- Почему решили выпускать на данный момент сольный альбом, а не номерной диск «Кирпичей», который уже тоже давно ждут поклонники?
- Есть материал, который жанрово не подходит «Кирпичам». Кроме того, сознательно хотелось сделать все самому от начала и до конца. От идеи альбома до начала его записи, пройдя все этапы в виде написания песни, сочинения музыки, записи, приглашения гостей для участия в треках, сведения, мастеринга, выпуска, концерта-презентации и выхода альбома в открытый космос. Все делал я сам.
- Тем не менее вы говорите насчет жанрового отличия. Ведь у «Кирпичей» были диски типа «Царского альбома» и «7», которые жанровый диапазон расширяли до неимоверных пределов. Вы сейчас его решили опять сузить?
- «Кирпичи» на одну треть состоят из гениальных барабанов Вадима Латышева, а еще на одну треть из гениальной музыки басиста Данилы Смирнова, ну и текстов вашего покорного слуги. Так что «Кирпичи» - это три сектора одного круга. Здесь же совершенно другое - все подчинено именно моему сценарию и моим задумкам.
- А как в новом альбоме появился трек «Хармс»?
- Хармс - он как Бродский - наше все! Он наш Пушкин. Я бы даже сказал, что Хармс - наше общее звено. Выбрал я сложный кусок из его произведения и доверил его своему знакомому Евгению Цыганову - артисту кино и театра. Когда он записывал, я испытал ужас дважды. «Это не надо вставлять в альбом, - подумал я. - Слишком страшно». Но потом наш звукооператор Макс при сведении подпустил там низкую частоту, которая еле слышна. Получилось очень круто. Хотелось в альбоме именно какой-то литературной музыкально-драматической композиции. Хармс подошел для этого идеально.
- Как вы познакомились с Евгением Цыгановым?
- Он очень порядочный - наш человек! Надо сказать, что он, конечно, очень хороший актер, настоящий профессионал. Просто кровь стынет в жилах от его хорошей московской актерской школы, которую он выдает. Знакомы мы уже с ним, наверное, лет десять. У него была группа «Гренки», и он очень дружен с нашим барабанщиком Вадимом Латышевым. А Вадик вращается в театральной среде, где у него много знакомых. Женя Цыганов был на презентации нашего альбома «Камни», так что тусовки соприкасающиеся. Его нынешняя группа «Пока прет» начинала играть какие-то наши каверы, а потом стала развивать это дело и записала целый альбом. На приглашение в «Триумф» Женя с удовольствием откликнулся.
- В «Триумфе» есть довольно едкое посвящение рэп-баттлам. Вы действительно считаете, что состоявшийся музыкант не должен принимать в них участие?
- Именно так. Ну, я не люблю этот жанр сам по себе. Считаю, что это не имеет никакого отношения к музыке, потому что музыка там не звучит. Я имею в виду баттлы без битов. Скорее это напоминает стэндап-камеди в нелучшем исполнении. Из баттлов мне больше всего нравится пародия из «Камеди Клаб», где Трамп соревнуется с Путиным. Вот это баттл, это смешно! Советую всем, кто не смотрел.
- Примечательна и женская тема альбома. Здесь вы высказываетесь открытым текстом. Как сочетается все описанное вами в этом ключе с вашим статусом примерного семьянина?
- Вопрос ставит меня в тупик. Смысл-то песни «Дамам» в чем? Могу сказать, что если этот текст переписать на бумагу, распечатать его на принтере, прочитать и воспринять дословно, то это то, что я думаю. Тут нет лирического героя вообще. Женщину нужно уважать. Ненавижу, когда баб называют суками. Неуважение к женщине и сквернословие недопустимы. За свои слова надо отвечать. Просто песня «Дамам» по форме очень смешная. Но это серьезное произведение.
- Но тут ведь ваши взгляды претерпели некую эволюцию. Вспомним песню «Я феминист» из альбома «Кирпичей» «Смерть на рейве» 1999 года. По-моему, дистанция огромного размера.
- Нет, «Дамам» продолжает эту тему. Можно сказать, что это некий сиквел песни «Феминист».
- Но в «Феминисте» было более пренебрежительное отношение. «Давай, женись, приятель, и узнаешь, что такое ложь - бумажнику хана, с друганами не уйдешь. Дети - цветы жизни, тоже такое бывает. Ты стал лучше кушать? Ну, хрен знает».
- Тут немножко разная тематика. В «Феминисте» речь идет о браке, на который меня вынуждали в то время. А «Дамам» - просто абстрактная песня про женщин.
- Василий, вы известны как патриот своей страны, государственник. В то же время в альбоме «Триумф» ощутима попытка как-то разрядить нагнетаемую в обществе истерию.
- Речь, наверное, идет о песне «Йоу, православные!». ВКонтакте есть такой паблик «Православные шутят». В основном там шутки, конечно, несмешные, но иногда проскальзывает просто великолепный юмор. Вот эта песня о том, что православные шутят. Не знаю, как ее воспримут мои православные друзья, но я хотел сказать о том, что сейчас православные люди достаточно адекватные.
