...Однажды школьники спросили у Александра Семеновича, как в его родной деревне узнали о начале войны, если там не было ни радио, ни телевизора, ни даже электричества.
- Не сразу узнали. Для ветлужской деревни Красные Пруды мирная жизнь продолжалась на двое суток дольше, чем для других, - вспоминает педагог-ветеран. - Узнали, когда вестовой из района привез отцу повестку о срочной явке в военкомат. С вещами. Так и запомнил я его - с повесткой в руках. Мне было пять лет.
Ушедший на фронт в числе первых Семен Шабалин погиб в декабре 1941 года. Крестьянская работа с первых же дней войны легла на плечи женщин и подростков. Мать, несмотря на многодетность и двоих совсем еще неразумных малышей, должна была наряду со всеми работать в колхозе. И дети, что чуть постарше Шурки, если не были в школе, должны были трудиться. Если не вместе с матерью, то на своем огороде. Грудных оставляли под присмотром совсем старых бабок, а то и одних. Размочит мать хлеба с маковыми зернами (тогда в деревне росло много мака и за него никого не преследовали), сунет тряпочку с месивом в рот младенцу и уложит его на теплую печь. Там и проспит ребенок до прихода матери, а если и проснется, то крика его никто не услышит.
- Неизвестно откуда занесло в нашу оторванную от мира деревню скарлатину, - рассказывает Александр Семенович. - Много детей тогда заразилось. И мои младшие братья не выжили. И сам я заболел, но был, видно, крепче, выздоровел. И даже стал помогать старшим. Верхом на лошади вместе с братом пахал и боронил поля. Брат ходил по бороздам с плугом, а я правил лошадью. Трудодни за это начисляли матери.
Голод почувствовали с первой военной зимы, еды и витаминов не хватало. Летом было легче: ягоды, грибы и съедобная трава обеспечивали кое-какую сытость, растения служили лекарствами.
Победа принесла людям радость, но не добавила сытости. Послевоенные три-четыре года были особенно тяжелыми. Но дети подрастали, становились надежными помощниками овдовевшей матери. Старшую сестру Александра Семеновича, которой в ту пору не исполнилось и восемнадцати лет, «назначили» председателем колхоза. Проще стало выпросить, к примеру, лошадь, чтобы привезти из леса дрова или с поля картошку. Позднее она выучилась на агронома, по ее стопам мечтал пойти и Александр. Получив аттестат зрелости, подал документы в сельскохозяйственный институт. Неплохо сдал семь вступительных экзаменов, получил две четверки, остальные - пятерки. Но конкурс был такой большой, что даже этих высоких баллов не хватило. Трудового стажа, дававшего преимущества при поступлении, у него не оказалось, хотя он трудился в колхозе чуть ли не с пяти лет. Но работал неофициально, документов у него не было... И Александр пошел зарабатывать нужный стаж. Грамотного парня охотно оформили в колхозе на должность помощника бухгалтера - он стал колхозным счетоводом. С делом справлялся хорошо. Так и работал бы, если бы не случай, бог изобретатель.
Поворот судьбы
Дороги в заветлужских местах всегда были никудышные, осенью дожди делали их совсем непроезжими. Ранними вечерами деревня погружалась в дремотную тишину и темноту, с керосином были постоянные трудности. Но Александр любил читать и по вечерам долго не гасил фитилек.
Однажды он остался один в доме, мать лежала в больнице, старшие братья и сестры жили отдельно. Неожиданно раздался стук в окошко. Александр открыл дверь. Вошли двое мужчин и женщина. Объяснили, что ехали из соседней деревни в райцентр, и машина скатилась в темноте в овражек. Попросили найти трактор. Александр объяснил, что поздно вечером это невозможно, и предложил гостям остаться у него до утра. Те согласились. Из разговора Александр узнал, что его нечаянные гости - директор соседней школы и инспектор районо - ехали в район «по вопросу кадров». Узнав о неудаче Александра с институтом, посмотрев его аттестат, гости предложили молодому счетоводу место учителя в школе. Александр обещал подумать. Съездил в больницу к матери, та дала совет попробовать. Подбодрила: «На счетовода ты тоже не учился, а ведь у тебя получается. Авось и в школе получится». Так и стал Шабалин учителем. Неожиданно, но на всю жизнь.

Сельский учитель
Непривычно, но приятно было вчерашнему школьнику слышать приветствия взрослых односельчан: «Здрасте, Александр Семенович!». Колхоз поставил его на квартиру, хотя до его родного дома было всего пять-шесть километров. Он, было, отказывался от жилья, потом убедился, что слякотной осенью и метельной зимой порой не преодолеть даже такой небольшой путь. А работы было много. Ему дали преподавать физкультуру и черчение, математику и немецкий язык. В каждом классе было немного учеников, вся деревня насчитывала не более трех десятков домов. Но готовиться к урокам приходилось серьезно, необходимых навыков не было.
