​Юлия ДРУНИНА

Я столько раз видала
рукопашный,
Раз наяву. И тысячу - во сне.
Кто говорит, что на войне
не страшно,
Тот ничего не знает о войне.
1943 г.

Семен ГУДЗЕНКО

Перед атакой

Когда на смерть идут - поют,
А перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою -
Час ожидания атаки.
Снег минами изрыт вокруг
И почернел от пыли минной.
Разрыв - и умирает друг.
И, значит, смерть проходит мимо.
Сейчас настанет мой черед.
За мной одним идет охота.
Будь проклят сорок первый год
И вмерзшая в снега пехота…
1942 г.

Надежда РАДЧЕНКО

Блокада

Черное дуло блокадной ночи.
Холодно,
холодно,
холодно очень.
Вставлена вместо
стекла
картонка.
Вместо соседнего дома -
воронка.
Поздно.
А мамы все нет
отчего-то.
Еле живая ушла
на работу.
Есть очень хочется.
Страшно.
Темно.
Умер братишка мой.
Утром.
Давно.
Вышла вода.
Не дойти до реки.
Очень устал.
Сил уже никаких.
Ниточка жизни натянута
тонко.
А на столе - на отца похоронка.
2010 г.

Сергей ОРЛОВ

Его зарыли в шар земной,
А был он лишь солдат,
Всего, друзья, солдат простой,
Без званий и наград.
Ему как мавзолей земля -
На миллион веков,
И Млечные пути пылят
Вокруг него с боков.
На рыжих скатах тучи спят,
Метелицы метут,
Грома тяжелые гремят,
Ветра разбег берут.
Давным-давно окончен бой…
Руками всех друзей
Положен парень в шар земной,
Как будто в мавзолей…
1944 г.

Муса ДЖАЛИЛЬ

Варварство

Они с детьми погнали матерей
И яму рыть заставили, а сами
Они стояли, кучка дикарей,
И хриплыми смеялись голосами.
У края бездны выстроили в ряд
Бессильных женщин, худеньких
ребят.
Пришел хмельной майор
и медными глазами
Окинул обреченных… Мутный дождь
Гудел в листве соседних рощ
И на полях, одетых мглою,
И тучи опустились над землею,
Друг друга с бешенством гоня...
Нет, этого я не забуду дня,
Я не забуду никогда, вовеки!
Я видел: плакали, как дети, реки,
И в ярости рыдала мать-земля.
Своими видел я глазами,
Как солнце скорбное, омытое
слезами,
Сквозь тучу вышло на поля,
В последний раз детей поцеловало,
В последний раз...
Шумел осенний лес. Казалось,
что сейчас
Он обезумел. Гневно бушевала
Его листва. Сгущалась мгла вокруг.
Я слышал: мощный дуб свалился
вдруг,
Он падал, издавая вздох тяжелый.
Детей внезапно охватил испуг,
Прижались к матерям, цепляясь
за подолы.
И выстрела раздался резкий звук,
Прервав проклятье,
Что вырвалось у женщины одной.
Ребенок, мальчуган больной,
Головку спрятал в складках платья
Еще не старой женщины. Она
Смотрела, ужаса полна.
Как не лишиться ей рассудка!
Все понял, понял все малютка.
- Спрячь, мамочка, меня! Не надо
умирать!
Он плачет и, как лист, сдержать
не может дрожи.

Дитя, что ей всего дороже,
Нагнувшись, подняла двумя
руками мать,
Прижала к сердцу, против дула прямо...
- Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!
Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь?
И хочет вырваться из рук ребенок,
И страшен плач, и голос тонок,
И в сердце он вонзается, как нож.
- Не бойся, мальчик мой.
Сейчас вздохнешь ты вольно.
Закрой глаза, но голову не прячь,
Чтобы тебя живым не закопал палач.
Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет
больно.
И он закрыл глаза. И заалела кровь,
По шее лентой красной извиваясь.
Две жизни наземь падают, сливаясь,
Две жизни и одна любовь!
Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
Заплакала земля в тоске глухой,
О, сколько слез, горячих и горючих!
Земля моя, скажи мне, что с тобой?
Ты часто горе видела людское,
Ты миллионы лет цвела для нас,
Но испытала ль ты хотя бы раз
Такой позор и варварство такое?
Страна моя, враги тебе грозят,
Но выше подними великой правды
знамя,
Омой его земли кровавыми слезами,
И пусть его лучи пронзят,
Пусть уничтожат беспощадно
Тех варваров, тех дикарей,
Что кровь детей глотают жадно,
Кровь наших матерей.
1943 г.

Алексей ШАМАРИН

«Никто не забыт
и ничто не забыто» -
Горящая надпись на глыбе
гранита.
Поблекшими листьями ветер
играет
И снегом холодным венки
засыпает.
Но, словно огонь, у подножья -
гвоздика.
Никто не забыт
и ничто не забыто.

