О какой экономической задаче говорит А.В.Аникин? Конечно же, это VII строфа первой главы «энциклопедии русской жизни», в которой мы знакомимся с главным героем и узнаем, что он «…бранил Гомера, Феокрита, // Зато читал Адама Смита // И был глубокий эконом… // То есть умел судить о том, // Как государство богатеет, // И чем живет, и почему // Не нужно золота ему, // Когда простой продукт имеет».
Ребятам надо было изучить информацию, собранную из разных источников, выбрать самое главное, то, что необходимо для полного понимания отдельных фрагментов «Онегина», а затем рассказать о своих открытиях всему классу. Для этого в каждом классе было сформировано по пять рабочих групп, каждая из которых выполняла свою задачу.
Материал, с которым работали девятиклассники, был достаточно разнообразным: это и небезызвестный комментарий Владимира Набокова к роману «Евгений Онегин», и научные статьи о барщине и оброке, и биографические заметки об Адаме Смите, статьи ученых-экономистов об Александре Сергеевиче Пушкине и его романе.
В ходе работы выявилось много интересного. Стало понятно, например, почему «…в голос все решили так, // Что он [Онегин] опаснейший чудак», когда герой заменил барщину «оброком легким» (глава вторая, строфа IV). Или вот еще любопытные строки, проливающие свет на импорт и экспорт товаров: «Все, чем для прихоти обильной // Торгует Лондон щепетильный // И по балтическим волнам // За лес и сало возит нам <…> Все украшало кабинет // Философа в осьмнадцать лет» (глава первая, строфа XXIII). Как выяснилось, один современник, наблюдая юного Пушкина в Кишиневе (период южной ссылки поэта) за обеденным столом у наместника Бессарабии Ивана Инзова, сделал такую запись в своем дневнике: «В дискуссиях на разные темы, вроде торговли нашей с англичанами, Пушкин был способен «обнять все и судить обо всем».
По мере изучения материалов ребята смогли прийти к одному довольно-таки простому выводу: Пушкин, конечно же, не был ни экономистом-теоретиком, ни экономистом-практиком. Однако его четкие и краткие формулировки сложных экономических идей позволяют говорить о том, что познания Пушкина в области экономики заметно превышали уровень большинства его современников.
Урок не прошел зря… Драматург XIX века Яков Княжнин писал: «Читается трояким образом: первое - читать и не понимать; второе - читать и понимать; третье - читать и понимать даже то, что не написано».

Инга СМЕЛОВА,
учитель русского языка и литературы школы №1799