Наверное, на темной коже не видна кровь. Или просто люди, ослепленные весенним солнцем, не хотят ее видеть. Судя по внешнему виду, у парня этого что-то случилось с ногами. Он просто по физическим причинам не может стоять. Он упорно напрягает свои мысли, морщинки перекашивают его лоб, только очень часто после ударов по голове люди теряют память, а зачастую и рассудок. Однако мыслительные процессы все же происходят и заставляют его предпринимать какие-то действия. Он смотрит на свои сползшие носки, нагибается и пытается их натянуть. Но, видимо, из-за травмы ног он не может осуществить свою идею. Очень долго он мучается с этим, вызывая у окружающих не сочувствие, а лишь смех. И скорее даже не злорадный или веселый, а безразличный и всеприемлющий смех, не отделяющий веселого от жестокого, доброго от злого.

Возвращаясь вечером в воскресенье, часть пассажиров метро бывают обычно в нетрезвом состоянии. Конечно, не очень приятно вдыхать аромат принявшего на грудь соседа по скамейке или, более того, наблюдать за его пьяными выходками. Правда, к сожалению, оставшаяся трезвая часть ведет себя ничуть не лучше тех, не соображающих и невосприемлющих. Отношение к пьяным понятно - это неприятно никому. Но только, кроме равнодушия и неприязни, много озлобленности. И, вероятно, озлобленность эта не на не стоящего на ногах дедушку, а вообще на жизнь, но шишки полетят именно на того, на ком легче всего сорвать накопившиеся чувства. Как-то пришлось мне наблюдать жуткую картину. Совсем еще молоденькая девочка лет пятнадцати, заснувшая на скамейке в вагоне метро, постоянно скатывалась вниз. Люди, смекнувшие в чем дело, доложили о столь важном происшествии машинисту, который на следующей станции позвал милицию. То, как какой-то мужчина вытолкнул ее из вагона, схватив за шею, даже описать страшно. А сотрудники правоохранительных органов, схватив девочку за руки, поволокли ее, не дав опомниться, к себе в участок. А на освободившееся место сразу кинулись несколько человек, которые как будто только для этого и выпихнули из вагона девушку. Отношение окружающих к пьяным понятно. Но ведь и пьяный человек тоже человек, и это необходимо помнить, хотя многие так не считают. И к несчастью для нашей страны, наверное, едва ли не каждый человек хоть раз возвращался домой в нетрезвом состоянии. Так зачем же «топить» того, на чьем месте они еще сами, возможно, сидели?

Но злость проявляется не только к пьяным, а вообще ко всем, кто слабее, к ущербным людям. Думаю, это тоже бич Московского метрополитена - бомжи. Не раз приходилось замечать, когда целая лавочка пустует из-за того, что какой-то бездомный человек спит, испуская неприятный запах. Однако мне казалось, что бомжей все-таки жалеют, редко звонят машинисту. Не так давно мне пришлось увидеть расправу над бомжем без всякого машиниста. Войдя на одной из станций, человек непонятной национальности и пола встал в уголок у выхода. Однако несмотря на его скромный вид, запах от него распространился по всему вагону. Люди недовольно кутали носы и кривили рты. На следующей станции, собираясь выходить, этот отличающийся от всех человек встал на колени у дверей, перекрестился и нагнулся, касаясь лбом пола. Как мне кажется, именно таких людей раньше называли юродивыми. Выйдя из вагона и поняв, что ошибся станцией, он попытался зайти. На его попытку зайти появились двое огромных мужчин, которые с нецензурными выражениями вытолкнули неудавшегося пассажира назад на перрон.

Мы живем в сложное время, когда далеко не всем людям хватает на пропитание и проживание. Видимо, умудренные своими житейскими трудностями, причем многие преувеличивают эти трудности, люди стали безразличнее и жестче. Только разве можно жить по инстинктам животных, где каждый сам за себя, а до других, в том числе больных и слабых, нет дела?

Аня ЛАВРОВА, ученица 11-го класса, Москва