- Дэвид, когда я готовилась к интервью, вспомнила американский фильм «Общество мертвых поэтов». Актер Робин Уиль­ямс создал интересный образ учителя словесности Джона Китинга, который помогает молодым парням из престижного колледжа найти себя и делает это весьма нетривиальными способами. В фильме поднимаются глубинные проблемы образования, вот только одна из цитат: «Цель образования - научить самостоятельно думать». Вы согласны с этим определением?
- Да, я хорошо знаю этот фильм. Конечно, одна из основных целей образования - помочь молодежи определить свое место в мире, освоить различные пути познания, научить учиться. Очень важно зажечь в ученике эту искорку, разжечь огонь любо­знательности и создать условия для того, чтобы он развивал свои личностные качества, способности. Мы не должны растить из детей роботов, способных производить только определенный набор операций. Важна именно человеческая личность, и именно поэтому, когда я спрашиваю учителей, почему они выбрали эту профессию, они отвечают, что главная причина - желание понять своих учеников, помочь им осознать свои возможности, развить свой потенциал.
К сожалению, в настоящее время мы сталкиваемся с профессиональным парадоксом. Сама суть преподавания, которая нам доставляет удовольствие - знакомство с учащимися, общение с коллегами, процесс обучения, - это не то, что в оценке труда учителя считается его достижением. Во многих странах в разных частях земного шара нам говорят: да, образование - важная составляющая развития общества, продвижение образования необходимо, но вот вам границы, за которые переступать нельзя, мы вам будем диктовать, что надо делать, и станем контролировать ваш труд по тем показателям, которые вы не в силах сами оценить. А вот новых ресурсов, дополнительных возможностей, повышения квалификации педагогу не нужно. Поэтому в разных частях света наиболее способные люди становятся учителями, но потом они ищут другие пути для самореализации, чтобы приобрести большую независимость, автономию в выборе своего развития. Нужно признать: во многих станах мира отток молодых учителей из профессии происходит очень быстро.
- Какова в этой ситуации роль Интернационала образования, профсоюзов, чем они могут помочь учителю?
- Многие учителя не понимают, что за всем, что происходит в образовании, стоит определенная система, а на систему можно влиять коллективными действиями, политической волей и профессиональными знаниями. И профсоюз, который организуется вокруг какой-то мощной идеи, дает возможность менять эту систему к лучшему. Как правило, такие системы базируются на мнении внешних экспертов или чиновников, у которых нет опыта преподавания, они не понимают всей сложности учительского труда. Профсоюз может и должен стать коллективным голосом профессионалов.
- У нас периодически идет дискуссия о том, должен ли учитель только обучать предмету, или еще и воспитывать. Наверное, эта тема актуальна не только для России?
- В немецком языке существуют отдельные понятия: образование и формирование человека. В США на педагога оказывается очень большое давление, потому что масса времени у него уходит на подготовку учащихся к тестированию, и на воспитание времени практически не остается. Это тестирование создает напряжение и приводит к стрессам. У педагогов возникает вполне естественное желание помочь ученикам в этой ситуации, поэтому в США сейчас развивается целое движение учителей против тестирования с целью преобразовать его в более простые и понятные формы экзамена.
Есть и другая проблема в Америке - ухудшение условий обучения. Профсоюзные организации призывают увеличить количество медицинских работников в школах и помощников учителей. Двадцать лет назад один такой помощник работал с 40 учащимися, а теперь всего один помощник учителя положен на тысячу учеников. (В России нет такой педагогической специальности, но она немного напоминает специальность социального педагога. Это и преподаватель, и социальный работник, и воспитатель, помогающий ученикам в трудных жизненных ситуациях).
- Одна из проблем российских педагогов в том, что в разных регионах у них слишком разные условия труда, особенно это касается зарплат. А как обстоят дела в США, где каждый штат живет во многом по своим законам?
- Схожим образом. В американской Конституции ясно записано, что образование - это обязанность отдельных штатов. Но после запуска советского спутника в 1957 году и полета Юрия Гагарина в космос правительство США заявило, что с образованием дела в стране обстоят плохо и систему нужно менять, поскольку она не соответствует запросам сверхдержавы. Достаточно денег на реформирование образования выделено не было. Но в 1979 году было создано национальное Министерство образования США. Поэтому надо сказать спасибо России, в данном случае Советскому Союзу, за то, что в Соединенных Штатах возникла централизованная система образования. И тогда же, благодаря появлению этого министерства, резко возросла роль Национальной ассоциации образования. Кстати, сейчас образование в США финансируется за счет налогов на собственность. Но и сегодня много полномочий во всем, что касается общего образования, находится на уровне штатов и школьных советов.
