- Александр, расскажите о Никите, по сути, новом члене вашей семьи. Как он стал вашим «приемным сыном»?
- Жена была с дочерьми на катке. К ним прибился мальчик, подросток 12лет. Разговорились. Оказалось, Никита живет с дедом и неродной бабушкой. Родители мальчика погибли. Дед в прошлом врач. Стали дружить семьями. Приглашать Никиту на чай и семейные чтения. Дочери и мы с женой к мальчишке привязались. Бог так распорядился.

Прошли с женой специальные курсы для приемных родителей. Все очень серьезно.

Стали брать Никиту с собой в путешествия, на экскурсии, вылазки в лес… Дед попросил устроить Никиту в суворовское училище в Екатеринбурге. С трудом, но устроил. В праздники и на каникулы берем Никиту с собой в родной Питер, в турпоездки по стране и Европе.

- Дочери не ревнуют?
- Что вы! Приняли Никиту всей душой, как брата.

- Вы обмолвились о семейных чтениях… Как это выглядит?
- Жена, дочери, я, Никита, если на каникулах… Садимся кружком и читаем вслух. Как правило, перед сном. Старшей дочери Маше 14лет. Она сама активно пишет и стихи, и прозу. Ходит в литературный кружок и в полном восторге от этого. Мы периодически всей семьей обсуждаем проблемы мироздания. Тексты писателей накладываем на реалии.

И Чехова вслух читали, и Гашека… В поездках обязательно читаем. В машине, в дороге слушаем аудиокниги. В отпуск ездили в Италию, в Верону. В дороге прочли «Ромео и Джульетту» Шекспира, чтобы зримо все представить.

И Никита с нами обсуждает прочитанное. У него на все оригинальный взгляд. Он и дочери по-разному книги воспринимают.

- Александр, мое, дилетанта от медицины, ощущение, что люди стали более подвержены травмам, что век скоростей создает вокруг нас все большую зону риска. Или я заблуждаюсь?
- Отнюдь. Ощущение верное. Скорости увеличились. Новые автомобили - другие скорости, а качество дорог оставляет желать лучшего. В разном возрасте и с разной активностью люди потянулись к спорту - велосипеды, скейтборды, ролики, самокаты…

- А тут еще новые экстремальные увлечения городских подростков - руферы, трейсеры, зацеперы, паркур…
- Вот-вот… Травма стала высоко­энергетической. Врачи работают, как пожарные. Травматизм таблетками и организационными мерами не устранить.

- В Центре Илизарова лечится много детей. Для пациента любого возраста пребывание в больнице - это большой стресс…
- Через не меньшие стресс и испытания проходит и семья ребенка. Одна из главных наших задач - создать дружественную пациенту среду. Это новый подход к партнерству больного и персонала медицинского учреждения.

Мы выстраиваем концепцию дружественной среды для ребенка. Пытаемся превратить его лечение в непростое, но увлекательное приключение. В его сути лежит глубокое взаимное уважение к личности пациента и личности сотрудника. Целью создания дружественной среды является минимизация страха и боли, добиться которой можно только при постоянном анализе каждого нашего действия по отношению к ребенку и к взрослому пациенту.

Мы постоянно проводим целый комплекс медицинских, психологических и организационных мероприятий, чтобы пациент понимал, что Центр Илизарова - это то место, где его любят, где ему хотят и, главное, могут помочь.

Сложный процесс послеоперационной реабилитации часто проходит в развлекательной форме. Летом зеленые лужайки «илизаровского» парка превращаются в зону развлечений и игр для детей.
Клиника, дружественная пациенту, должна мало напоминать больницу. Холл главного корпуса Центра Илизарова превращен в зону прогулок и встреч больных. На стенах размещены постоянные и временные экспозиции, результат сотрудничества с Курганским областным художественным музеем и организаторами передвижной выставки «Первозданная Россия».

В зимнем саду центра дети и взрослые нередко устраивают импровизированные концерты.
Для того чтобы помочь пациенту и его родственникам, клиника Центра Илизарова стремится организовать лечение через новый положительный опыт, без страха, с минимальной физической болью. Такую больницу мы называем дружественной пациенту.

Территория Центра Илизарова развивается по типу музея под открытым небом, который включает Аллею мира и дружбы и Аллею ветеранов.

В Центре Илизарова увековечена помощь братьев наших меньших в разработке и апробации новых методов лечения.

- Александр, со времени изобретения аппарата Илизарова прошло без малого 70лет. Неужели ничего нового не придумано?
- Бренды очень быстро умирают. Особенно это касается медицинских направлений. Есть парабола Скотта - парабола рождения и смерти любой медицинской технологии. Любая медицинская технология проходит несколько этапов. Первый - рождение идеи. Потом первые обнадеживающие эксперименты. Первые вылеченные больные. После практических побед - резкий взлет технологии. Ее начинают активно изучать и применять. Она на пике до тех пор, пока не появляются конкурирующие технологии, уничтожающие предыдущие.

На удивление, с методом Илизарова этого не произошло. Метод Илизарова не просто хирургическая технология, а целая философия, в основе которой фундаментальные законы природы.
Хирурги - люди консервативные. Освоили одну технологию, шаг влево, шаг вправо - расстрел. (Улыбается.) Мы сказали хирургам: «Комбинируйте, как хотите, метод Илизарова прекрасно позволяет это делать». Это дало мощный творческий, профессиональный толчок.
Метод Илизарова - база. Все остальное можно скомбинировать с другими технологиями, определить этапы лечения. Мы называем это технологической преемственностью. Профессиональное кредо каждого сотрудника центра - смело применять лучшие технологии или их комбинацию для достижения успеха.

