19января 1944 года… Этот день жители Петергофа запомнили на всю жизнь. По улицам притихшего замерзшего городка с раннего утра бежали немецкие солдаты, теснимые стремительно наступавшими советскими войсками. Фашисты навсегда покидали истерзанную и искалеченную ими «жемчужину русского барокко»: превращенный в руины Большой дворец, оскверненные храмы, заминированный парк…
Музейный работник Марина Тихомирова в своей книге «Памятники. Люди. События» описывает, как приехала в освобожденный город вместе с саперами. Она вспоминает, что представлял собой в конце января 1944 года петергофский парк, так любимый ленинградцами: «...неописуемый хаос каких-то обломков, полузасыпанных снегом, громадный противотанковый ров, пересекающий весь сад, а за ним обгорелые руины Большого дворца без золотых куполов. Нижний парк сверху казался снежной пустыней с мертвыми черными деревьями, опутанными проводами, а в захламленном ковше каскада стоял пустой пьедестал «Самсона».
Таким еще помнит петергофский парк и моя мама, которая вместе со своими родителями приехала сюда в 1945 году… Большой дворец и остальные постройки все еще лежали в руинах. От прекрасного некогда парка остались только сиротливые пеньки, вместо мраморных статуй - пустые пьедесталы, фонтаны уничтожены…
Как только вокруг Ленинграда сжалось кольцо блокады, Петергоф оказался в зоне боевых действий… За время своего пребывания в городе (а они находились там с 22 сентября 1941 года) немцы подожгли, а потом и взорвали Большой дворец и дворец Марли, почти полностью уничтожили отделку и часть интерьера Монплезира, изувечили всю фонтанную систему, а в парке выкопали огромную траншею, разграбили большую часть экспонатов. Величественный «Самсон, раздирающий пасть льву» - символ победы русского оружия над Швецией в Полтавской битве в 1709 году - был распилен на фрагменты и вывезен неизвестно куда… До сих пор его судьба неизвестна: то ли он затонул вместе с баржей, увозившей его, в Финском заливе, то ли был переплавлен.
Некоторые искусствоведы говорили, что восстановить разрушенный Петергоф невозможно. Они призывали смириться с утратой одного из самых прекрасных пригородов Ленинграда… Однако историки нашли архивный документ за подписью управляющего делами И.В.Сталина, из которого следует, что решение о восстановлении разрушенного фашистами петергофского парка было принято на самом высоком уровне.
Восстановление Петергофа было делом чести для ленинградцев. Работы по возрождению дворцово-паркового комплекса начались сразу после освобождения города. Перед архитекторами и скульпторами была поставлена сложнейшая задача - восстановить «Самсона» (эта скульптура была выполнена в 1802 году Михаилом Козловским) и всю утраченную скульптурную группу. Работу поручили скульптору Василию Симонову и его помощнику Сергею Михайлову. Она осложнялась тем, что никаких чертежей и эскизов статуи не сохранилось. Мастерам пришлось восстанавливать ее по фотографиям. 14 сентября 1957 года богатырь «Самсон» снова вернулся на место в центре Большого каскада… Это событие стало национальным праздником для всей страны.
Петергоф поднимали из руин всем миром… В парке самоотверженно трудились архитекторы, скульпторы, музейные работники, простые ленинградцы и жители Петергофа. Большие группы ленинградских студентов регулярно приезжали сюда на субботники. Среди архитекторов, восстанавливавших Петергоф, был и мой дедушка Леонид Каэтанович Богдзевич. Он изучал исторические документы, эскизы и фотографии, делал наброски и чертежи фонтанов и дворцов.
Усилия тысяч неравнодушных людей оправдались, и уже летом 1945 года Нижний парк, облик которого был еще очень далек от довоенного, после разминирования и очистки территории был открыт для посетителей. В день открытия были торжественно включены первые восстановленные фонтаны центрального ансамбля и водометы Большого каскада. Для жителей Ленинграда и Петергофа это событие стало волнующим и незабываемым…
Петергоф еще долго залечивал свои раны. Через пять лет после освобождения над Большим каскадом вместо руин возник силуэт Большого дворца; спустя еще четыре года над дворцом поднялись золоченые купола. В последующие годы продолжались реставрация каскадов и фонтанов, воссоздание их скульптурного декора. Петербургские скульпторы возродили для фонтанных сооружений Петродворца более четырехсот скульптур: монументальных статуй, барельефов, ваз и декоративных деталей. В настоящее время в Верхнем саду и Нижнем парке действуют 172 фонтана и три каскада, для которых было воссоздано пятнадцать монументальных скульптур и свыше 330 декоративных деталей из бронзы и свинца.
Я, рожденная в Петродворце, испытываю чувство гордости за свою малую Родину, которая, как легендарная птица Феникс, возродилась из пепла и продолжает дарить положительные эмоции тысячам туристов со всего мира, каждый год приезжающим сюда, чтобы полюбоваться дворцами и фонтанами, посидеть на огромных валунах у Финского залива и пройтись по улицам этого удивительно уютного и гостеприимного города.
О Петергофе, истории его строительства и достопримечательностях я рассказываю своим ученикам на уроках истории России в 8‑х и 9‑х классах, на занятиях по мировой художественной культуре. По собственному опыту знаю, что, когда ведешь урок живо, увлекая учеников реальными примерами, они всегда лучше запоминают учебный материал. Чем образнее рассказ учителя, тем дольше хранит его детская память… Ну а некоторым ребятам после такого урока обязательно захочется увидеть всю эту красоту своими глазами не только на картинке - мне всегда приятно слышать, что некоторые ребята во время школьных каникул собираются вместе с родителями поехать в Санкт-Петербург и Петергоф.
Мама моей ученицы однажды с гордостью рассказывала о том, как ее дочь провела родителям самую настоящую экскурсию по Петергофу, увлеченно пересказывая то, что слышала в школе на уроке истории. Наверное, вот так, со школьных лет, и рождается в нас патриотизм - то чувство любви и гордости за свою многострадальную, но такую сильную и прекрасную страну, которое мы потом бережно храним в сердце всю жизнь…

Юлия АГАФОНОВА,
учитель истории и мировой художественной культуры школы №1799