Скептицизм директоров по отношению к выпускникам педагогических вузов - это скорее дань традиции. Вернее, традиционному мнению, что люди, которые идут в педвузы, не самые лучшие выпускники школ. И, как следствие, они становятся не самыми лучшими выпускниками педвузов. У этого есть исторические причины: в конце девяностыx был сильный дефицит преподавателей, поэтому каждый выпускник, который никуда не поступил, шел в педагогичеcкий вуз - знал, что без работы не останется. Перелом произошел как раз в городском педагогическом вузе, после того как в Москве стала реализовываться программа модернизации школ.
Было увеличено финансирование, зарплата у учителей стала более чем достойной. Как только это случилось, выпускники школ поняли, что профессия учителя не только интересная, но еще и хорошо оплачиваемая. По крайней мере, в Москве. В педагогические вузы стали поступать ребята с хорошими аттестатами, с хорошей базой. Кстати, проект сертификации «Московский учитель» как раз совпал по времени с тем моментом, когда из педагогических вузов стали выпускаться те, кто пришли в него с отличными аттестатами.
Почему директора вдруг поняли, что выпускаются неплохие ребята? Они это увидели своими глазами на той же сертификации. Причем это было важно - именно увидеть. И если раньше многие директора считали, что недавние выпускники - это работнички так себе, то в процессе сертификации поняли, что это ребята умные, способные, интересные, изначально настроенные на служение, на творческую самореализацию.
- Илья Владимирович, есть ли у вас какой-то особый подход к молодым педагогам, какая-то специальная работа с ними?
- Я интересуюсь, что могу сделать, чтобы им было комфортнее. Специальныx системныx решений у нас нет, а есть только одно правило. Я не позволяю «терроризировать» молодых специалистов, то есть мы даем им время привыкнуть, осмотреться, не вмешиваемся в работу. Даем возможность спокойно выйти в классы, познакомиться с детьми, наладить с ними какие-то отношения, совершить первые межличностные ошибки. Мы в это не вмешиваемся. Даем педагогу время разобраться со всем этим самому. И только после этого мы оказываем помощь, если эта помощь затребована.
Мы готовы давать и классное руководство тем, кто готов его сразу взять. Но готовы к этому не все. Они сами немного побаиваются, вернее, робеют. Им надо сначала разобраться, что такое быть учителем, начать понимать, как на самом деле работать в школе, понять те вещи, которым в вузах не научат. Я сейчас не имею в виду, что вузовская программа оторвана от школы. Скорее нет, московские педвузы сейчас максимально приближены к школе. Я имею в виду отношения в коллективе. Одно дело - общаться со студентами одновозрастными, принадлежащими к одной культуре, и другое дело - общаться с учителями, которые принадлежат разным поколениям. К этому тоже нужно привыкнуть.
- Как и к общению с родителями?
- Родителей не надо бояться. Понятно, что у родителей зачастую есть предубеждение к недавним выпускникам вузов. Они требуют более опытных педагогов. Но молодость - это тот недостаток, который проходит сам по себе.
- А каков баланс между энтузиазмом и опытом у начинающего педагога и учителей со стажем?
- Cложно сказать. Да, у теx, кто преподает больше 10 лет, энтузиазма меньше. Но больше чего-то другого... Понимания? Умения видеть ситуацию? Это все индивидуально. Причем, когда мы говорим о том, сколько энтузиазма, важно понимать, что речь тут не о выгорании.
Чем больше я общаюсь с педагогами, тем яснее вижу, что выгорание не зависит напрямую от количества времени, отработанного в школе. Оно связано с тем, насколько человек попал в ту профессию, которая ему по душе.
Одно дело - приходить на работу и ждать, когда придет благословенная пятница, а другое дело, когда приходишь на работу и каждый новый день - это новая жизнь, новое приключение. Получается, что, собственно, не на работу xодишь, а занимаешься тем, что тебе интересно. Если у человека мотив прихода на работу правильный, он, скорее всего, выгорать не будет. И те трудности, с которыми он столкнется, он преодолеет. А если человек пришел в профессию от безысходности (например, никуда в другое место не поступил), он будет выгорать с первого дня. Мы знаем педагогов, которые и в 60‑70 лет как «зажигалки» - им интересно с каждым ребенком, им интересно, как каждый развивается. И есть те, кто только что выпустился, как раз и должен быть таким энтузиастом, ведь он по возрасту близок к детям, а ему наплевать.