Особенно опасался Шабалин не справиться с немецким языком. Помог его бывший преподаватель Алексей Филиппович Шаманов, который считал Шабалина достаточно подготовленным учеником. Он подробно рассказывал о методах преподавания, дал методички, а главное, подарил учебную пластинку, которая могла здорово помочь на первых порах. К счастью, в деревне нашелся патефон, его передали школе, и дело пошло.
Немало было у Александра общественных поручений. Его сразу же избрали секретарем колхозной организации. А значит, всевозможные заготовки, налоги, подписка на госзаем не могли обойти его стороной. А тут еще вышло правительственное постановление об окончательной ликвидации неграмотности. К середине прошлого века в российской глубинке все еще оставалось немало неграмотных взрослых людей, ставивших крестики вместо личной подписи. Вечерами школьные классы заполняли взрослые ученики, которые после занятий еще и поговорить с грамотными собеседниками очень любили. Так и работал молодой педагог по сути в две смены.
Но пришло время армейской службы. Воинская часть, в которую попал Шабалин, располагалась в армянском городе Ленинакане, новобранцы там были со всей страны. Среди них было немало таких, кто совсем не понимал по-русски. Надо было сначала обучить их языку и лишь потом - военной науке. Александру, у которого в личном деле была записана профессия «учитель», поручили обучать таких солдат русской грамоте. Это получалось у него неплохо: сказался опыт, хотя и недолгий.
Рассказывая об этом, Александр Семенович с гордостью отмечает высокий уровень послевоенной сельской школы. Учителя старались вооружить своих учеников такими знаниями, которые пригодились бы и в быту, и в профессии, и в науке. Вместе с ним в 1954 году из школы выходили еще более сорока десятиклассников, и большинство из них нашли достойную дорогу в жизни. Встречаясь, вспоминали с теплотой директора Краснопруднинской семилетки фронтовика Алексея Шустина, учителя литературы Надежду Коневу, Наталью Либерову - она вела уроки логики и психологии, которые очень пригодились в общении с подростками и взрослыми. Да и все остальные сельские педагоги оставили добрый след в сердцах выпускников.

Царица наук
На третьем году армейской службы Шабалин поступил учиться заочно в пединститут, на физмат. А после демобилизации перевелся в Горьковский пединститут и успешно его окончил.
Сегодня в это трудно поверить, но в те годы работы в школе для старшекурсника пединститута не нашлось. Все вакансии были заняты. И Александр устроился на авиационный завод станочником. Еще в армии он вступил в партию, поэтому вскоре его перевели на работу инструктором в Сормовский райком комсомола. Студент-заочник пединститута должен был «курировать» учебные заведения района. Так Александр Семенович впервые познакомился с ремесленным училищем №3, которое готовило рабочие кадры для знаменитого завода «Красное Сормово». На очередной отчетно-выборной комсомольской конференции его избрали секретарем комсомольской организации училища. Там же он начал преподавать математику. Позднее перешел в машиностроительный техникум, тоже базовое учебное заведение «Красного Сормова», там пришлось ему еще и физику вести, а позже осваивать новую специальность - электротехнику. Но математику и физику это оказалось несложно.
О высоком качестве его уроков говорит тот факт, что многие выпускники техникума сразу поступали на кораблестроительный и судостроительный факультеты Горьковского политехнического института, а окончив его, стали руководителями производств и ведущими инженерами на нижегородских предприятиях.
Немало было в жизни Шабалина кадровых передвижений: завуч, заместитель директора, методист, руководитель методобъединения математиков, но главным делом он всегда считал преподавание математики.
Неспроста увлеклась этой наукой и дочь Александра Семеновича Людмила. Она тоже окончила математический факультет и почти сорок лет проработала в сормовских школах. И до сих пор Людмила Александровна трудится в школе №93, хотя по возрасту могла бы уйти на заслуженный отдых. Увлечение физикой и математикой помогло и сыну: Андрей окончил радиофак Нижегородского государственного университета.
А сколько молодых и вполне взрослых нижегородцев вспоминают добрым словом преподавателя Шабалина, который помог им справиться с «неподдающимися» интегралами! Вклад Шабалина в образование был отмечен на самом высоком уровне. Медали «За доблестный труд», «Ветеран труда», медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, нагрудный знак «Победитель социалистического соревнования» - неполный перечень его наград за добросовестный труд.