После развала страны русскоязычное население было вынуждено покидать родные места. Получив диплом, Владимир тоже стал искать место работы в России. В маленьком селе Богослове Скопинского района директором школы работал его земляк Валерий Сергеевич Арутюнов. Благодаря ему Скрипкин оказался в Рязанской области.

- Связи с друзьями, одноклассниками были разорваны. Только теперь, спустя много лет, через социальные сети находим друг друга. Часть моих друзей работают в школах России, Украины, Узбекистана, но большинство, к сожалению, были вынуждены уйти из профессии.

Владимир Евгеньевич преподает физику и астрономию, по сути, историю эволюции человека, его представлений об окружающем мире, историю развития техники. Преподает то, что ему самому нравилось с детства, старается донести до ребят свои любовь и увлечение.

Скрипкин никогда не думал об участии в профессиональном конкурсе. Казалось, что состоявшемуся педагогу, имеющему большой опыт, признанные профессиональные успехи, собственные методические наработки и прочный авторитет среди коллег-физиков, ни к чему отвлекаться от любимого дела, тратить силы и нервы, доказывая свой профессионализм. Жена Владимира Евгеньевича - учитель начальных классов, в 2010году заняла 2‑е место на региональном этапе конкурса, и он видел, насколько это энергозатратный процесс, требующий полной самоотдачи. Тогда уже, сочувствуя супруге, решил, что от конкурсов нужно держаться подальше, и от предложений, которые поступали ежегодно, отбивался... Но никогда не говори никогда.

- Жизнь вносит свои коррективы. Когда в начале прошлого года руководитель системы образования Скопинского района Галина Анатольевна Буценко, человек увлеченный и по-настоящему преданный делу, попросила меня принять участие в конкурсе, я не смог отказать, - рассказывает Владимир Евгеньевич. - Никогда не подумал бы, что мне будет не хватать конкурса, его атмосферы, общения с людьми, окружавшими меня. Люди оставили самое яркое впечатление. И организаторы конкурса, и принимающая школа - академическая гимназия №56 Санкт-Петербурга. От меня большое спасибо моим коллегам, учителям физики, и особенно Марии Михайловне Дружининой, за их труд, желание помочь, сопереживание. И, конечно, впечатлили сами конкурсанты. Потрясающие ребята. Их энергия, напор, знания, желание идти вперед не могут не вдохновлять.

Как и многих педагогов-энтузиастов, Скрипкина волнует проблема сельских школ, школ малых городов России.

Стоит отметить, что широкий круг профессионального общения сложился у Владимира Евгеньевича задолго до конкурса. Несколько лет по линии «Образовательной Галактики Intel» он проводил мастер-классы и тренинги в разных регионах, в том числе и дистанционно. Постоянно поддерживает связь с коллегами из разных точек страны, а потому хорошо знает все проблемы школы.

- Укоренилась практика выделять сильные школы, губернаторские, лицейские, президентские, - считает учитель, - и оснащают их: ТСО, компьютеры, АРМ учителя и ученика, мобильные классы, цифровые лаборатории, роботехнические классы. В то же время в обычные школы, сельские или городские, десятилетиями не приходит новое оборудование, нередко оснащение кабинетов в них на уровне 70‑х годов. Я говорю не о нашем районе, такая ситуация в провинции повсеместно. Новый тренд - инженерное образование. Создание федеральной сети детских технопарков «Кванториум».

Идея замечательная, но вновь мимо села. Да и работа организована (для людей, прошедших систему советского дополнительного образования) странно. Ведется отбор детей для обучения. Занятия продолжаются 2‑3 месяца, вновь отбор и отсев непрошедших. Якобы для того, чтобы охватить больше детей. В советских домах пионеров, станциях юных техников ребенок занимался, рос из года в год, менял кружки, если менялись его интересы. Получив средства из федерального и региональных бюджетов, многие кванториумы стремятся стать независимыми. Неплохо, имея инновационное оборудование, пускаться в самостоятельное плавание. Но не забудется ли при этом первоначальная цель - обучение и мотивация ребенка?

Декларируется цель - предоставить равный доступ школьникам к возможности получить образование, используя современные средства обучения. Таков социальный заказ со стороны государства и родителей. Но для учителей физики, работающих в глубинке, не секрет: мотивация к изучению естественно-научных и физико-математических дисциплин у большинства обучающихся низкая. В результате выпускники обладают невысоким уровнем знаний, умений и навыков и не могут адаптироваться к условиям современного высокотехнологичного общества. По мнению Владимира Скрипкина, это следствие того, что сельские школы в реальности пока еще островок прошлого, не соответствующего требованиям сегодняшнего дня.

- Я всегда стремился сделать преподавание физики более наглядным, современным, научным и технически насыщенным, - говорит педагог. - Только так можно увлечь ребят. Поэтому с началом внедрения компьютерной техники в образовательный процесс (и ввиду нехватки оборудования) я сразу же старался использовать возможности цифровых технологий для организации виртуального эксперимента. Как это выглядело? Тогда еще простейшие анимационные модели в флеш-формате (что-то делал сам, во многом пользовался наработками других учителей, компаний «Физикон», «Новый Диск»). Вместе с учащимися мы нарабатывали опыт использования компьютерных технологий. В 2011году мы приняли участие в конкурсе проектов по созданию образовательной среды «1 ученик: 1 компьютер» среди общеобразовательных учреждений России. Стали победителями и в качестве гранта получили мобильный класс CMPC компании «Интел». Среди пакета программ, установленных на нетбуки, оказалась цифровая лаборатория LabCam. Ее возможности были скромны, но для нас это было чудо! Мы получили инструмент для исследования и проведения реального эксперимента по физике! Впоследствии мы в региональном конкурсе школ получили цифровую лабораторию PASCO и набор датчиков к ней. Используя в образовательном процессе виртуальный и реальный эксперименты, стремясь решить вопросы недостаточной мотивации школьников, разрыва между требованиями ФГОС и реальными компетенциями учащихся, я пришел к идее интеграции реального и виртуального учебного эксперимента как средства повышения качества образования на уроке физики.

