В геологию я попал, можно сказать, случайно в 14‑летнем возрасте. В октябре 1959 года в наш 7‑й класс 569‑й школы вошел директор с молодым человеком спортивного вида и представил его нам как методиста Москворецкого Дома пионеров Виталия Владимировича Ярошенко. Виталий Владимирович рассказал о том, что такое спортивный туризм, как много нового и интересного можно узнать о самых разных регионах нашей огромной страны, и пригласил в Дом пионеров.
Каждое лето до этого я проводил в пионерском лагере Химфармзавода имени Карпова, где работали мои родители. Самым интересным событием, завершающим каждую смену, были двухдневные походы на Москву-реку в районе Звенигорода: мы купались, загорали, ловили рыбу и варили уху, пели песни у вечернего костра, поэтому к походам я относился хорошо. Я и еще пять ребят из нашего класса решили записаться.
На первой встрече выяснилось, что наш кружок вовсе не кружок, а Школа инструкторов туризма Москворецкого района. Сразу почувствовалось, что здесь довольно строгая дисциплина. Виталий Владимирович объяснил, что нам предстоит научиться основам спортивного туризма. Тому, кто успешно сдаст экзамены, будет присвоено звание инструктора-общественника, и он сможет попасть на зимние сборы в лагерь «Юность Москворечья». После сдачи определенных нормативов следующим летом можно было заработать первую награду - значок «Турист СССР». Ну а дальнейшие наши перспективы вообще были заоблачными: большие походы (может, даже в горы) и спортивные разряды по туризму.
Однажды Виталий Владимирович сообщил нам, что для инструкторов, проявивших себя положительно на сборах, намечается поездка на Южный Урал, где мы будем работать в составе геологической экспедиции. Это произвело на нас ошеломляющее впечатление. Мы даже не сразу поверили в реальность такой новости. Готовились мы основательно, продумывая каждую мелочь. Тогда я не знал, что геология войдет в мою жизнь навсегда.
Вскоре мы, 12 московских школьников под опекой Ярошенко, оказались в поселке Речном - базе Теренсайской геологоразведочной партии, которая проводила работы по поискам, разведке, добыче и обогащению пьезооптического сырья (горный и дымчатый хрусталь, цитрин, аметист) на месторождении Джаман-Акжар. Здесь нас уже ждали и подготовили серьезный план лекций, экскурсий и практических занятий.
Невероятная красота кристаллов горного и дымчатого хрусталя и аметиста, которые геологи показали нам на первых лекциях, вызвали у меня огромное удивление и восхищение. Думаю, что эти первые впечатления кроме любви к природе и пробудили у меня в дальнейшем интерес ко всем минералам и к геологии в целом. Первые несколько маленьких кристаллов горного хрусталя, привезенные с Джаман-Акжара, стали началом моей коллекции. Глядя на них, очень хотелось понять, как эти кристаллы образовались.
Тогда я еще не мог знать, что через 6 лет, в 1966 году, в 300 метрах от наших палаток на глубине 13 метров разведочным шурфом будет выявлена кварцевая жила с огромной хрусталеносной полостью. В этой минеральной полости кроме множества обычных кристаллов были добыты уникальные гигантские кристаллы горного хрусталя размером почти до 2 метров и весом до тонны. Один из них высотой 170 см и весом 784 кг украшает вход в музей Уральского горного университета. Ему даже дали имя Малютка.
Участие в геолого-разведочных работах сильно изменило нас, сделало взрослее, мы почувствовали себя более самостоятельными и ответственными.
За организацию школьных геологических походов в 1962 году В.В.Ярошенко одним из первых был награжден Министерством геологии знаком «Победитель соревнования за геологические походы». Вовлечение подростков в сферу профессиональной подготовки школьников под девизом «Через туризм - в геологию» оказалось востребованным. С каждым годом количество абитуриентов, поступавших в геологические вузы и прошедших через геологические экспедиции, росло.
В экспозиции Алмазного фонда находятся два образца, которые были приобретены Гохраном по моей рекомендации: ограненный редкий гранат-демантоид с Нижнетагильского месторождения и радиально-лучистый малахит с Медноруднянского месторождения. По моему предложению при поддержке главного архитектора Института «Гипрометротранс» Н.А.Алешиной три станции Московского метрополитена - «Чеховская», «Тимирязевская» и «Петровско-Разумовская» - украшены мозаичными панно и картинами из цветных камней. Я горжусь тем, что удалось сделать немало полезного для страны, для Москвы, для людей. Но всего этого не было бы, если бы на моем пути не встретились талантливые педагоги и специалисты.
Сегодня надо готовить молодую геологическую смену… И как говорит режиссер Никита Михалков: «Ну а если что, то мы геологи!»

Владимир ЧЕРНАВЦЕВ,
отличник разведки недр, почетный разведчик недр, награжден серебряной медалью ВДНХ, медалью имени академика А.Е.Ферсмана «За заслуги в геологии»