Кружок назвали «Мы на сцене». Готовя инсценировки басен Крылова и русских народных сказок, я объясняла, что значит играть роль или проживать кусочек жизни героя на сцене. Вместе придумывали декорации. Работа «вроде с театром» в сельской школе меня многому научила.

Когда я начала работать в большой городской школе, то смело взялась организовать драматический кружок со старшеклассниками. Желающих заниматься в драмкружке было немало. Они сами предлагали пьесы, охотно объясняя свой выбор. Помню, как-то в первый же год свой работы со старшими ребятами мы заняли первое место в районном конкурсе за инсценировку сцен из драмы А.Н.Островского «Гроза», и ребята радовались полученным грамотам.

Мои бывшие однокурсники, работавшие в школах Подмосковья, в письмах сочувствовали нам с подругой Тасей, что мы загружены кружковой работой (Тася вела физико-математический кружок). А нам нравилось что-то придумывать, вовлекать в творческий поиск питомцев, а потом вместе подводить итоги, радоваться успехам и находить ошибки и недочеты. Получив высокие оценки за сцены из комедии А.Грибоедова «Горе от ума», мы стали готовиться к выступлению в Доме учителя в Калининграде. Но юноша, исполнявший роль Фамусова, заболел. Кем его заменить? Остановились на Толе, который во время наших репетиций мастерил декорации, прислушивался к выступлениям ребят и наверняка многое запомнил. Уговорили, нарядили, прорепетировали - хорош Фамусов! В чепце, халате, с фонарем в руках. А главное - с ворчливым басом. И роль быстро выучил, и на генеральной репетиции был уверен. Но когда Толя впервые вышел на сцену и посмотрел в притихший зал, то застыл. Я забеспокоилась, поняв, что он напрочь забыл монолог… Но Толя, преодолев волнение, включил свое умение балагурить и на ходу сочинять, видимо, кое-что из монолога вспомнил и уверенно стал отчитывать Софью:

Где? С кем? Ужели Софья дочь?
Бесстыдница, срамница - в ночь?!
Связалась с кем? Ужели с Чацким?
Что станет говорить княгиня
Марья Алексевна?

За кулисами кружковцы зажимали рты от смеха, а Толя два раза выходил под аплодисменты зрителей на сцену. С этого дня он стал постоянно участвовать в нашем кружке.

Мне нравилось, когда кружковцы шутили над собой, иногда над учителями… Так, после постановки эпизодов из комедии Н.Гоголя «Женитьба», иронизируя над неумной невестой, ребята заговорили об учителях: «Если бы к эрудиции Ольги Павловны прибавить мягкость Инны Ивановны…» Гена подхватил: «Ага! К строгости Павла Ивановича прибавить юмор Лидии Петровны…» Юра закончил: «Да! Тогда наша школа гремела бы на всю область».

Я строго требовала заучивания каждой роли наизусть, и все же на выступлении всегда волновалась и рвалась остаться за кулисами, чтобы в случае чего помочь, подсказать. И однажды слышу от Коли: «Мавр сделал свое дело - мавр может уходить». И, взяв меня под руку, юноша проводил «мавра» в зал.

Когда я стала через несколько лет заместителем директора школы по воспитательной работе, кружковцы охотно мне помогали в проведении вечеров, вносили много выдумки. Наверное, поэтому выпускники запомнили интересные сценарии, авторами которых были кружковцы. Так, на «Вечере трех поколений» всех зрителей покорили танцы, исполненные учителями пенсионного возраста: полная учительница химии выдала на «бис» чарльстон, а учитель труда ветеран войны Скуратов галантно танцевал вальс-бостон с юной математичкой.

Вечер «Есть город, в который я с детства влюблен» мы провели в районном Доме культуры, после него несколько ребят написали стихи о своей малой родине. Как-то незаметно и подготовка выпускных вечеров перешла в руки нашего кружка. Помню, тот выпускной мы назвали иначе - «Интеллектуальный бал», потому что поздравляли выпускников великие люди прошлого. С добрыми напутствиями на сцене предстал сам Михаил Васильевич Ломоносов, напомнивший юным: «Науки юношей питают...» «Старик Державин» благословил ребят, пишущих стихи. Великолепная королева Англии одарила медальками выпускников, отличившихся в изучении двух иностранных языков. Все было так не похоже на прежние выпускные вечера, интересно, свежо! Но окончательно публику покорил выпускник-троечник. Он вышел во фраке Чацкого, с огромным «аттестатом» и прочитал свой обличительный монолог, который все расценили как признание в любви к школе:

Не образумлюсь - виноват…
И слушаю - не понимаю…
Зачем меня факультативом завлекли?
Зачем на классном часе не сказали,
Что все экзамены не смех
И что новейшее ЕГЭ покруче всех!

Кстати, я часто выставляла оценку «отлично» по литературе в журнал кружковцам за убедительные, яркие роли. Но, похваливая их за их находки и успехи, я не вешала ярлыков вроде «ты настоящий артист» или «это твое будущее». Зато меня радовало, когда даже по истечении времени на встрече бывших выпускников мои питомцы благодарно вспоминали не столько уроки, сколько наши выступления, выезды и радость общения со зрителями.

Когда мы с подругой приехали после института работать в Калининградскую область (бывшую Восточную Пруссию), я помнила напутствие дяди-фронтовика: «Вы, молодые, будете не только учить детей, вы поможете людям залечить души, искалеченные войной». И только позднее я поняла глубокий смысл этих слов. Мой муж так много рассказывал о том, как они в 1946 году переселенцами из Белоруссии начинали новую жизнь здесь, на разоренной земле бывшей Пруссии, что я загорелась мыслью написать пьесу. Мне хотелось донести до множества людей правду о первых переселенцах, об их трудолюбии, умении понимать и прощать… Ведь им пришлось уживаться с бывшими немцами - местным населением.

