Современная Третьяковка - инновационная образовательная площадка, где каждый столичный школьник может получить знания не только в области живописи, но также истории и литературы. На одном из классных часов мы вспоминали о том, какой Третьяковка была в годы войны, как ее сотрудникам удалось в условиях тяжелых испытаний сберечь знаменитые произведения искусства…
С первых недель войны в Третьяковской галерее была начата подготовка к эвакуации и демонтажу экспозиции. Известно, что Государственный комитет по делам искусств рекомендовал музеям разделить все экспонаты на несколько групп: первая - это шедевры, которые должны были быть спасены обязательно; вторая - произведения искусства, которые эвакуировали, если была такая возможность; третья - то, что оставалось на своих местах. Немецкие войска с боями прорывались к Москве, а в Третьяковке снимали со стен, вынимали из рам и освобождали от подрамников тысячи знаменитых картин. Затем холсты накручивали на металлические валы и бережно запаковывали в хорошо изолированные, непромокаемые ящики.
4 июля 1941 года сотрудники галереи начали упаковывать в ящики особо ценные произведения «первой категории». В середине лета с Казанского вокзала отправился первый эшелон. Он увозил в далекий Новосибирск не только экспонаты Третьяковской галереи, но и Государственного музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина, и многих других столичных музеев. Их сотрудники, провожая эшелон, стояли на платформе, и многие из них, глядя вслед уходящему поезду, плакали так, как будто провожали близких людей…
Экспонаты встретили в Новосибирске и бережно разместили в недостроенном здании Оперного театра. Ответственным за хранение всего этого бесценного груза назначили А.И.Замошкина - директора Третьяковки. И началась круглосуточная ответственная работа по сохранению произведений искусства: дежурства в хранилищах, постоянные обходы, контрольные вскрытия ящиков, тщательное обследование шедевров…
А над Москвой тем временем кружили вражеские бомбардировщики… В ночь с 11 на 12 августа две фугасные бомбы упали на здание Третьяковской галереи: рухнуло перекрытие верхнего зала №6, пострадали нижние залы, в нескольких местах был поврежден стеклянный потолок, вышли из строя отопительная и вентиляционная системы… Тогда-то и было принято решение ускорить отправку в тыл - в город Молотов (ныне Пермь) - второй очереди произведений искусства. В ноябре - декабре 41‑го в Новосибирск эвакуировали 108 ящиков с картинами третьей очереди, а в сентябре 1942 года - еще 205 ящиков четвертой очереди… Всего из Третьяковки за это время было вывезено около 12 тысяч картин и скульптур. Не все шедевры из-за своих размеров умещались в стандартных вагонах: например, «Явление Христа народу» Александра Иванова пришлось перевозить на двух платформах, прикрыв брезентом…
Осенью 1942 года в здании Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке было пустынно и холодно, тоскливо завывал ветер в щелях и разбитых окнах… В этих условиях было необыкновенно трудно сохранить оставшиеся экспонаты: скульптуры, мебель, а также рамы и подрамники от отправленных в эвакуацию картин. Небольшой коллектив сотрудников (всего 30 человек) не только самоотверженно боролся с холодом и сыростью, но и восстанавливал разрушенные фашистскими бомбардировками залы галереи, а также поддерживал культурную жизнь столицы - организовывал экспозиции. В 1942‑1944 годах в стенах Третьяковки прошли всесоюзные выставки «Великая Отечественная война», «Героический фронт и тыл» и многие другие. В эти годы галерея отметила памятные даты: 50‑летие со дня передачи П.М.Третьяковым своей коллекции родному городу и 100‑летие со дня рождения И.Е. Репина.
А картины, которые находились в эвакуации, так ждали дома… Все лето 1944 года в Третьяковке готовились к возвращению экспонатов: окончательно отремонтировали здание, застеклили рамы, отмыли и привели в порядок музейные залы. 9 октября вышел приказ Комитета по делам искусств о возвращении из тыла коллекций художественных музеев Москвы и Московской области. Так в жизни Третьяковской галереи начался новый этап - возвращение в родные стены… В промозглый серый день 18 ноября 1944 года в широко открытые ворота галереи въехали грузовики, нагруженные ящиками с картинами. Сколько слез радости было пролито в тот день от встреч с дорогими коллегами и от того, что уникальные шедевры наконец вернулись домой, в Лаврушинский переулок, в целости и сохранности!
Первоначально планировалось открыть галерею 23 февраля 1945 года, затем дата открытия была перенесена на 1 мая. Однако развернуть экспозицию к этому времени не успели - слишком много было работы: приходилось распаковывать и возвращать в рамы огромное количество картин. Некоторые произведения пришлось реставрировать. А сколько сил было потрачено на установку таких монументальных полотен, как «Боярыня Морозова» В.Сурикова или уже упомянутое «Явление Христа народу»! И вот наконец все картины и скульптуры были размещены в залах…
В час дня 17 мая 1945 года Третьяковская галерея вновь после долгого перерыва распахнула свои двери перед посетителями. Ее залы были ярко освещены солнцем, украшены цветами и зеленью, на лицах присутствовавших сияли улыбки.
Во время торжественной церемонии открытия в зале В.И.Сурикова слова благодарности звучали прежде всего в адрес сотрудников музея. Ведь они смогли спасти и сохранить шедевры русской культуры для грядущих поколений - своих внуков и правнуков, которые сегодня имеют возможность не только любоваться бесценными картинами великих русских художников, но и учиться у них добру, милосердию и любви к своей Родине.

Юлия АГАФОНОВА,
учитель истории и мировой художественной культуры школы №1799