Старшая дочь, Тома (в настоящем студентка 3‑го курса НИУ ВШЭ), учась в школе, всегда боялась отвечать на вопросы учителей на тех уроках, где нужно было выражать и отстаивать свою точку зрения, особенно если последняя отличалась от общепринятого мнения. Такая ситуация продолжалась до тех пор, пока в 10‑м классе в школьном расписании не появился предмет дополнительного образования «Теория познания». На этом уроке разрешалось философствовать, спорить с прописными истинами, высказывать кардинально противоположную точку зрения на любой вопрос, но с единственным условием - ответ должен был быть подкреплен личными аргументами. Теперь, когда у нас со старшей дочерью возникает спор, на мой вопрос «почему?» я слышу не однозначное «потому, что я так считаю», а развернутый ответ, достойный грамотного и образованного человека.
У второй дочери, Кати, еще во время дошкольного образования обозначились проблемы с выступлениями на публике и с запоминанием текста. Доченька до такой степени стеснялась, что почти всегда забывала свои слова и начинала плакать. Знаю, что многие педагоги, чтобы не повторять такой реакции у детей, стараются их лишний раз не травмировать, максимум - привлекать к участию в «массовке». И спасибо нашей воспитательнице, которая считала, что со стеснительностью и плохой памятью нужно бороться через театральную деятельность. Сначала Катя участвовала в мини-сценках с одним словом либо с небольшой фразой. Мини-сценки показывались детям своей группы, то есть в обстановке, в которой дочь чувствовала себя комфортно. Постепенно количество слов в роли увеличивалось, мини-сценки заменялись спектаклями. Их показывали детям других групп, потом родителям и, в конце концов, совсем незнакомым людям. Каково было мое удивление, когда на выпускном мою дочь выбрали ведущей! И справилась она со своей ролью на «отлично». В школе к актерскому мастерству добавился предмет «Публичное выступление». В итоге Катя сейчас спокойно выступает перед любой публикой, будь то защита исследовательских проектов, роль в спектакле или конкурс бальных танцев.
Вспоминаю часто одно школьное мероприятие, которое решило наши проблемы с английским языком. К дню открытых дверей для родителей будущих первоклассников был подготовлен музыкальный номер на английском языке. Это была совместная работа учеников нашего класса, руководителя школьного театра и учителя английского языка. После данного мероприятия мы с дочкой поняли, что английский язык, который сложно давался на обычных уроках и поэтому не нравился как предмет, вдруг стал одним из любимых благодаря технике запоминания слов через песни и театральные постановки.
Еще один удивительный предмет в нашей школе - «Развитие навыка самоуправления». Я забыла, что значит делать уроки вместе с ребенком. В данном случае речь не идет о совместных проектах или заданиях, где участие родителей обязательно. Я имею в виду ежедневные домашние уроки, которые Катя теперь делает самостоятельно. У нас в доме больше не звучат вопросы: «Ты сделала уроки?», «Ты портфель собрала на завтра?» Теперь это зона ответственности моего ребенка.
Наверное, стоит подробнее рассказать о том, почему во 2‑м классе у моей дочери столько дополнительных образовательных дисциплин. Два года назад в нашей школе открылся экспериментальный университетский класс, в основу которого легла концепция воспитания и обучения, предложенная профессором НИУ ВШЭ Л.Л.Любимовым. Наши дети стали первыми учениками этого класса. В программе обучения еще много дисциплин, не упомянутых выше: развитие личности, экспериментальная физика, командообразование, основы моделирования систем, олимпиадное движение. Все они нацелены на развитие разносторонней личности ребенка, на овладение и закрепление определенных навыков, которые пригодятся как в дальнейшей учебе, так и в жизни.
Особое место в нашей семье занимает секция робототехники, организованная на площадке школы. Оказывается, девочки совсем не хуже мальчиков могут разбираться в технике, создавать необычные механизмы и выигрывать в соревнованиях на самую быструю машину из «Лего». Я убедилась в этом, когда записала на секцию Катю. Самое главное - все, что дочь узнает на занятиях, тут же рассказывается младшему брату, не менее увлеченному роботами, но в силу возраста не имеющему возможности посещать данную секцию. Ведь важно не только владеть знаниями, не менее важно делиться ими с окружающими.
Мой младший ребенок, Егор, до недавнего времени имел проблемы с речью - не хотел разговаривать, слушать книжки, пересказывать сказки, но при этом очень быстро собирал «Лего» для взрослых детей 7-14 лет, опираясь на инструкцию. Нас направили на логопедическую комиссию, где не сказали ничего хорошего, и рекомендовали психолога и логопеда при образовательном учреждении, которое мы посещали. Занятия еще не начались, но у ребенка вдруг резко появился интерес к книжкам и учебе. Не поверите, но толчком стало школьное мероприятие Skills City, целью которого было посетить как можно больше мастер-классов, проходящих одновременно в трех образовательных учреждениях, набрать максимальное количество баллов и выиграть призы. Егор с удовольствием участвовал в том большом списке мастер-классов, которые я запланировала, наравне с сестрой и другими школьниками и в конце мероприятия заявил, что хочет ходить в школу. На что мне пришлось ответить, что в школу ходят детки, которые хорошо разговаривают и их можно понять, которые с интересом слушают книжки, умеют считать до 10. У Егора появился стимул. Он с удовольствием стал слушать аудиокниги, заниматься на сайте «Айкьюша», больше разговаривать. Его стали понимать окружающие. А по заданию от воспитателя дошкольной группы мы готовим свой первый проект про слонов, чтобы рассказать о нем всем ребятам.
Как изменились мои дети в нашей образовательной организации? Мой ответ краток: изменились сильно, и в лучшую сторону!

Марина АКИМКИНА,
законный представитель обучающегося школы «Дмитровский»