Жил-был художник в Буэнос-Айресе - жил не один, а с подружкой Лаурой. Да, эксцентричному Ренцо Нерви (Луис Брандони) скучно было бы без хорошенькой студентки, он смолоду любил женщин. Но Лаурита (Мария Солди) вскоре уходит, обиженная эгоизмом пожилого творца и очарованная более привлекательным мужчиной, своим сверстником. Зато у Ренцо остается настоящий друг, а это куда важнее. Артуро Сильва (Гильермо Франселья) - мало того что человек, которого художник знает с самого детства, он еще и его агент, а также арт-дилер. Он владеет небольшой галереей, в которой часто выставляются картины Нерви.
Увы, годы славы у мастера позади. В 80‑е его имя было у всех на слуху, каждая его новая работа считалась событием в мире искусства, лучшие полотна продавались под стук аукционных молоточков, деньги текли в карман дружескому тандему рекой. Что сейчас? «Опять ни одна твоя работа не продана, и я терплю убытки! Сделай что-нибудь интересное!» - угрожающе умоляет Артуро художника. Тот, не колеблясь, является в салон и дырявит одну из своих картин выстрелами из пистолета. Уходит, ворча: «Надеюсь, их теперь купят!» Собственно, сам фильм - тонкая сатира на мир современного искусства, в котором приоритетна перформативная оболочка, а этот эпизод - одно из наиболее ярких проявлений авторской иронии. Ренцо и сам по себе с непростым характером (надо отдать ему должное, он признает это), а тут его еще и злит преклонение критиков перед дурацким, как он считает, современным искусством - претенциозным и бессмысленным.
Старость, бедность, долги… Выберется ли мастер из тяжелейшего кризиса? И да, и нет, в этом и есть главная изюминка «Шедевра». Артуро из лучших побуждений решит провернуть для обогащения одну аферу, и тут уже будет не до шуток, потому что центр внимания переместится с проблем искусства на вопросы морально-этического плана. «Гений и злодейство - две вещи несовместные» - изречение русского классика, которое мы редко подвергаем сомнению, здесь оспаривается. Несколько раз за короткое время прозвучит слово «убийство», и непонятно, кто станет жертвой, возможно, славный честный ученик Ренцо по имени Алекс (Рауль Аревало). К счастью, в итоге цинизм и холодный расчет отступают, а торжествуют идеи гуманизма, и все это без пафоса, под изысканным гарниром шутки.
Фильм доставляет удовольствие не только хорошей актерской работой, но и неожиданными поворотами, а также визуальной составляющей, поскольку снимался он в ярких декорациях Буэнос-Айреса и живописной провинции Хухуй. Работы Карлоса Герриарены впечатляют, даже когда камера оператора Родриго (Роло) Пулпейро берет их крупным планом. Что может вызывать недовольство, так это излишняя многословность героев. Она заставляет вспомнить, что кино все-таки искусство образного нарратива, что оно должно рассказывать, показывая. С другой стороны, монологи и диалоги здесь порой настолько хороши - то едки, то искренни, то радостны, то забавны, - что зритель способен согласиться: «Да пусть говорят. Это, наверное, такой новый киноперформанс».