Роман БОЛДЫРЕВ, доцент кафедры всеобщей истории Северного федерального арктического университета, доцент кафедры теории предмета Архангельского областного института открытого образования:
- Если говорить о необходимости развития науки в целом, то в учебниках по любому предмету должен присутствовать раздел «История науки». То есть ребенок еще со школы должен понимать, кто создавал ту или иную науку, какие замечательные явления связаны с теми или иными именами, кто и какой вклад внес в дело становления науки. Это очень важно, в том числе и с точки зрения воспитания.

Мне кажется, это можно дать отдельным блоком в начале или в конце учебника. А писать подобный раздел должны не только специалисты в области этой науки, но и профессиональные историки. Точно так же, например, историю экономики экономист может написать по-своему, но историк лучше напишет о том, кто из известных деятелей когда что открыл, почему они вели себя таким образом, какова их судьба и так далее. Когда я пишу научные статьи по истории экономики, то делаю это в тандеме с профессиональными экономистами. И получается очень хорошо.

Но историки знают о людях науки подчас много того, о чем не всегда надо рассказывать. Важно отражать те факты, которые повлияли на его научную деятельность. А просто ради красного словца, ради жареного факта, думаю, не надо об этом писать.

Евгений ШАНДУЛИН, руководитель регионального отделения Ассоциации учителей истории и естествознания по Ростовской области:
- У каждого научного сообщества есть свои персоны, которые имеют отношение к той или иной науке. И уже давным-давно сложились традиции истории науки, существуют ученые (физики, химики, географы, биологи и пр.), которые специализируются конкретно на этом. Они способны для любого учебника создать информационный блок, посвященный как истории той или иной науки в целом, так и отдельным ее персонажам. Но, мне кажется, это не должно быть просто информацией о том, что ученый имярек был только математиком, филологом или астрономом, надо показать, что он проявил себя и в других областях, был разносторонней личностью и повлиял на развитие науки и культуры в целом. Иначе будет усеченное, ущербное представление о личности ученого. Линней был не только ботаником, Гете был не только поэтом, Бэкон был не только философом. История науки может быть интегративной, но вопрос в другом: насколько административно можно организовать эту работу? Ведь коллективы авторов учебников всегда завязаны на финансирование, да и набирать людей только для написания исторического блока не все заинтересованы, чаще один человек пишет все сразу.

Но есть и другая проблема. Каждый учитель скажет, что его предмету в школьном расписании уделяется несправедливо мало места, а требования постоянно растут. И если в учебнике увеличить раздел, посвященный истории науки и людям науки, возникает вопрос, когда все это учить. Поэтому надо вспомнить опыт создания советских учебников, в которых была хорошая практика использования как дополнительных глав, не обязательных к изучению, так и дополнительной учебной литературы, в частности книг для чтения по тому или иному предмету, плюс большое количество научно-популярной литературы. Тогда все это прекрасно работало и дополняло основной содержательный блок учебника.

Надежда ДВОЙНИШНИКОВА, учитель истории и обществознания гимназии №14, Республика Бурятия, Улан-Удэ:
- История - наука о людях. И если тот или иной человек важен для науки, его имя обязательно должно упоминаться в учебнике, а еще лучше, если там будет информация о нем, о его жизни. Но если будет писать только представитель этой науки, то получится однобоко. А хотелось бы показать вклад человека в общее дело развития всего человечества. И тут надо обязательно подключать профессиональных историков. Я считаю, что история должна быть живой, состоять не просто из имен и дат, а из рассказов о людях, об их подвигах, открытиях.

Мы стараемся работать именно так и внедрять свою науку везде. И работать в этом направлении обязательно надо. Приобщение к науке и истории через рассказы о людях - это эмоционально выигрышный вариант развития познавательной мотивации. Да, времени на уроке всегда не хватает, об этом вам любой учитель скажет. Но ведь порой достаточно всего нескольких фраз и даже слов, чтобы заинтересовать ученика той или иной личностью.

Ольга КУЛИГИНА, учитель истории и обществознания школы №1250, Москва:
- Писать историческую справку о том или ином известном человеке науки должны совместно ученый и учителя-практики. Но упор надо все-таки делать на историю. И работать вместе. Например, Александр Бородин. Про него должен писать не только химик, но и историк, а также музыкант, только тогда получится полноценный материал.