Теперь о разнице в финансировании образования. В благополучном штате Массачусетс расходы на одного учащегося школы составляют порядка 35 тысяч долларов в год. В этом штате профсоюзная организация разрешена законом, и законом же гарантируются коллективные переговоры.
Но стоит сесть в машину и проехать 20 часов на юг до Южной Каролины, ситуация окажется иной: финансирование на одного учащегося составит три-четыре тысячи долларов в год. И если в Бостоне, столице Массачусетса, у всех школьников есть персональные компьютеры, то в Каролине - один учебник на несколько учеников. И разница в учительских зарплатах большая. В Южной Каролине зарплата учителя составляет примерно одну треть заработной платы учителя в Массачусетсе. И по закону в Южной Каролине запрещены коллективные действия.
Хорошо, если учитель в каком-нибудь американском городке знает о существовании профсоюзной организации штата, может быть, он знает о том, что профсоюз охватывает всю страну. И мало кто знает, что существует всемирная организация учительских профсоюзов - Интернационал образования. Думаю, в России похожая ситуация. Я ознакомился с Интернационалом образования, только когда стал членом профсоюзной организации преподавателей штата Огайо. Между тем можно проследить связь между хорошим образованием и сильным профсоюзом.
- Такая значительная разница в зарплатах, наверное, порождает миграцию кадров? Все учителя стремятся в Бостон?
- В каждом штате есть тестирование, которое надо пройти, чтобы получить доступ к работе. Если учитель из Южной Каролины пройдет этот тест, то, возможно, он состоится как учитель и в Бостоне. Но исследования PISA, международной программы по оценке образовательных достижений учащихся, показывают, что квалификация учителей и успехи учеников в Массачусетсе соответствуют успехам учителей и учеников в Хельсинки, а Финляндия - признанный мировой лидер в образовании. В Южной Каролине уровень образования в школе приблизительно соответствует уровню образования в Перу.
- Нагрузка учителей в разных штатах тоже значительно отличается?
- Как вы догадались, и в этом вопросе каждый штат принимает собственное решение. Да, вся рабочая неделя учителя составляет 38,5 часа. Количество учебных часов не должно превышать две трети от этого объема. Но условия труда очень различаются, и там, где профсоюзы слабы, а это в первую очередь южные штаты, учителя больше загружены. Например, в частных школах нельзя ставить вопрос о том, какое количество часов учитель должен находиться в школе. Во многих таких школах надо работать в выходные, кроме того, учитель обязан отвечать на телефонные звонки родителей в любое время суток. При этом в частных школах зарплаты у педагогов ниже, чем в государственных, но туда принимают на работу учителей более низкой квалификации. И учащиеся частных школ не могут пройти тестирование, которое проходят учащиеся государственных школ.
- Как известно, интернационал добивается равноправия в получении образования для всех категорий населения. Какой уровень образования имеется в виду?
- Образование является частью непрерывного развития личности. На одном из конгрессов Интернационала образования был принят документ о нашей политике в этом направлении, но нашу позицию постоянно приходится отстаивать в дискуссиях с Всемирным банком, Международным валютным фондом, Организацией экономического сотрудничества и развития.
Всемирный банк всегда выступал за то, чтобы принцип всеобщего образования распространялся только на начальное и первую ступень среднего образования. Благодаря нашим усилиям сегодня Всемирный банк согласился с тем, что всеобщее право на образование должно подразумевать уровень среднего образования.
В этой борьбе интернационалу очень помогла Мала́ла Юсуфза́й, лауреат Нобелевской премии мира, известная пакистанская правозащитница, ратующая за доступность образования для женщин. Она выступила на нашей стороне на международной конференции с участием министров образования из разных стран мира. Мероприятие прошло в начале этого года под эгидой ООН в Южной Корее.
Представители интернационала на этой встрече выступили в защиту права каждого человека на среднее образование. Нам оппонировал представитель Всемирного банка. Он неудачно пошутил, что Интернационал образования бьется за всеобщее среднее образование только потому, что тогда больше учителей придет в этот сектор и все они станут членами интернационала. Тогда Малала заявила: «Я поддерживаю позицию Интернационала образования». Этих слов оказалось достаточно для того, чтобы принцип был утвержден.

Досье «МП»

Дэвид Эдвардс родился в 1974 году в штате Пенсильвания (США). Начал трудовую деятельность учителем средней школы, затем работал в должности специалиста по вопросам образования в Организации американских государств, в международном отделе Национальной ассоциации образования США. С 2011 года - заместитель генерального секретаря Интернационала образования, в 2018 году вступил в должность генерального секретаря.