- Многие музыканты жалуются, что концертов стало меньше. Если не в Москве и Питере, то в регионах точно. Вы на себе это как-то ощущаете?
- Да нет, ну мы, «Кирпичи», находимся в стабильном состоянии лет десять. У нас концертов не меньше и не больше. Может быть, кто-то выходит из моды, записывает неудачные альбомы, и у них концертов меньше. Но я вообще не обламываюсь. Честно скажу, если у меня выдаются свободные выходные дома (что за последние два года случается редко), я счастлив. Я еду на дачу, топлю баню.
- А вас не возмущают все эти повышения пенсионного возраста или высказывания чиновников, что на 3500 рублей в месяц можно спокойно прожить, и даже цвет лица улучшится. Может, есть желание как-то на это в творчестве среагировать?
- Повышение пенсионного возраста - это, конечно, очень плохо. Просто ужасно. А реагировать мы будем через некоторое время, когда начнем подходить к пенсионному возрасту. А высказывания чиновников… Дело в том, что столько дураков! Столько людей, которые просто не отдупляют и не фильтруют базар, простите за выражение. Но это все от дури. Язык твой - враг твой. Я вот тоже порой грешу этим. Иногда скажу такое, что страшно подумать.
- Еще один бич современного общества - это ученики, которые захватывают школы и расстреливают одноклассников. С чем это, на ваш взгляд, связано и что с этим делать?
- Я склонен думать, что это идет из Америки. А как с этим бороться, я не знаю. Слава богу, огнестрельное оружие в России запрещено. Я считаю, что нельзя в России его разрешать. Почему? Потому что повсеместная алкоголизация. Все очень много пьют.
- А у «Кирпичей» нет таких песен, которые в определенные моменты могут вызвать у подростков агрессию?
- Уверен, что такого у нас нет. Все-таки у нас стоит внутри какой-то ограничитель. Даже когда я что-то исполняю на концерте, я понимаю, что в определенный момент что-то начинаю перегибать. Начинается полный угар, и я тут же сбавляю градус.
- В 2002 году у «Кирпичей» вышла злая и язвительная песня «Школьнички», в которой довольно точно и безжалостно был отображен портрет тогдашнего среднестатистического школьника. Насколько сейчас, на ваш взгляд, эта песня актуальна? Стало лучше или хуже?
- Все стало еще радикальнее. Если послушать то, о чем поют нынешние рэперы, то это наркотики, наркотики и наркотики по большому счету. В наши времена было все помягче, хотя в принципе многие также и «торчали» и помирали от наркотиков.
- Это тоже американское поветрие, как в случае с расстрелами одноклассников школьниками?
- Скорее это общемировая тенденция.
- Нет ли здесь причины в изъянах российской системы образования?
- Есть, но не только российской.
- А разнообразные поиски «духовных скреп», съемки мультфильмов про Александра Невского и проекты типа «Великих имен России» как-то способны улучшить эту ситуацию?
- Я считаю, что все это мимо. Все это слишком грубо, топорно и в лоб. Думаю, что в эту индустрию пропаганды надо звать молодых людей - ровесников тех, к кому обращаются. Тогда, может быть, появятся такие идеи, которые будут более жизнеспособными.
- Почему, когда «Кирпичи» только появились в массмедиа в 1997‑м и отыграли первый концерт в «Программе А», вы представились школьниками, хотя уже давно вышли из этого возраста?
- Это нас так представил ведущий. Мне кажется, это был такой импровизированный треп, хотя по большому счету от 11‑го класса мы тогда далеко и не ушли. Мне тогда было 24 года, Даниле и барабанщику Жене чуть меньше. Дело в том, что нам повезло, мы не шли долгим путем к какой-то профессиональной сцене, не вылезли в 30 лет, чтобы собрать пятьсот человек. Мужчина в 22 года - это ребенок. И вот в этом возрасте мы выпустили первый альбом. Считаю, что это шикарно, потому что Beatles начинали в 18‑19 лет, а мы года на 4 позже.
- Получается, что вы осознанно мистифицировали своих поклонников. Между тем о ваших школьных годах практически ничего не известно. Кого из своих тогдашних учителей вы выделяете и почему?
- Школа, которую я окончил, считалась в то время очень мажорским и - не хотелось произносить это слово - элитарным учебным заведением. Это спецшкола №207 с преподаванием ряда предметов на английском языке. Английскому там учили действительно от души, 12 что-то уроков в неделю плюс внеклас­сные занятия. Класс был разбит на три группы по 8 человек, уроки вели молодые симпатичные англичанки, только что из ЛГУ. Поговаривали, что между ними и старшеклассниками случались романы! Остальной преподавательский состав был тоже очень сильный. Особенно я бы отметил Анатолия Израильевича Шидловича, учителя физики, представлявшего собой полную копию Мюллера из телефильма про Штирлица, человека, блиставшего остроумием. Наум Григорьевич Лившиц, учитель физкультуры, со своим классическим: «Два! Банан! Вон из зала! Наглец!» Еще Ольга Алексеевна Шептовицкая, гениальная учительница математики. Алгебру знали все в совершенстве. Спасибо им огромное и низкий русский поклон до земли!