…Он поднял меч над чубатой головой и смотрит вдаль. Туда, где, пробившись через пороги, несет свои воды Славутич, где над его стремниной возвышается гористый зеленый остров, где над древними мшистыми скалами парят большие серебристые птицы. Он смотрит в глубь веков, будто пытается разглядеть в их дымной пелене берег, на котором настигла его печенежская стрела. По преданию, именно в районе порогов сложил свою голову легендарный Святослав. Где же, в каком месте это произошло?
Святослав, сын Игоря и Ольги, пожалуй, один из самых ярких персонажей нашей истории. Это был прирожденный воин, который лишь в битвах и походах видел смысл жизни. В «Повести временных лет» читаем о нем: «Когда князь Святослав вырос и возмужал, он начал собирать воинов многих и храбрых; ходя легко, как барс, вел он многие войны. В походе не возил с собой обозов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину или зверину или говядину, пек ее на углях и ел; он не имел шатра, но спал, подостлав чепрак, а седло в головах; такими были и все остальные его воины. Он посылал послов по странам, говоря: «Хочу идти на вас». Дальше в летописи сообщается о его великих и героических деяниях на всем лесном и степном пространстве Киевской Руси и за ее пределами. Он победил хазар, разорив их город Белую Вежу, завоевал ясов и касогов, одолел вятичей, «взял восемьдесят городов по Дунаю», покорив болгар, обложил данью греков. На поле брани Святослав снискал себе доблесть и славу, в чистом поле с оружием в руках, как и подобает герою, он встретил свою погибель. В летописи сказано, что весной 972 года «приде Святослав в пороги, и нападе на него Куря, князь печенежский, и убиша Святослава…». А вот что об этом написано в «Истории» придворного византийского хрониста Льва Диакона: «Но печенеги, многочисленный пастушеский народ, всеядный, кочующий и живущий большею частью в кибитках, нечаянно на пути напали на него, всех почти истребили и его самого со всеми прочими убили, так что весьма немногие из всего великого русского войска благополучно возвратились под отеческие кровы». Предание гласит, что череп Святослава печенеги оковали золотом и сделали из него чашу, черпая из нее на пирах мужество и удаль русского рыцаря.
Многие исследователи русской старины пытались разобраться в событиях тех времен и определить место последней кровавой сечи Святослава. Казацкий академик Дмитрий Яворницкий углядел в порожистой части Днепра несколько усеянных костьми мест, где могла происходить «битва между печенежским ханом Куря и русским князем Святославом, который, сражаясь в виду порогов со своим противником, сложил здесь свою «чубатую» голову и послужил как бы прототипом также «чубатых» запорожцев, уродившихся за порогами Днепра». Хлопотами Яворницкого в начале ХХ века в селе Никольском Екатеринославской губернии (нынешняя Днепропетровщина) над грозным Ненасытецким порогом была укреплена чугунная плита с надписью: «В 972 году у днепровских порогов пал в неравном бою с печенегами русский витязь князь Святослав Игоревич». Несколько лет назад, путешествуя по местам бывших порогов, я побывал в Никольском. Сторож расположенного над прибрежными валунами детского оздоровительного лагеря показал мне прикрепленный к мшистой скале этот памятный знак, которым отмечено одновременно и место самого грозного порога, и героическое деяние полководца.
Еще один памятный знак на месте вероятной гибели Святослава установлен на северной оконечности острова Хортица. Вот как описал последний рукопашный бой князя на хортицких скалах украинский писатель Семен Скляренко в романе «Святослав»: «Остался один Святослав… Но и один он шел вперед - с мечом в правой руке, со щитом в левой. Какой-то печенег подскочил сбоку к нему и перебил левую руку - князь Святослав уронил щит, однако у него оставался еще меч. Несколько стрел вместе воткнулись в его грудь, но князь шагнул дальше… И вдруг, как переломленное копье, упал на землю…» Интуитивно писатель, как считают некоторые краеведы, угадал место последнего боя Святослава. Впрочем, есть и другие версии. Дореволюционный этнограф Яков Новицкий, посвятивший изучению запорожской старины всю жизнь, предположил, что печенеги напали на дружину князя возле Пурисовых островов, которые находились в черте нынешнего индустриального Запорожья, чуть выше Днепрогэса. «Мы сделали раскопы, - писал этнограф, - и нашли в одном месте одни скелеты без голов, в другом - черепа с нижними челюстями без шейных позвонков… Все это наводит на мысль о когдатошнем страшном в этом месте побоище. Что это? Уж не бой ли Святослава Игоревича с печенегами?» Кстати, по днепровским берегам в старину происходило множество кровопролитных сражений. Человеческих костей тут было так много, что, как сообщал один археолог, местные жители из «них сооружали виноградные плантации». А седоусые рыбари уверены, что гигантские сомы расплодились в Днепре из-за того, что во все времена им здесь хватало поживы, ко­торой исправно снабжали их войны и лихо­летья. Между прочим, одна из правобережных балок, по которой в Днепр впадает речка Верхняя Хортица, называется Канцеровская. Некоторые краеведы увидели в названии балки тюркское «кансыра» - «кровоточащая», «истекающая кровью». Возможно, отряд Святослава именно здесь натолкнулся на засаду врага, а часть воинов все-таки сумела переправиться на Хортицу или прорваться к Пурисовым островам, где и приняла последний бой?