Михаил ИСАКОВСКИЙ

Куда б ни шел, ни ехал ты,
Но здесь остановись,
Могиле этой дорогой
Всем сердцем поклонись.
Кто б ни был ты - рыбак, шахтер,
Ученый иль пастух, -
Навек запомни: здесь лежит
Твой самый лучший друг.
И для тебя, и для меня
Он сделал все, что мог:
Себя в бою не пожалел,
А Родину сберег.
1965 г.

Владимир ВЫСОЦКИЙ

Сколько павших бойцов полегло
вдоль дорог -
Кто считал, кто считал!..
Сообщается в сводках Информбюро
Лишь про то, сколько враг потерял.
Но не думай, что мы обошлись
без потерь -
Просто так, просто так…
Видишь - в поле застыл,
как подстреленный зверь,
Весь в огне, искалеченный танк!
Где ты, Валя Петров? - что за глупый
вопрос:
Ты закрыл своим танком брешь.
Ну а в сводках прочтем: враг потери понес,
Ну а мы - на исходный рубеж.
1965 г.

Самуил МАРШАК

Мальчик из села Поповки

Среди сугробов и воронок
В селе, разрушенном дотла,
Стоит, зажмурившись, ребенок -
Последний гражданин села.
Испуганный котенок белый,
Обломок печки и трубы -
И это все, что уцелело
От прежней жизни и избы.
Стоит белоголовый Петя
И плачет, как старик без слез,
Три года прожил он на свете,
А что узнал и перенес.
При нем избу его спалили,
Угнали маму со двора,
И в наспех вырытой могиле
Лежит убитая сестра.
Не выпускай, боец, винтовки,
Пока не отомстишь врагу
За кровь, пролитую в Поповке,
И за ребенка на снегу.
1943 г.

Ким РЫЖОВ 

Песня из кинофильма «Хроника пикирующего бомбардировщика»

Туман, туман,
Слепая пелена...
И всего в двух шагах
За туманами война.
И гремят бои без нас,
Но за нами нет вины -
Мы к земле прикованы туманом,
Воздушные рабочие войны.
Туман, туман,
На прошлом, на былом...
Далеко, далеко
За туманами наш дом.
А в землянке фронтовой
Нам про детство снятся сны -
Видно, все мы рано повзрослели,
Воздушные рабочие войны.
Туман, туман,
Окутал землю вновь...
Далеко, далеко
За туманами любовь.
Долго нас любимым ждать
С чужедальней стороны -
Мы не все вернемся из полета,
Воздушные рабочие войны.
1967 г.

Алексей НЕДОГОНОВ

Материнские слезы
Как подули железные ветры Берлина,
Как вскипели над Русью военные
грозы!
Провожала московская женщина сына...
Материнские слезы, материнские
слезы!
Сорок первый - кровавое знойное
лето.
Сорок третий - атаки в снегах
и морозы.
Письмецо долгожданное из лазарета...
Материнские слезы, материнские
слезы!
Сорок пятый - за Вислой идет сраженье,
Землю прусскую русские рвут
бомбовозы.
А в России не гаснет свеча ожиданья...
Материнские слезы, материнские
слезы!
Пятый снег закружился, завьюжил
дорогу
Над костями врага у можайской
березы.
Сын седой возвратился к родному
порогу...
Материнские слезы, материнские
слезы!
1945 г.

Александр ТВАРДОВСКИЙ

Две строчки

Из записной потертой
книжки
Две строчки о бойце-
парнишке,
Что был в сороковом году
Убит в Финляндии на льду.
Лежало как-то неумело
По-детски маленькое тело.
Шинель ко льду мороз
прижал,
Далеко шапка отлетела.
Казалось, мальчик не лежал,
А все еще бегом бежал
Да лед за полу придержал...
Среди большой войны
жестокой,
С чего - ума не приложу,
Мне жалко той судьбы
далекой,
Как будто мертвый, одинокий,
Как будто это я лежу,
Примерзший, маленький,
убитый
На той войне незнаменитой,
Забытый, маленький, лежу.
1943 г.

Роберт РОЖДЕСТВЕНСКИЙ

Реквием

(отрывок)

Помните!
Через века,
через года -
помните!
О тех,
кто уже не придет
никогда, -
помните!
Не плачьте!
В горле
сдержите стоны,
горькие стоны.
Памяти
павших
будьте
достойны!
Вечно достойны!
Хлебом и песней,
мечтой и стихами,
жизнью
просторной,
каждой секундой,
каждым дыханьем
будьте
достойны!
Люди!
Покуда сердца
стучатся,
помните!
Какою
ценой
завоевано счастье,
пожалуйста,
помните!
Песню свою
отправляя в полет,
помните!
О тех,
кто уже никогда
не споет,
помните!
Детям своим
расскажите о них,

чтоб
запомнили!
Детям
Детей
расскажите о них,
чтобы тоже
запомнили!
Во все времена
бессмертной
Земли
помните!
К мерцающим звездам
ведя корабли,
о погибших
помните!
Встречайте
трепетную весну,
люди Земли.
Убейте
войну,
прокляните
войну,
люди Земли!
Мечту пронесите
через года
и жизнью
наполните!..
Но о тех,
кто уже не придет
никогда,
заклинаю,
помните!
1962 г.