Импорт кадров

Ежегодно около ста профессиональных училищ нашей области выпускают примерно 18 тысяч молодых рабочих. Эту армию пополняют выпускники еще 175 учебных учреждений нашей области - межшкольные учебные комбинаты и учебные центры промышленных предприятий. И этого мало?! Мало, потому что молодые рабочие на завод не приходят.

Челябинский институт развития профессионального образования провел исследования и выяснил, что статистические данные о трудоустройстве выпускников ПУ носят, мягко говоря, противоречивый характер. На бумаге выглядит все красиво, а в реальной жизни ситуация складывается драматически. В 2003 году, например, ПУ-1 Челябинска (базовое учебное учреждение ЧТЗ) выпустило 177 человек. По данным училища, на предприятие трудоустроился 121 человек. А информация отдела кадров ЧТЗ свидетельствует, что к ним пришли на работу и закрепились всего лишь 5 выпускников, то есть меньше трех процентов. Аналогичная ситуация наблюдается и в других ПУ.

На каторгу - не хочу!

Примерно 44 процента ребят, не успев прийти в профессиональное училище, сразу говорят о том, что не собираются работать по специальности. Их определили сюда родители, чтобы подростки не болтались без дела. Ремесло, как известно, есть-пить не просит, а в жизни может пригодиться. Но только не на заводе. Так считают родители, которые сами прошли через стресс массовых сокращений и невыплаты зарплаты, что начались с 1998 года. Эти люди, конечно, не толкнут своих детей в нищету и не пошлют пусть не на каторжный, но очень тяжелый труд с его жестким полувоенным режимом. У ребят, чьи родители пострадали в эпоху реформ, устойчивое негативное отношение к заводу.

Коробок на ковше экскаватора

Когда Герой Социалистического Труда, заслуженный строитель РСФСР Федор Верещагин знакомил учащихся ПУ с экскаватором, он показывал такой трюк. Закрывал ковшом раскрытый спичечный коробок и оставлял его невредимым. Эффект был потрясающий. У мальчишек загорались глаза: «И я хочу научиться так». Было это в конце 70-х годов, когда Федор Верещагин работал мастером производственного обучения в челябинском профучилище №99. В то время мастерству обучали «звезды». Они практически ничего не теряли при переходе с завода в профучилище.

Сталевары еще не забыли имя известного металлурга, тоже Героя Социалистического Труда Ивана Панфиловского. Он также работал в профучилище. Это были люди, про которых говорят, что они профессию за бороду держали.

Таких наставников нынче не осталось. Не идут в профучилище мастера высокого класса. Оно и понятно. Если на производстве у рабочего средняя зарплата пять тысяч рублей, то у мастера в профучилище она всего лишь две тысячи рублей. Поэтому и не идут. Мастеров заменили «пастухи», которыми называют сегодня социальных педагогов. Забота педагогов - ребят на практику увести, организовать питание, наладить воспитательную работу и т.п. «Пастух» профессии не научит. Не заменит Верещагина и Панфиловского. И это одна из причин, почему так низок интерес к рабочей профессии.

Называя другие, можно говорить о безнадежно устаревших станочных учебных цехах. Станки сохранились еще с периода советской эпохи, когда между предприятиями и училищами существовали прочные шефские связи. Им сегодня по 20-30-40 лет. Работать на колымагах ребятам неинтересно.

Далека от совершенства и система аттестации, при которой оценивают молодого рабочего практически те же люди, которые его и готовят. Поэтому документ о присвоенном разряде еще не говорит о том, что выпускник может по нему работать. Как правило, при устройстве на завод выпускнику разряд понижают. И в очень редких случаях повышают. О чем это говорит? О том, что ребят оценивают усредненно. И это тоже не прибавляет интереса при обучении. В качестве эксперта по качеству подготовки выпускника Институт развития профобразования готов привлечь специалистов из Торговой палаты. Это одна из намеченных перемен в ближайшее время.

«Фабрика звезд»

Превратят ли профучилища в «фабрику звезд»? Поверить в такое трудно. Но перемены их ждут большие. Во-первых, профучилища перевели с федерального финансирования на региональное. Областному бюджету будет нелегко обеспечить существование всем 96 учреждениям. Вряд ли власти позволят учащимся получать бесплатно профессию про запас и не работать в интересах региона. Вопрос может стать так: либо отработай то, что на тебя затратили при обучении, либо верни деньгами.

Во-вторых, предприятия «дозрели» для того, чтобы вкладывать средства в подготовку рабочих кадров. Вкладывать, но не выбрасывать на ветер. Уже сегодня Магнитогорский металлургический комбинат платит по 16 тысяч рублей за каждого токаря, подготовленного профучилищем, но только в том случае, если он закрепится на производстве.

Разработали программу по закреплению молодых рабочих и на «УРАЛТРАКЕ». Стоимость ее четыре миллиона двести тысяч рублей. Здесь и льготы по жилью, и денежные доплаты, и другие социальные гарантии. Правда, требования к выпускнику у предприятия и училища пока существенно отличаются. Для этого есть объективные причины. Предприятию под заказ порой требуются квалифицированные специалисты, а профучилище быстро их подготовить не может. Три года нужно ему для того, чтобы из мальчишки сделать профессионала. Выручают в этом случае краткосрочные курсы для взрослых, имеющих опыт в смежной профессии.

Так что профучилищам есть над чем потрудиться, чтобы улучшить качество подготовки. Более серьезно заниматься со школами, предоставляя свою базу для предпрофильной подготовки. Внести изменения в свой учебный процесс.

Остаются родители, которых надо убедить, что у детей на заводе есть будущее и перспективы для роста. Слова здесь бессильны. Будет на предприятии у рабочих достойная зарплата, и плохое забудется само собой. Родители сами приведут своих детей на завод, где трудились когда-то. Злая память недолгая.

Челябинск