Еще то, что называют выгоранием, часто происходит из-за подмены цели. Например, пришел просвещать молодые неокрепшие души, а потом понял, что самому необходимо просвещаться, что нельзя никому ничего навязать извне. У ребенка развитие происходит только тогда, когда он сам этого захочет, будет пытаться прилагать к этому какие-то силы.
Нужно понимать, что прежде всего, чтобы что-то нести, нужно что-то иметь. А всякий ли педагог имеет что-то, что можно передать? Этот вопрос.
Начинать всегда нужно с себя: делай так, как ты сам говоришь делать другим. У выпускников вузов не всегда правильно сформулирована цель. Столкнувшись с первыми проблемами и неприятностями, они не могут приблизиться к более точному пониманию проблемы, и тогда наступает это самое выгорание. Очевидно, что цели и мотивы должны корректироваться.
- Легко сказать, но сделать сложно. Ведь в вузаx не дают инструменты для такой корректировки, для такой рефлексии…
- Эти инструменты везде! Особенно сейчас, в век общедоступной информации. Всякую книгу, которую читаешь, всякое явление, которое наблюдаешь, нужно уметь применить к себе. Что полезного для себя из этой книги я могу вытащить? Все что угодно может тебя научить! Задавай себе вопросы. Плохие, трудные, неудобные вопросы. Зачем я живу? Для чего? Если не начать или перестать иx себе задавать, то ничего путного не будет. Вы будете плыть по течению. Но ведь это не жизнь!
- Поможет ли тут практика наставничества молодых педагогов?
- Я сейчас крамольную вещь скажу: не то чтобы я в нее не верил, но я считаю, что чаще всего она зло. И вот почему. Как правило, наши наставники владеют теми инструментами, которые сейчас быстро устаревают. И наставник, передавая все это молодому учителю, его очень сильно дезориентирует. Просто потому, что так сейчас складывается ситуация. Школа сейчас столкнулась с колоссальным количеством вызовов к самой себе, к самому факту своего существования. И в этом смысле наставничество в том виде, в каком оно сейчас существует, - когда учитель со стажем приходит к молодому учителю на уроки, разбирает с ним задачи, старается сделать из него профессионала в классно-урочной системе - не нужно прежде всего самому молодому педагогу.
Система наставничества, на мой взгляд, должна быть потихонечку смещена в иную форму работы, в сторону личностных метапредметных особенностей каждого ребенка. Классно-урочная система была очень хороша для индустриальной эпохи. Она давала очень высокое качество предметного результата. Очевидно, что сейчас и рынок труда, и цифровая экономика требуют не только hard skills, но и soft skills. Но soft skills - это то, что в классово-урочной системе не формируется. А сейчас гораздо важнее научиться именно этому.
Объединение молодых педагогов мне представляется гораздо более важным, интересным и полезным, чем существующее сейчас наставничество «от опытного к менее опытному». Важно, чтобы педагоги между собой объяснялись, общались и делились теми инструментами, которые удалось наработать. Все-таки разница в поколениях значима, поэтому вольно или невольно для учителя-наставника молодой специалист - тот же ребенок. А молодой педагог не с каждым вопросом обратится к наставнику, а вот к своему ровеснику - почти с каждым, потому что равный тебе находится на той же позиции, бьется за те же результаты, сталкивается с теми же проблемами, к нему, в конце концов, не стыдно подойти с вопросом.
- Как, на ваш взгляд, правильно оценить результаты работы педагога?
- Оценка качества труда педагога всегда связана с результатами детей, с их развитием. Это и предметные диагностики, и ЕГЭ. Олимпиады учитываются не только предметные, но и метапредметные. Проекты. Волонтерство. Воспитательные моменты и личностное развитие: насколько ребенок активен, какие посещает секции, какие у него вообще интересы. Есть ли развитие этих самых интересов. Соответственно, по результатам ребенка оценивается и педагог.