Я написала пьесу «Здесь идут проливные дожди». Будучи не совсем уверенной в своем мастерстве, я прочитала ее десятиклассникам. Слушали не шелохнувшись. Пауза, а потом - как в театре - аплодисменты. Я поняла, пьеса волнует. А дальше что? Вдруг Миша предложил: «Доверьте спектакль нашему классу! Мы попробуем!»

Репетировали по частям, по кусочкам, на больших переменах. Как-то подошла ко мне Катя и, смущаясь, сказала: «Нам не очень нравится финал пьесы. А нельзя иначе?» Я в недоумении: «А чем он плох - проводы немцев в Германию?» Катю поддержала Оля: «Может, закончить свадьбой? Ведь не зря лейтенанту понравилась учительница?» Я шла домой и думала над словами девочек: «А ведь правы они, будет здорово - свадьба».

Пьеса имела успех во многих школах и домах культуры нашей области. Кружковцы признавались, им казалось, будто они сами проживают ту далекую, трудную, но интересную жизнь своих бабушек и дедушек. Пьеса выдержала за эти годы 16 показов, она стала нужной, востребованной. Правда, иногда зрители, прочитав афишу-приглашение, спрашивали: «А пьеса хорошая? Смешная?» Привыкли к развлекательным программам телевидения… Но когда в районной газете появились благодарные отзывы от зрителей, это так вдохновило нас! Радовало, что после каждого показа люди не спешили разойтись по домам, а подходили к сцене, говорили, вспоминая свое, благодарили. Многие зрители увидели в героях своих бабушек и дедушек. Однажды во время спектакля в поселке Ермаково две пожилые женщины горячо заспорили. Одна спрашивала меня: «Ведь тетя Тося в пьесе - это я?» Другая возражала: «Нет, Нина Кронидовна написала про меня! Ведь в нашем колхозе я была правой рукой председателя».

Однажды наш театр выступал с этой пьесой в калининградском доме ветеранов войны. Главный герой лейтенант Сафонов по просьбе девушек в пьесе поет фронтовую песню «Моя любимая». Только пропел: «Я уходил тогда в поход», как ветераны подхватили песню и всем залом допели до конца. Потом, не давая говорить героине, зрители прокричали: «Лейтенант! А мы на фронте пели «Синий платочек», давай споем!» Хорошо, что мы с Денисом, игравшим роль лейтенанта, готовясь, выучили несколько песен войны. Я, правда, волновалась за юношу, но зря. Допев под гитару песню «Давай закурим» вместе с залом, Денис сказал: «Спасибо, дорогие, но мне пора. Бегу к председателю». Конечно, зал долго аплодировал нам.

Когда мы возвращались из Калининграда, в автобусе было тихо: все, конечно, устали. Вдруг слышу: «А вы видели, как ветераны плакали, когда в пьесе Ленька просил у брата поесть? А как хлопали и улыбались, когда Васяня частушку про Гитлера пропел?»

Мне не очень важно, будут ли мои питомцы артистами. Главное - пусть учатся чувствовать и переживать у героев пьесы. Я рада, что они переживают за героев. Знаю, что с каждым годом тех первых переселенцев становится все меньше. Поэтому мы с ребятами спешим рассказать о них их внукам и правнукам. Нам это очень надо! Мною написано девять пьес, которые я поставила и на школьных сценах района, и в домах культуры.

Многие наши выпускники, которые ныне живут в Калининграде, бывают на моих спектаклях. Недавно позвонил один из них, спросил о планах и пояснил:

- Сидим сейчас с другом, и я рассказываю о нашем школьном театре и о ваших постановках, особенно о спектакле «Россия будет великой». Нас заинтересовал вопрос: сколько вы с театром?

До этого разговора я, правда, не считала, а тут прикинула:

- Со школьным театром я как и учитель 51 год. А после ухода на пенсию со взрослым театром 9 лет.
- Это что же? 60 лет? Разве такое бывает? А что сейчас?

А сейчас я спешу своими пьесами, которые мы показываем с коллективом, восполнить тот пробел в воспитании молодых, который мы видим в школе. Наши спектакли не развлекательные. Они о друзьях Пушкина, о подвиге жен декабристов, о школьниках-романтиках, о воспоминаниях бывших фронтовиков, о войне. Пьеса «Россия будет великой» - о Петре I. С ней мы ездили в соседний район, в поселок Низовье. Там жители с местным музеем «Вальдау» отмечали 320‑ю годовщину Великого посольства русского, создателем которого был ПетрI. Нам удалось тогда, по мнению зрителей, ярко показать один из эпизодов в жизни царя-преобразователя - его путешествие с членами посольства по городам Западной Европы, в том числе пребывание в Кенигсберге и замке Вальдау. Перед спектаклем мы с большим интересом обошли замок, в котором 320 лет назад провел ночь Петр I, с волнением поднимались по старой лестнице, по вытоптанным ступеням и представляли себе царя. Впечатлила яркая экспозиция о Петре, увиденная в музее.

В прошлом году школьный коллектив с моей пьесой «В этой западной стороне» выступил в Москве на Международном молодежном фестивале искусств «Грани таланта». Ребята привезли дипломы, грамоты, благодарственное письмо. Но главное, рассказывая мне о выступлении, передали впечатление жюри, слова его председателя народного артиста России Бориса Невзорова о теме и о содержании пьесы. С особым волнением мои артисты рассказали о зрителях, которых тронула пьеса повествованием о переселенцах.

Сейчас готовимся к новым спектаклям. Нам и нашим зрителям они нужны.

Нина КОЗЛОВСКАЯ, заслуженный учитель РФ, Правдинск, Калининградская область