В автотранспортном техникуме, например, конкурс меньше 6-8 человек на место не бывает. А в монтажном колледже на элитную специальность претендовали 15 медалистов одновременно. Выпускники идут в техникумы. Почему же их тогда закрывают? Один за другим они исчезают с образовательного пространства, как будто попадают в черту «Бермудского треугольника». Первым пропал в его глубинах Троицкий аграрный техникум. Точнее, его «поглотил» университетский комплекс Троицкой ветеринарной академии. Хорошо еще, что бюджетные места сохранили. А ведь могли бы и потерять.

Далее последовала в небытие Челябинская банковская школа. Родители за нее платили бешеные деньги. Но обучение того стоило. Такой технической оснащенности, как здесь, не было больше нигде. Банковскую школу закрыл Центральный банк РФ, объясняя это тем, что нет потребности в специалистах среднего звена.

Потом прошла реорганизация еще двух челябинских техникумов: индустриальный колледж объединили с энергетическим по решению Минтопэнерго. Причем у руководства области не только не спросили разрешения, но даже в известность не поставили, нарушив все правила приличия. Коллектив индустриального колледжа с решением Минтопэнерго не согласился. Дело рассматривалось в Московском арбитражном суде. Но суд признал действия учредителя законными. Единственный результат - перед руководством области извинились.

На торгово-экономические техникумы в Магнитогорске и Златоусте положило глаз Министерство торговли и внешнеэкономических связей. Оно хочет сделать их филиалами Российского государственного торгово-экономического университета. А Министерство труда и социальных отношений решило Челябинский юридический техникум включить в структуру Московского государственного социального университета.

В принципе студенту вроде бы без разницы все эти реорганизации. Ему нужен диплом. И если он его получит, то и слава богу! С названием московского учебного учреждения еще даже лучше. На первый взгляд. Но если осмыслить, к чему ведет наметившаяся тенденция, то проблем у будущего студента возникнет много больше, чем сейчас.

Возьмем, к примеру, торгово-экономический техникум в Златоусте. Он сегодня имеет филиалы в Ханты-Мансийском, Ямало-Ненецком автономных округах, в Тюменской области. И оттуда денежные потоки идут напрямую в техникум и в бюджет Златоуста. С реорганизацией, которую можно с успехом назвать переделом собственности, они потекут по другому руслу, мимо Златоуста. Техникум потеряет значительную сумму денег, благодаря которой мог бы развивать свою материально-техническую базу и решать другие вопросы. Но мало того, что не будет денег, еще исчезнут и бюджетные места. Почему такой пессимистический прогноз? Так ведь примеры перед глазами. В челябинском институте (тот же филиал) Российского торгово-экономического университета 50 бюджетных мест на очном и 15 - на заочном отделении, при приеме в 950 человек. Львиную долю бюджетных мест Москва оставляет себе.

«Кончилось время бесплатного образования», - объясняют нам. Но тогда почему оно осталось в столице? Она что, беднее Челябинска? Или мы время сверяем с ней по разным часам?

Все, что сейчас происходит, - только видимая часть айсберга. А что скрывается от нашего взора? По каким причинам у московских вузов появилась тяга к укрупнению? В официальной переписке, с которой познакомилась в челябинском Министерстве образования и науки, это объясняют так: «С целью оптимизации бюджетных расходов». Оптимизация (читай - сокращение), о чем мы знаем по горькому опыту. Но нас пытаются убедить, что все остается по-прежнему. «Ликвидация Челябинского юридического техникума не приведет к сокращению рабочих мест, не лишит студентов возможности продолжить начатое обучение», - обещают москвичи. Если все сохраняется, как и прежде (педагогический состав, цифра приема, набор специальностей, контингент учащихся, количество бюджетных мест), то где же место оптимизации? Тут либо обещания лживы, либо оптимизация ни при чем.

Об истинных причинах происходящего можно лишь догадываться.

В этом году Правительство РФ часть техникумов уже передало на региональное финансирование. Очередь за вузами. Чтобы сохранить за собой федеральное финансирование, им желательно сейчас укрепить свои позиции, стать крупнее, солиднее.

Но есть и другая причина, по которой московские вузы тянут руки в провинцию. Сейчас на государственном уровне обсуждают четыре варианта приватизации учебных учреждений. Если приватизацию разрешат, то в частные руки попадет роскошная собственность. Ведь образование - очень прибыльный бизнес. Ну а мы-то с чем останемся? Частник ведь своей собственностью может распорядиться как угодно: закрыть, продать, перепрофилировать. Где же будут учиться наши дети?

Челябинская область