Виктория КОПЫЛОВА, вице-президент по издательской деятельности группы компаний «Просвещение»:
- Учебники, о которых идет речь, находились в Федеральном перечне с 2014года и были отправлены на экспертизу ввиду наличия достаточных оснований по каждому изданию. Это решение коллектива независимых профессиональных экспертов.

Научно-методический совет по учебникам Министерства просвещения РФ борется за качество учебной литературы, которая должна соответствовать необходимым требованиям системы образования, учитывать современные научные представления и подходы. Исходя из нашего многолетнего опыта книгоиздания, мы также придерживаемся позиции, что учебники должны постоянно проходить проверку на корректность трактовок, правильность подачи информации. Таким образом, продолжается естественный процесс работы над перечнем, который должен быть представлен только актуальными и эффективными учебниками.

Руслан ГАГКУЕВ, главный редактор корпорации «Российский учебник»:
- Ситуация в сфере книгоиздания в России, а особенно в той его части, которая связана непосредственно с производством и распространением учебников и учебной литературы, к сожалению, остается сложной. Начнем с того, что дополнительная экспертиза учебников 2018года, по мнению подавляющего числа экспертов, была проведена необоснованно. В результате данной экспертизы из Федерального перечня учебников было исключено большое количество популярных пособий, которыми пользуются школьники и учителя по всей стране.

Некоторые из исключенных учебников на протяжении многих лет пользовались заслуженным авторитетом в профессиональной среде, им доверяли педагоги и родители. Любые манипуляции с ФПУ, сделанные наспех, негативно сказываются и на учебном процессе, и на образовательных результатах. Школам приходится спешно искать альтернативные линейки учебников, перестраивать учебный план практически во время учебного процесса. Кроме того, руководству школ приходится выискивать дополнительные средства на закупку новых учебников, а учителя фактически отстраняются от законного права выбора учебников в качестве рабочих инструментов.

Поэтому немало вопросов к инициаторам дополнительной экспертизы возникло у Федеральной антимонопольной службы, которая выявила ряд серьезных нарушений.

Также претензии к порядку формирования ФПУ возникли у Генпрокуратуры, которая выявила коррупциогенные факторы в приказе Министерства образования и науки РФ от 18июля 2016года. В частности, ведомство обратило внимание на то, что не были определены условия выбора экспертной организации, как и сам порядок пересмотра экспертных заключений после включения учебника в перечень.

С точки зрения интересов сферы образования основная проблема действующего порядка формирования ФПУ заключается в том, что он не позволяет работать над качеством учебников. Предполагается всего два решения: включать или не включать. В то же время возможностей для получения качественной обратной связи со стороны экспертов, авторов или издателей нет. Их мнение не учитывается, что позволяет судить о том, что процесс формирования ФПУ может использоваться в качестве инструмента передела рынка.

Никто не спорит с тем, что качество школьной учебной литературы должно повышаться. Но экспертиза при этом должна быть прозрачной, в ее работе должны принимать участие заслуживающие доверия эксперты. Это должны быть люди, которых и авторы учебников, и профессиональное сообщество будут признавать в качестве квалифицированных экспертов.

Что касается тех 73 учебников, которые направлены на дополнительную экспертизу в данный момент, то у «Российского учебника» этот факт вызывает некоторое удивление. Большинство из них - это устаревшие учебники, которые не подавались корпорацией для включения в Федеральный перечень (например, учебники обществознания А.Никитина). Они были исключены из ФПУ без достаточных правовых оснований. Результаты дополнительной экспертизы могут стать формальным юридическим основанием для оправдания данного исключения из перечня.

Виктор ИВАНОВ, преподаватель математики, бывший директор школы с. Медведь Шимского района Новгородской области:
- Десять лет я как учитель пользовался линией учебников по алгебре с 7‑го по 11‑й класс Александра Мордковича. Пару лет назад этот учебник исключили из Федерального перечня. Что делать? Наш девятый класс учился тогда по этой линии, и вдруг нужно покупать новые учебники! А ведь каждый автор по-своему строит систему подачи материала. Невозможно запросто переключиться с одной линии учебников на другую. Пришлось доучивать тех девятиклассников по «запрещенному» Мордковичу. В нынешнем году наш библиотекарь ко мне подходит и говорит: «Виктор Николаевич, а ведь Мордковича опять разрешили!» И действительно, тот же учебник вернулся в школы, причем с абсолютно не измененным содержанием! Что происходит в результате таких странных маневров? Школы вынуждены выбрасывать «запрещенные» учебники и покупать новые. В каких-то школах это делается даже за счет средств родителей учеников, потому что финансирование на учебную литературу весьма скудное. При этом состояние учебников вполне позволило бы передавать их другим ученикам в течение 5‑6лет.

Игорь ЗОЛОТОТРУБОВ, директор Русскогвоздёвской школы Рамонского района Воронежской области:
- В нашей школе острой проблемы с обеспеченностью учебниками нет. Придерживаемся перечня, рекомендованного министерством, и этот принцип действует уже в течение нескольких лет. Я веду историю с пятого по одиннадцатый класс один час в неделю и хорошо знаю ситуацию с учебниками по этому предмету. Раньше их было огромное количество, но мы с коллегами всегда руководствовались опытом и здравым смыслом. Я в школе работаю уже 26лет, по­этому выбираю учебники с точки зрения удобства работы с ними и восприятия их детьми, а во-вторых, они, конечно, должны быть в перечне рекомендованных. На сегодняшний день есть из чего выбрать, и вместе с тем есть тенденция к упорядочиванию ситуации. Когда учебников слишком много, это неудобно. Сегодня кроме учебника есть еще учебно-методические комплекты, и это тоже сложно, когда сначала ребенок учится по-одному, а на следующий год должен заново все осваивать по-другому - ломается линия изучения, что-то он начинает изучать повторно, а какие-то моменты могут вообще потеряться, он их не усвоит. То же самое при переходе из школы в школу. Поэтому необходима некоторая унификация, и это правильно. Сейчас у нас по каждому предмету 3‑4, максимум пять линий, а раньше было 18‑20 - разница огромна! Сегодня, если кто-то настаивает на пересмотре перечня и внесении в него новых учебников, пожалуйста, пусть проводят экспертизу и добиваются решений в свою пользу. Но это, на мой взгляд, больше связано с бизнес-интересами издательств, а не с заботой о качестве образования.