Затем мы сдавали тестирование в формате ЕГЭ по английскому языку, настроена к нему я была крайне скептически, поэтому прошла и моментально про это забыла. После сдачи ЕГЭ нам рассказали, что экзамен был первым этапом участия в проекте сертификации «Московский учитель». Я послушала о проекте, его идее и цели, двух следующих этапах и призах, которые можно получить в случае успешного прохождения сертификации, и загорелась идеей принять в нем участие. Я стараюсь не пропускать интересные события, которые встречаются на моем жизненном пути. Второй этап пришелся на сложное время: одновременно нужно было «закрывать» практику в школе, готовиться к сессии, к государственным экзаменам, дописывать выпускную квалификационную работу. Но интерес и азарт взяли верх, и я приняла участие во втором этапе, о чем совершенно не пожалела: у меня была возможность показать свой урок, посмотреть уроки других участников, познакомиться с интересными людьми. Уже на этом этапе я поняла, что силы были потрачены не зря.
Спустя некоторое время я узнала, что прошла в третий этап конкурса. Устроиться в школу в моем случае оказалось непростой задачей, и сделать мне это удалось далеко не с первого раза, все пошло не по плану, поэтому в отличие от многих моих коллег я устроилась на работу прямо первого сентября. К счастью, за первым сентября следовало два выходных дня, и у меня был шанс подготовиться к выходу на работу.
Мне достались 2, 5, 6, 7 и 8‑е классы. Больше всего я изначально боялась 7‑х и 8‑х классов, мне казалось, что найти общий язык и обозначить адекватные границы в общении со школьниками, с которыми мы выглядим примерно на один возраст, будет достаточно проблематично.
После первого же знакомства с детьми стало понятно, что ситуация выглядит несколько иначе: ученики во 2‑х классах оказались действительно милыми и забавными, но выяснилось, что, работая с детьми с нуля, нужно подстраиваться под их крайне медленный темп работы, много времени уделять так называемым режимным моментам (таким, как правильное оформление работ в тетради, запись домашнего задания, необходимость приветствия в начале урока), повторять одно и то же минимум по два, а то и более раз, постоянно помнить о том, что большинство из них сталкиваются с иностранным языком впервые и многие языковые явления не знакомы им даже в русском (также не всегда родном) языке. И после работы с малышами нужно достаточно быстро переключиться на среднюю школу, где специфика преподавания абсолютно иная.
Сложной оказалась работа и с пятым классом. Здесь, на мой взгляд, сыграли роль несколько факторов: непростой процесс перехода детей из начальной в среднюю школу, низкий уровень знания английского и русского языков, ученики с особенностями развития. В целом этот класс оказался самым непростым. Даже к концу года мне до конца не удалось наладить с ними контакт. Но я стараюсь не расстраиваться из-за этого, теперь я знаю, что бывают классы, работа в которых становится вызовом для профессионализма даже самых опытных педагогов. А что уж говорить о только что пришедших в школу учителях!
Наилучшего взаимопонимания, по моему мнению, мы достигли с учениками 7‑го класса, что стало для меня неожиданностью, ведь до начала работы в школе я такого расклада не предполагала. Несмотря на это, именно у них я отчетливо увидела стремление получить новые знания, усердие и конечный результат.
Коллектив в нашей школе достаточно дружный. За год работы у меня не возникало разногласий с другими учителями, завучем и методистом. Методист посещала мои уроки во 2‑х и 5‑х классах. После посещения урока в первый раз она пригласила меня на консультацию, где сказала о недостатках урока и дала некоторые практические советы (которые действительно оказались полезными), затем пришла на урок повторно и результатом, по ее словам, осталась довольна.
Так случилось, что в конце сентября моя коллега, с которой я делила почти все классы, уволилась, и мне пришлось 1,5 месяца работать с целыми классами. Это был одновременно интересный, но очень трудный опыт, учитывая специфику обучения иностранному языку. Главной задачей учителя иностранного языка является формирование коммуникативной компетенции у обучающихся. Выполнить эту задачу качественно в условиях целого класса (30 человек) практически невозможно.
С родителями особо контактировать мне не пришлось, вопросов с их стороны ко мне не было.
Год получился очень разным: сначала было очень тяжело, потом я привыкла, хотя периодически случались моменты, когда хотелось все бросить и уволиться. И самыми интересными и показательными стали, пожалуй, последние месяцы учебного года, когда я наконец-то увидела у своих учеников прогресс. Может, им не удалось освоить программу полностью и на должном уровне, но я определенно видела улучшения, чувствовала, что ребята меня понимают, и многие вещи уже не приходилось просить делать, они делали это сами. Со многими мы действительно начали понимать друг друга, и работать в такой атмосфере стало гораздо легче.
Некоторые ученики седьмого класса порадовали тем, что в конце учебного года захотели самостоятельно подготовить и провести уроки английского, и такую возможность я им дала. Под моим контролем они подготовили уроки на тему «Чемпионат мира по футболу-2018». Уроки получились полезными и интересными.
За год работы я получила колоссальный опыт работы с детьми, в коллективе, узнала, что такое школа не в теории, а на практике. Эту работу нужно любить, потому что без души результат ее будет нулевым, а для меня очень важно понимать, что моя работа не бесполезна, поэтому я понимаю, что физически и морально вряд ли готова всю жизнь проработать в школе.
Школа - это про людей. Как ни крути, работая с детьми, невозможно не оставить частичку своей души в каждом из них, получая взамен много, но все-таки меньше, чем отдаешь. Может, поэтому учителям и положен отпуск 56 дней?
Xотя, признаюcь, для меня стало откровением поведение некоторых учеников в конце года, прямо как в книгах или фильме: самые отъявленные хулиганы буквально плакали, когда понимали, что наступают летние каникулы и нам придется расстаться как минимум до сентября.

Софья КОТИХИНА, учитель английского языка школы №810