Хотя удивляться и тем более радоваться этому по меньшей мере странно, средние баллы по большинству предметов становятся выше с каждым годом. Сказывается растущий опыт подготовки к ЕГЭ учителей и репетиторов, удивительно было бы, если бы он, этот опыт, приводил к обратному процессу. Кроме того, на результатах нынешнего года сказалось смягчение требований к творческой части ЕГЭ. Для тех, кто не в курсе, поясню: в письменной части ЕГЭ по русскому языку, например, теперь не требуют приводить примеры из литературных произведений, то есть за их отсутствие не снимаются баллы, как раньше. Это не могло не привести к росту среднего балла по предмету. И такой рост наблюдался везде, где требования были смягчены. Там, где они остались без изменений, не отмечено и роста. В результатах ЕГЭ по истории и обществознанию, например. По словам самих преподавателей, экзамен был и остается чрезвычайно сложным из-за большой доли субъективности в оценке ответов. Причина в том, что даже среди авторитетных историков и обществоведов нет единомыслия по ряду вопросов, а трактовки многих сложных тем невозможно подвести под формат ЕГЭ, как ни стараются авторы КИМов.

Примечательно, что росту средних баллов радуются только чиновники и руководители, помешанные на числовых показателях (от их повышения или понижения во многом зависят уровень чиновных зарплат и качество жизни их семей). Для самих выпускников общее повышение среднего балла ничего не меняет. Пропорционально повышается вступительный балл, вот и все...

Будем надеяться, что каждый выпускник тем не менее попадет в тот самый вуз, о котором мечтал, и не будет разочарован. К сожалению, с каждым годом растет число студентов, отчисляемых за неуспеваемость и отчисляющихся по причине разочарования в вузе с первых курсов. Но мало кто из чиновников об этом печалится и даже задумывается. А зря... Задуматься стоило бы. И статистика тут гораздо нужнее, чем в первом случае.

Одной из причин того, что не все доучиваются до диплома и, главное, далеко не все получившие диплом идут по избранной специальности, является ажиотаж вокруг баллов ЕГЭ (а вначале ОГЭ), который устраивают каждая школа и муниципалитет в каждом регионе. Заметим, что ажиотаж создают не дети, а взрослые. Следствием организованной ЕГЭ-истерии становится подмена ценностей: средство превращается в цель, причем главную и единственную. Чем ближе выпуск из школы, тем очевиднее для ребенка, что его задача состоит лишь в том, чтобы набрать баллы. Будущему выпускнику уже некогда смотреть по сторонам, прислушиваться к себе, нащупывая дело всей жизни. Экзамены нередко выбираются не детьми, а родителями по принципу, что проще сдать, по какому предмету учителя смогут подготовить без очень больших вложений. Вуз, в который посылают документы, тоже выбирается судорожно, в спешке: куда пройдем по баллам, где дешевле обучение... Для высокобалльников из глубинки при выборе вуза важным является вопрос прожиточного минимума на той или иной территории.

О профориентации разговоры ведутся давно, но практического выхода так и не получают. Ведь по-прежнему балл правит бал. Получается, что мы, взрослые, сами снижаем планку для детей, сами сужаем спектр их возможностей, заставляя ценить то, что имеет ценность весьма относительную.
Обратите внимание на напутственные речи, которые теперь произносят первые лица муниципалитетов и регионов на торжествах по случаю вручения аттестатов и медалей. Главы бедных муниципалитетов, за редким исключением, желают выпускникам поступить в хороший вуз и по окончании получить высокооплачиваемую работу. А мэры и губернаторы нестоличных регионов и городов, поздравляя своих медалистов и высокобалльников, слезно просят талантливых и работоспособных молодых людей вернуться по окончании вузов на родину, не оставаться в столицах. Говоря (очень искренно, от всей души) о том, что «край родной навек любимый» ждет их, таких замечательных, умных и одаренных, руководители прекрасно понимают, что это пожелание из категории неисполнимых, в провинции нет условий для развития и укоренения талантливой молодежи. Потому что неустанно работает «великий московский пылесос», потому что в регионах запредельное кумовство, потому что должности передаются по наследству, потому что там, на земле родной, не надо быть ни талантливым, ни работоспособным, нужно быть только «своим».
Поэтому на высоких или более-менее оплачиваемых должностях нередко сидят троечники, которые не смогли себя найти ни в чем, кроме раболепного преклонения перед начальством. И регионы продолжают беднеть и скатываться в бездну, отставая от столиц на столетие. Умные дети, умеющие анализировать, сами все понимают, их невозможно убедить в обратном, даже если ежедневно и с пафосом произносить речи о любви к малой родине. Пока основная мотивация - деньги и навязанный корпорациями высокий стандарт потребления, а основная ценность - балл, престижный вуз и высокооплачиваемая работа, все так и останется.

Мы сами подрезаем детям крылья, с детства и отрочества приземляя их. Мечта должна быть крылатой, высокой. Только такая мечта поднимет человека. До революции во всех учебных заведениях произносили в напутствие другие речи. В них говорили о том, что главное - принести пользу людям, служить правде, добру и справедливости. В цене были честь и достоинство, идеалы были другими, ценности - абсолютными. На выпускном акте первого выпуска Царскосельского лицея Пушкин и его товарищи пели прощальный гимн, сочиненный Антоном Дельвигом:

Друг на друге остановите
Вы взор с прощальною слезой!
Храните, о друзья, храните
Ту ж дружбу с тою же душой,
То ж к славе сильное стремленье,
То ж правде - да, неправде - нет.
В несчастье - гордое терпенье.
И в счастье - всем равно привет!
Шесть лет промчалось, как мечтанье,
В объятьях сладкой тишины,
И уж отечества призванье
Гремит нам: шествуйте, сыны!

Каждый выпускник остался верен тому, о чем говорилось в этих стихах, никто из лицеистов не забыл высокий и благородный призыв, многие из первого выпуска на том или ином поприще прославили Россию. На выпускном акте лицеисты услышали от директора пожелание не забывать лицейский девиз «Для общей пользы». Не для личной, заметьте. Для общего блага, для движения к лучшему, к доброму.

Подобные речи забыли сегодня.

Но самое грустное, что смена риторики тоже ничего не даст. Начни сегодня кто-то из начальства говорить о высоких идеалах общего блага и справедливости, о бескорыстном служении добру, выпускники не поверят ни единому слову, потому что действительность убеждает их совсем в другом. И выйдет еще хуже. Так что пожелание высокооплачиваемой работы хотя бы честное, искреннее.

А что вы хотите? Какое время, такие и речи...