Мы в ответе за всех, кого прооперировали. Мы называем это пожизненной гарантией. Или философией возрастной и технологической преемственности.

- Пожизненная гарантия после операции и лечения… Как это выглядит?
- В России медицинская система жестко поделена на детскую и взрослую. Это проблема, особенно в ортопедии. С точки зрения ортопеда и ортопедических технологий, взрослый отличается от ребенка ростом, а с точки зрения системы - только паспортным возрастом. Согласитесь, и в 12лет человек при росте 190см может весить 100кг. С точки зрения всех остальных пропорций он требует взрослых технологий, и наоборот. В 18лет юноша по сложению может быть «цыпленком». А медицинская система заглядывает только в паспорт. Второй момент. Есть особенности организма и заболеваний, о которых детские врачи хорошо знают, а взрослые врачи - не очень. Есть патологии, которые редко встречаются у детей, но часто - у взрослых. Детские врачи не могут позвать на помощь взрослых врачей. Это не принято. Система разделена незримой баррикадой. Детские врачи не знают, что происходит с детьми, которых они лечили, когда дети становятся дядями и тетями.
Типичный пример - детский церебральный паралич. Он у нас называется детским церебральным, а во всем мире - просто церебральным. 18лет мы лечим ребенка от ДЦП, а после 18лет недуг, что, становится взрослым церебральным?! Есть умственная и телесная эволюция, и любое заболевание имеет свою эволюцию.

Эволюция человека накладывается на эволюцию болезни, и наоборот. Мы, врачи, вмешиваемся в ход болезни, сам человек борется с ней… Оперируя, мы искажаем эту эволюцию, но она существует в искаженном виде. Понять линейку эволюции болезни вместе с развитием организма - задача возрастной преемственности. Необходимо лечить пациента с пониманием линейки времени - от пеленок до глубокой старости. С пониманием переходных возрастов, эволюции заболевания…
Сейчас в Центре Илизарова мы можем провести больного по всем возрастным циклам. Самому маленькому нашему пациенту два месяца, самому возрастному - 96лет. Каждую неделю, обсуждая этих пациентов, мы понимаем, как болезнь может сэволюционировать. Делая подростку операцию в 15лет, мы знаем, что в 40лет неминуемо будет еще одна. Врачи понимают, что в 18лет они не скажут пациенту: «До свидания, молодой человек! Ты уже не наш. Ищи своего доктора». А взрослый врач, осмотрев пациента, ужаснется: «Кто это сделал?! Как мне теперь исправлять эти чудовищные ошибки?!»

По нашей статистике, 70 процентов пациентов так или иначе требуют ортопедического лечения после завершения детского возраста. Такими пациентами надо продолжать заниматься, а они выпадают из системы. Мы же в нашем центре гарантируем пожизненное лечение пациентов. И к нам поехало огромное количество «потерянных потоков» пациентов, хотя мы в стороне от столиц. 80 процентов наших пациентов - приезжие. Мы единственная клиника в России, которая занимается лечением ДЦП от совсем маленьких детей до самых взрослых.

- Александр, дайте совет нашим читателям, как лучше сохранить здоровье?
- Статистика показывает, что люди, занимающиеся интеллектуальным трудом, живут значительно дольше и более качественно независимо от всего остального. Это плюс. Но! Любое сидение более часа деструктивно. После каждого часа сидения за столом надо встать и активно подвигаться. Забываете о времени? Наденьте специальный браслет на руку. Можно выставить любое время, и браслет «разбудит» вибрацией.

Спорт, конечно, важен, но не любой, а любимый. Не надо насиловать организм. Физические упражнения должны приносить удовольствие. Не обязательно бегать, можно просто гулять. Лучший отдых - смена деятельности.

Необходимо резко сократить содержащие кофеин напитки. Это не меньшая проблема, чем алкоголь. Писатели потребляют кофе в огромном количестве, а это всегда скачки давления. Поднимаем давление, а потом идет резкая реакция обрыва. Организм не может настроиться на стабильный ритм, становится зависимым. Надо уходить от кофеина - кола, кофе, крепкие чаи…

Очень важен сон. Причем важна не продолжительность сна, а его качество. Качественный сон требует подготовки. Никакого компьютера перед сном, никакого телевизора! Убрать голубое свечение! Никаких электронных книжек, только чтение бумажных книг. Еще совет - переходите на режим жаворонка. Лучше лечь спать до полуночи, а то и раньше.

И от социальных сетей не надо зависеть. Они отвлекают от главного, понижают стрессоустойчивость. Гигиена быта, информационная гигиена очень важны. Не менее важны, чем экология воздуха, режим, питание…

Утром никакого телевизора, никаких новостей! У них уничтожающая энергетика. Лучше послушать приятную музыку и поговорить за чаем с близкими. Телеэкран зомбирует, настраивает на жесткое восприятие мира. Помните, Бориса Гребенщикова? «Выключите ногой телевизор, и на земле наступит мир».

Досье

Александр Вадимович Губин, родился в Ленинграде (Санкт-Петербург) 3 декабря 1973 года. Окончил Санкт-Петербургскую государственную медицинскую педиатрическую академию (СПбГПМА). Директор Российского научного центра (РНЦ) «Восстановительная травматология и ортопедия» имени академика Г.А.Илизарова. Доктор медицинских наук. Врач высшей квалификационной категории по специальности «травматология и ортопедия». Имеет высшую квалификационную категорию по специальности «организация здравоохранения и общественное здоровье». Главный внештатный ортопед-травматолог Уральского федерального округа.

Сергей РЫКОВ, Курган