Можно сказать, что проблема мотивации и повышения качества обучения в отдельно взятой Горловской средней школе решена. А в остальных сельских? Прошу Владимира Евгеньевича обозначить и другие больные точки школ в глубинке.

- Проблем много, и многие из них не хочется даже озвучивать. Причем, подчеркну, речь идет не о Рязанской области, а практически обо всех регионах. Опыт моего общения с коллегами из разных школ страны позволяет сделать вывод, что сельские учителя находятся под большим прессом начальства, чем наши городские коллеги. Причем даже начальства не от образования. А поскольку нет сформированного учительского сообщества, способного высказать свое мнение, заявить о своих правах, то и защитить их некому.

- Вы уверены, что учительское сообщество могло бы влиять на образовательные события, политику хотя бы своего региона?

- Так должно быть в идеале. Но у нас нет не только сообщества. В глубинке банально не хватает кадров, остро стоит проблема профессиональной подготовки и переподготовки учительского состава. Средний возраст учителя сельской школы далеко за сорок. Молодежь практически не идет в село. Заманить различными (нередко мизерными) социальными доплатами не получается. Особенно сильно проседают иностранный язык, информатика. Вчерашним студентам выгоднее, проще, комфортнее остаться в городе. Часть сельских учителей получили заочное образование, что сказывается на качестве обучения (конечно, все сугубо индивидуально). Часто переподготовка на различных курсах повышения квалификации формальна, оторвана от жизни и потребности общества, школы, учителя. Еще одна проблема - профессиональное выгорание. Скорее всего, это проблема не только сельских школ, но и городских, но на селе она проявляется более заметно. Сталкиваясь из года в год с одними и теми же проблемами, не получая поддержки, учитель опускает руки.

Эмоциональное опустошение, упадок сил. И вновь страдают качество обучения, ребенок. Но педагог часто не в силах выйти из этой ямы самостоятельно. Необходимы меры социальной, педагого-психологической поддержки. Много сил уносит отчетность. Формально у нас практически нет лишних бумаг. Но приходят запросы от пожарных, связистов и так далее - ответь, заполни. Пришли бумаги по отчетности за четверть, полугодие, год, ВПР, НИКО, мониторинговые исследования.

Нередко администрация перекладывает заполнение таблиц на рядового учителя, потому что сами администраторы не успевают, не справляются. Повсюду говорят о требовании заполнения бумажного журнала наряду с электронным. Если учесть отсутствие Интернета, оборудования на рабочем месте, приходится вести еще и третий журнал, в своей рабочей тетрадке. Была ли необходимость в переходе на электронный формат в таком виде? Кто-нибудь подсчитал потери рабочего времени учителя, электро­энергии, затраченных на тысячах компьютеров день за днем по всей стране, если при проверке все равно распечатывают данные на бумажный носитель? На мой взгляд, внедрение электронного журнала обернулось усилением надзора, новой формой отчетности.

Сама идея электронного журнала, дневника предусматривала совсем иное.

Отдельная тема сельских школ - разнородный контингент обучающихся. Бывают классы, где много умных и мотивированных детей, с которыми работать легко и интересно. Но почти в каждом классе встречаются дети, которым нужно учиться в специализированной школе, но их родители не согласны. И мучаются много лет и сам ребенок, и одноклассники, и учителя, и родители остальных детей, и администрация школы. С этой проблемой сталкиваются почти все сельские учителя, о ней говорят постоянно, тем не менее на данный момент она остается нерешаемой. Специалистов-дефектологов в сельских районах единицы, и даже если учителей-предметников заставили пройти соответствующие курсы, у сельских школ нет ресурсов организовать для особых детей особые условия.

Оплата труда и стимулирование - тоже больной вопрос для сельских учителей, которые вынуждены работать на полторы-две ставки, чтобы хватило на жизнь. Размер оплаты за ставку много ниже прожиточного минимума, стимулирующий балл постоянно падает в цене. Повышают зарплату - балл падает. Нет у муниципалитета денег - балл падает. Критерии начисления стимулирующих то и дело меняются. Даже в пределах одного муниципалитета они различны, а разве учителя не выполняют одну и ту же работу? Ведь и цель у них одна - дать детям качественное образование.

- Разумно было бы вернуться к Единой тарифной сетке с сохранением идеи стимулирования за результаты труда, - считает Владимир Евгеньевич. - Но критерии, оплата, подходы к формированию должны быть едины для всей страны. Тогда, быть может, снимется проблема слишком вольного подхода администрации к вопросу начисления стимулирующих, уменьшится стресс для учителя, прекратится беготня за грамотами, благодарностями (нереально постоянно быть на волне), уменьшится количество организаций, торгующих дипломами и грамотами, и, главное, учителя из регионов с маленькой зарплатой не станут уезжать в Москву.

Скажу честно, мне бы очень хотелось, чтобы мнение профессионалов высокого класса, таких как Владимир Скрипкин, было услышано наверху. Чтобы, задумывая ту или иную реформу, образовательное начальство советовалось с лучшими учителями России, использовало бы их опыт и знания на благо будущего.

Вера КОСТРОВА, Рязанская область