А они смеялись ему вслед...

Я часто замечаю грубое отношение молодежи к пожилым людям. Меня это возмущает! Я не знаю почему, но мне становится стыдно за девушку или парня, которые разговаривают грубо, с матом. Однажды я видела, как группа молодых людей смеялась над пожилым человеком, который шел, опираясь на лыжную палку, толпа что-то кричала ему вслед.

Накануне 9 Мая мы вспоминаем о ветеранах Великой Отечественной войны, дарим им цветы, открытки и при этом забываем, что вчера грубили и смеялись над ними...

Я спрашивала свою бабушку о том, как она реагирует на подобные грубости со стороны молодежи. Она ответила, что такое поведение молодежи естественно и «ничего другого не стоит ожидать». Бабушка считает, что это негативное влияние телевидения, журналов, радио и интернета. В чем-то я согласна с ней. Тяга молодежи ко всему грубому связана с влиянием рекламы и телевидения. Может, нужны какие-то клубы, организации, в которых молодых будут учить нормам поведения, здоровому образу жизни?

Екатерина ПЕТРОВА, ученица 11-го класса, пос. Калашниково, Тверская область

Не прав Подшивайлов

В последнее время, особенно после хамского поступка Киркорова, со всех сторон - от Швыдкого, Жириновского да и некоторых журналистов - слышны высказывания, что без матерщины невозможно обойтись. Есть такие случаи, когда крепкое слово необходимо. Интересно, какие это случаи?! Я вырос в семье пастуха, который ни в доме, ни в степи не произнес ни одного бранного слова. И я сам неплохо прожил жизнь без мата и всяких крепких слов. Даже на войне, будучи командиром саперного подразделения, в самых сложных условиях успешно обходился нормальной, не унижающей ни меня, ни моих солдат речью.

Приведу один очень наглядный пример. В июле 1943 года Южный фронт перешел в наступление. Нашей 151-й стрелковой дивизии предстояло форсировать Миус и овладеть высотой Черный Ворон. Перед наступлением комдив генерал Подшивайлов, мастер сквернословия, стал раздавать комсоставу распоряжения, используя огромный набор крепких выражений. А на следующий день в ходе сражения от его «руководящей» матерщины краснели и теряли дар речи не только телефонистки, но и телефонисты. Комдив покрыл матом всех командиров полков, но успехов не было, хотя соседи успешно продвигались вперед.

Уже после сражения все рассказывали - некоторые с удивлением, некоторые с восхищением - о стареньком командире соседней дивизии. Как он тоже перед сражением говорил со своими солдатами и офицерами. Тот умный комдив, обращаясь к солдату или сержанту, говорил: «Дорогой сынок, завтра ты первым ворвешься на высоту и со своим отделением постараешься закрепиться на ней. Я с вами тоже пойду в бой. Не знаю, останусь ли живым, а поэтому сегодня вручаю тебе награду». Следом за комдивом шел офицер с коробкой, из которой комдив брал награду и вручал изумленному бойцу, который в это время на глазах боевых друзей становился выше, и видно было, что доверие любимого комдива, любимого «бати» он выполнит.

Дивизия любимого солдатами и офицерами «бати» в первые часы сражения прорвала оборону немцев и заняла стоявшую перед ней высоту. Первыми на ней оказались сержант с орденом Славы и его бойцы с новенькими медалями «За отвагу», украсившими их груди.

Пять суток наша дивизия пыталась взять высоту Черный Ворон, но так и не вязла. Крепкие выражения комдива Подшивайлова не помогли.

Иван ПОЛИЩУК, ветеран войны, Нальчик, Кабардино-Балкария

Брань душу корежит

Еду в автобусе на курсы при краевом институте повышения квалификации учителей. Заранее предвкушаю удовольствие от встреч и интересных лекций. Но что это?! Шум, крик... Ничего не понимаю! Оказывается, это кондуктор так эмоционально требует оплатить проезд: кого-то стыдит, кому-то угрожает, на кого-то сердится, мол, долго ищет деньги.

На лекцию я пришла с совершенно разбитая.

На обратном пути - совсем другое дело. Маленькая, щупленькая девушка спокойно и приветливо обращалась к пассажирам, вручала билеты, проверяла льготные документы. В автобусе все ощущали себя комфортно. И мне вдруг подумалось: а не бываем ли мы, учителя, похожи на ту первую кондукторшу, когда ведем урок, прерывая его замечаниями, упреками в лени и нерадивости, угрозами поставить двойку? А «ехать»-то ученикам приходится с нами. За день сколько они выдерживают?!

С тех пор всякий раз, когда иду на урок, вспоминаю ту свою поездку и очень хочу, чтоб моим ребятам «ехалось» со мной комфортно.

Ульяна БЛЕДНОВА, учительница, Барнаул