Но почему памятник Святославу установлен непосредственно в черте города Запорожья, на так называемой Вознесеновской горе? Место это высокое, приметное, светлое. Когда-то здесь в окружении абрикосовых и вишневых садов по косогору сбегали к Днепру белые хатки села Вознесеновка. В 1930 году историко-археологическая экспедиция в связи со строительством Днепрогэса производила раскопки по берегам Днепра, в том числе и на Вознесеновской горке. Работами руководил Владимир Гринченко (брат известного украинского писателя и культурного деятеля Бориса Гринченко). Сначала был обнаружен курганный могильник, потом в ходе раскопок обозначилось земляное укрепление, которое имело форму вытянутого прямоугольника. В центре этого сооружения и находился так называемый Вознесеновский (Кичкасский) клад. В нем оказалось до 1500 золотых вещей, в основном в виде деталей оружия, бляшек. Они были выполнены в сложной ювелирной технике и предназначались для украшения кожаных изделий. Самую большую ценность представляли серебряная фигурка орла со змеей в лапах и скульптурное изображение льва. Многие предметы сильно пострадали от огня. Характерно, что тайник был проткнут тремя саблями. Возможно, это своеобразный ритуал, которым сопровождалось погребение вождя. Какого? Чьего рода-племени? В древности Вознесеновская гора господствовала над рекой и была удобным местом для дозорного пункта или сторожевого поста. Вполне вероятно, что здесь находился временный укрепленный лагерь славян, которые контролировали речной путь «из варяг в греки», броды и переправы через Днепр. Узнав от разведчиков о засаде возле Кичкасской переправы, Святослав решил пробираться на север глухими степными балками. Этот путь, кстати, предложил ему и отцовский воевода Свенельд, посоветовав: «Пойди, князь, на конях стороною, ведь в порогах стоят печенеги». Причалив к берегу возле Вознесеновской горы, Святослав поднялся со своей верной дружиной в лагерь. Каким-то образом печенеги узнали об этом и внезапно напали на пост. Его защитники не смогли сдержать натиск. Тут князь и принял последний неравный бой. Позже уцелевшие соратники по древнему воинскому закону пращуров совершили обряд погребения великого полководца.
В 1951 году в Канаде была издана работа профессора Михаила Миллера «Могила князя Святослава». Профессор, который был, кстати, участником экспедиции и принимал участие в раскопках клада, утверждал, что княжеский могильник расположен «в совершенно исключительном месте, единственном в своем роде на всем протяжении Днепра от порогов до Черного моря». Миллер и предложил назвать Вознесеновский холм горой Святослава, а на склоне установить памятник «чубатому» предку запорожцев…
Памятник в Запорожье работы скульптора Вячеслава Клыкова был открыт в октябре 2005 года в Запорожье по инициативе руководителя завода «Мотор Сич» Вячеслава Богуслаева и был приурочен к 1040‑летию победоносного похода князя против Хазарского каганата. По замыслу автора Святослав изображен передающим меч потомкам, как бы говоря им: «Возьмите меч мой…» Памятники Святославу были установлены в один год на Украине и в России (близ села Холки Белгородской области). Композиция памятника на Украине была встречена критикой членов общества «Просвита». Нашлись даже такие, кто охарактеризовал его как издевательство над чувствами украинцев. Среди прочего критиковался жест с поднятым в ножнах мечом, как при сдаче в плен. Еще один аргумент «против»: при взгляде издалека создается впечатление, что Святослав держит в руках крест, хотя Святослав не был сторонником христианства. У белгородского памятника тоже нашлись критики. Дело в том, что здесь Святослав был изображен на коне, попирающем копытами хазарского воина, на щите которого изображена звезда Давида. Генеральный секретарь Евроазиатского еврейского конгресса назвал установку памятника безобразием и антисемитской провокацией.
«Пухом тебе земля, дымом дорога!» - напутствовали русские воины своего храброго вождя.