За себя и за того министра

Впрочем, совмещение явно пошло на пользу обоим мероприятиям. Рабочей встрече министров даже внешне был придан статус «vip»-события: его участников приветствовали растяжки над главным проспектом белорусской столицы, а под пленарные заседания был отдан лучший зал Дворца республики.

А международная конференция с ее достаточно общей повесткой дня - от эколого-экономического и правового образования до предотвращения эпидемии ВИЧ/СПИДа посредством образовательных программ - была оживлена бурными дискуссиями по конкретным проблемам, которые одинаково остро стоят во всех странах СНГ.

Собственно на Х конференцию было вынесено не очень много вопросов. Министры образования государств-участников СНГ намеревались обсудить ход выполнения ранее достигнутых соглашений (в частности, об обмене информацией), рассмотреть проекты новых решений (например, о модельном образовательном стандарте для системы высшего образования, порядке проведения аттестации и аккредитации образовательных учреждений), договориться о проведении межгосударственной выставки «СНГ: Образование - 2005».

Все это было сделано, причем в достаточно быстром темпе - во всяком случае, журналисты, пришедшие на конференцию согласно расписанию, застали уже «хвост» обсуждения. Однако молниеносность обсуждения вряд ли свидетельствовала о полном совпадении позиций. Ну хотя бы потому, что из 12 «кресел» СНГ министрами было занято лишь шесть.

О переходе количества в качество

Вполне объяснимо, почему и в выступлениях министров на пленарных заседаниях, и на обсуждениях в секциях звучала в основном тема перестройки высшего образования. Дошкольное и общее среднее, равно как и профессиональное, считается сегодня как бы внутренним делом каждой страны-участницы СНГ. Хотя разрыв существует и здесь: так, Беларусь перешла на 12-летнюю среднюю школу и обучение с шести лет (а охват подготовкой к школе детей пятилетнего возраста достиг ста процентов - не случайно ЮНЕСКО ставит ее в пример соседям по СНГ). Армения, Украина и Казахстан имеют намерение пойти той же дорогой, Россия, судя по осторожному выступлению своего министра, пока размышляет.

А вот к перестройке высшего образования приступили все без исключения страны, причем, как выяснилось, у каждой свои взгляды и подходы к процессу.

Любопытно было узнать, например, что в том же Казахстане поощряется обучение молодых людей за рубежом, причем самая большая стипендия выдается студентам, отправляющимся за знаниями в престижные университеты Запада. «А вы не боитесь, - спросила я министра образования и науки Бырганым Айтимову, - что тем самым поощряете от имени государства «утечку мозгов»? Как оказалось, не боятся. Во-первых, с обладателями стипендий заключается своего рода джентльменское соглашение о возвращении на родину и обязательной трехлетней отработке. И выполняют его свыше 95% молодых специалистов, получивших образование за рубежом. А во-вторых, технологии (в том числе и ноу-хау в педагогике), которые молодые люди привозят из-за рубежа, стоят вложенных денег. Наконец, экономика Казахстана достаточно динамично развивается, найти место под родным солнцем хорошему специалисту несложно.

О качественной подготовке специалистов говорил в своем основном выступлении и министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко. Ведь за последние 7 лет в России число студентов увеличилось в два раза, а вузов - в 5. В 2004 году, например, школу закончили 1млн.400 тыс. выпускников, а поступили - 1млн. 700 тыс. Но при этом размываются качественные параметры образования, о чем косвенно свидетельствует тот факт, что только половина выпускников российских вузов идет работать по специальности. Поэтому встает вопрос о градации вузов, создании эффективного механизма аттестации и аккредитации высших образовательных учреждений, системы оценки их качества. Хотя сам министр не приверженец радикального сокращения числа вузов: «Чем больше образованных молодых людей - тем лучше для страны. Просто надо честно говорить абитуриентам и их родителям, какие специалисты будут востребованы на рынке труда через 5-7 лет и с дипломом каких вузов они могут рассчитывать на достойную работу».

С мыслями российского коллеги был солидарен и министр образования и науки Украины Станислав Николаенко, который сказал, что переход к массовому высшему образованию в первую очередь реализует конституционное право человека на получение высшего образования. А уже вторая задача - сделать его качественным. Кстати, белорусы пошли другим путем - в республике не только явное преобладание государственных вузов (во многих из них, правда, почти половина студентов обучаются на собственные средства), но и жесткий государственный заказ на специалистов, включающий в себя обязательное распределение. Причем есть предложение увеличить его с двух до пяти лет по принципу: год учишься - год отработай, а также распространить на выпускников платных отделений.

С Болонским уклоном

Надо ли говорить, что самой многочисленной и самой дикуссионной оказалась на форуме секция под названием «Интеграция в области высшего образования и Болонский процесс». И не только потому, что к знаменитой декларации страны СНГ присоединяются поодиночке, горячо дискутируя внутри своих педагогических сообществ и выбирая разные модели перехода к двухступенчатой системе подготовки кадров с высшим образованием. Скажем, Грузия безоговорочно выбрала американскую систему, упразднив как таковую аспирантуру и профессуру, Беларусь, наоборот, оставила первую ступень на уровне советского специалиста, а магистратуру сделала «предбанником» аспирантуры.

Мне показалось, что именно с Болонской декларацией наши страны связывают надежды на действительно общий путь в образовании. Болонский процесс предполагает не только переход на единые стандарты качества, совместимую систему подготовки специалистов, главное в нем, как верно заметил министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко, - создание атмосферы доверия стран к качественному образованию друг друга, которого, увы, пока не хватает государствам - участницам СНГ.

Надежда ЛИТОВКИНА, Минск, Республика Беларусь