А еще иногда важны не только сами результаты, но еще и их динамика. Например, есть педагог, который работает в системе инклюзии. Есть те, кто работает с детьми с нарушениями интеллектуального развития. И понятно, что академический результат тут не так важен, как динамика. Если ребенок чему-то научился - это достижение педагога. Если дети не могли раньше преодолеть какой-то барьер и поэтому считались неудачниками, а тут они начинают на минимальном уровне достигать каких-то результатов - это огромная заслуга педагогов. Далеко не факт, что легче помочь условному двоечнику получать положительные отметки, чем подготовить сильного олимпиадника.
Учитель в современной школе не судья, а скорее тренер, старший помощник. И если учитель сам по себе личность интересная, умеет уважать время ребенка и заботится о его развитии, тогда ему не нужно будет специально что-то делать, чтобы утвердить свое место в детском коллективе. Все само встанет на свои места.
- Быть интересной личностью - единственный способ для молодого педагога завоевать авторитет?
- Я бы два аспекта выделил: нужно быть интересным и полезным. Если внутри ничего такого, нет никакого бэкграунда, если учитель не интересуется тем, что интересно детям, ничего не выйдет. Надо понимать, где лежат интересы детей, и использовать это для своей работы. Майнкрафт? Можно играть, можно просто знать, что такое существует. Можно вести свой видеоблог. Учитель математики может вести кружок игры на гитаре, учитель физики - ходить в походы. Или учить детей кататься на скейте. Это вопрос интересности и того, насколько педагог не стесняется своих хобби.
Второй вопрос - о полезности. Современные дети довольно рациональные. Сейчас все меньше и меньше проблем с курением, потому что у старшеклассников очень популярен здоровый образ жизни. Они приходят в спортзалы, они занимаются фитнесом, пьют смузи и свежевыжатые соки, сидят на диетах - и мальчики, и девочки. Они очень серьезно относятся в невосполнимым ресурсам, особенно к самому главному, под названием «время». К тому ресурсу, к которому мы, взрослые, относимся несерьезно. В старших классах мы наблюдаем то, как некоторые дети пытаются уйти на заочную систему обучения. Они мыслят так: зачем тратить 45 минут своей жизни на то, что можно узнать за 5 минут в Википедии или еще где-то. Зачем ему слушать эти бредни педагога, который снабжает предметные основы воспоминаниями своей молодости, да еще и требует отчета за то, по какой надобности мне нужно выйти из класса?
Это неуважение дети чувствуют и не понимают, почему они должны тратить на это время. Поэтому, если учитель будет полезным, тогда все будет хорошо, школьники будут рваться на этот урок. Если учитель понимает, что все поменялось, что уже нельзя просто «солировать» у доски - нужно передавать слово классу, то и с авторитетом все будет нормально, и с успеваемостью, и с поведением все будет просто замечательно.
Молодые педагоги часто ломаются на том, что пытаются понравиться. Не надо пытаться произвести впечатление, которое не подтверждено реальными качествами, которые у вас есть. Это гиблое дело. Не нужно зарабатывать себе дешевый авторитет поблажками и заигрыванием. Не нужно выпендриваться. Нужно быть самим собой!
Вопрос «Как мне представить себя авторитетным?» неверен. Вопрос не в том, как казаться авторитетным, а в том, как им стать. Это как разница между начальником и лидером. Начальник - этот тот, кого назначили, у кого тебя есть бумажка, согласно которой ты принимаешь решения. А лидер - это другое, у него такой бумажки нет. А почему? Потому, что он сам знает, куда идет, и может вдохновить другого.
Сейчас лидером должен быть каждый учитель, и турбулентность такая, что те педагоги, которые не могут быть лидерами прежде всего в своей жизни, отсекаются в самом начале. А если они могут научиться быть лидерами, то все будет в порядке и с образовательными результатами, и с авторитетом.
Помните известный эпизод из фильма «Доживем до понедельника», когда главный герой спорит с завучем по поводу того, нужно ли доказывать ребенку свой авторитет. «А кому я буду доказывать? Им я буду доказывать?» - спрашивает завуч. И главный герой отвечает: «Да, им, каждый день». Доказывать, что ты имеешь право и учить.
Фильм-то когда был снят? Ведь это все правда. У нас часто сейчас лидерство маркируется, как картинка. А лидерство - это не картинка. Быть или казаться? Вот не надо казаться. Надо быть.

Наталья СКВОРЦОВА, пресс-служба МГПУ