Была такая практика: если тема связана с историей, то учитель, опытный и талантливый, пригласит к себе на урок преподавателя этого предмета, чтобы он рассказал о том или ином человеке. Тогда урок интегрированный. А можно ведь и метапредметный сделать, без истории там тоже не обойтись.

Конечно, урок - это 45 минут, а людей в науке много, и каждый - безграничная личность. Но ведь можно объединить уроки в пары. Или пойти по другому пути - предложить детям реализовать проект: они могут взять любого человека из истории и такое найти про него, чем и сами заинтересуются, и других заинтересуют. Время на учебный индивидуальный проект специально отведено в расписании, причем к проекту относятся очень серьезно. Мы консультируем детей, они сами предлагают темы.

Ольга ТРЕТЬЯКОВА, учитель истории и обществознания школы №2090, Москва:
- Обидно, когда про знаменитого человека в учебнике написано две строчки. А наука как часть нашей культуры отражает общий процесс развития всего человечества. Думаю, надо ввести дополнительный предмет, скажем, «История науки». Или взять метапредметную основу и использовать интегрированные уроки, на которых об одном и том же человеке рассказывали бы учителя разных предметов в контексте своей науки. Но у нас, к сожалению, программы далеко не всегда стыкуются в этом смысле. Вот если бы историю сделали в школе самым главным предметом, на который, как на ось, нанизывались бы все остальные науки, тогда были бы общая логика, связь, общий пазл, мировоззренческая картинка.

Но можно пойти и другим путем: усилить исторический аспект внутри каждого предмета и учебника. Хотя тут мы тоже не сможем добиться единой мировоззренческой картины, потому что история будет разорвана на части. В химии будем рассказывать про Менделеева, но тогда там вряд ли станут говорить об обществе, в котором этот ученый жил, о его успехах в других науках. А ведь ученикам очень важно понять, почему это открытие было сделано именно тогда, что мешало раньше и что помогло потом. И это тоже история. У нас сейчас дают отдельно историю, отдельно разные науки, а ученик должен как бы сам догадаться, какая между ними взаимосвязь. И на экзаменах, когда детям требуется привести примеры и доказательства, очень немногие могут сделать перенос информации из одного предмета в другой.

Вероятно, выход, как всегда, в том, чтобы «лишнюю» информацию вынести за пределы программы и школы, в систему дополнительного образования. Кроме того, можно создать и специализированные сайты, компьютерные игры, обучающие видео­фильмы, использовать потенциал музеев и так далее.

Михаил ШНЕЙДЕР, директор школы №45 имени Л.И.Мильграма, Москва:

- Я думаю, эту проблему можно решить только путем ухода от предметоцентричного образования в сторону междисциплинарности. Как известно, все самые грандиозные открытия делаются на стыке наук. Поэтому и интегрированные курсы тоже способны помочь детям сделать свои собственные открытия, межпредметные.

Но мы люди трезвомыслящие, понимаем, что это в реальности пока сделать невозможно. Что же делать? Надо согласовать содержание предметов, чтобы одни и те же явления, законы, персонажи изучались примерно в одно и то же время на разных предметах. Формально, конечно, учитель вправе и сейчас делать это по собственному усмотрению в рамках своей учебной программы. Да и в каждой школе есть методическая служба, которая призвана решать эти проблемы сообща. Еще надо вспомнить, что развитие информационных технологий также помогает максимально оптимизировать решение данной проблемы. Вспомним про ту же МЭШ, где тоже ничто не мешает коллективными усилиями создать серию уроков, в которых был бы усилен исторический аспект.

Но дело в том, что наши педвузы до сих пор продолжают выпускать сначала предметников, а уже потом педагогов. И когда поменяются приоритеты, тогда можно о чем-то говорить. Кстати, когда я учился в педвузе, МПГУ, у нас был предмет «История науки и техники». Был здоровенный учебник, мы сдавали зачет. Но я хочу вот о чем сказать. Сегодня все жалуются, что у них не хватает часов и надо бы оторвать от кого-то часы и отдать им. Так вот, я убежден, что если у вас нет нормального контента, то вам никаких часов не хватит. И вы так будете давать на дом детям огромные массивы домашних заданий, хотя можно было бы любой предмет изучить гораздо проще и легче, если использовать исторический контекст и межпредметный подход. Это абсолютно необходимо сделать, потому что даже сейчас у многих взрослых людей не создана единая картина мира.


От редакции

Коллеги, а что вы думаете по этому поводу? Как следует выстроить обучение, чтобы хватило времени и на содержательную часть, и на рассказ о великих людях науки?