяна КАШИНСКАЯ, учитель истории, Тверь:
- Наверное, в каждом школьном классе есть дети, которые не вписываются в коллектив, не дружат с одноклассниками, слишком заняты собой. И они сами, и те, кто с ними общается, испытывают трудности, когда нужно установить контакт. Да и нам, педагогам, совсем непросто добиться взаимопонимания с этими ребятами.

Хочу рассказать об одном своем ученике. Валерий появился в моем пятом классе в середине учебного года (семья переехала из другого района). Я посадила мальчика рядом со спокойным, доброжелательным учеником Володей, полагая, что он поможет новенькому быстрее освоиться в незнакомом коллективе. Дня через два Валерий подошел ко мне и попросил: «Я хочу сидеть за первой партой у окна. Это было мое место в той школе, где я учился». «Но там уже не первый год сидят две девочки, они могут не согласиться», - ответила я и попросила его выкинуть эту прихоть из головы.

Я полагала, что вопрос исчерпан и Валерий об этом забудет. Но на другой день ко мне пришла мама Валерия и тоже попросила, чтобы я выполнила пожелание ее сына. Я не стала делать из этого проблему и пообещала поговорить с ученицами, сидящими у окна. Неожиданно девочки согласились. И Валерий с чувством победителя переселился к окну вместе с Володей, которому было все равно.
После этого случая мой новый ученик и дальше продолжил устанавливать в жизни класса свои порядки, как он их понимал, то есть исходя из своего личного желания.

Вот он впервые с классом пошел в наш любимый тверской ТЮЗ. Я сообщила ребятам, в каком ряду и какие места можно занимать. Как только мы вошли в зрительный зал, Валерий, расталкивая всех - и детей, и взрослых, оказавшихся на его пути, - поспешил занять самое лучшее место в середине. Он даже оттолкнул свою одноклассницу Машу, девочку слабенькую и болезненную. Конечно, потом мы высказали ему это, но Валера так и не понял, в чем он не прав.

На классном собрании мы собирались обсудить книгу о наших, тверских, земляках, героях Великой Отечественной войны. Книга в нашей библиотеке только в одном экземпляре, и я попросила, чтобы ее прочитали все, передавая из рук в руки. Валерий первый взял эту книгу и долго держал у себя, не заботясь о товарищах.

Я упоминала ученицу Машу. Она по нездоровью подолгу оставалась дома, а ребята по очереди навещали девочку, делали с ней уроки, читали. Валерий никак не хотел участвовать в общем деле, ни разу не навестил одноклассницу. Он как-то выпадал из коллектива, мне не нравился его эгоизм, и я поговорила об этом с его мамой. Она меня поняла, к тому же она была детским врачом и живо откликнулась, считая, что сын не прав и должен вместе со всеми делать добро. Даже согласилась пойти к Маше вместе с сыном, осмотреть девочку как детский врач, чем-то помочь. Надо сказать, что мама, видимо, имеет большое влияние на сына, он неоднократно вместе с мамой навещал Машу и впоследствии не отказывался участвовать в общей заботе об однокласснице. Мама сумела убедить сына, что слабым нужно помогать, только тогда человек сможет уважать себя.

С того момента мальчик изменился, но характер есть характер. Вместо эгоизма обнаружились задатки лидера, и они пригодились ему, когда он с группой ребят стал волонтером - они шефствовали над детским домом. Валерий успешно окончил школу. Вместе с аттестатом ему вручили грамоту за хорошую волонтерскую работу.