Первый из землян

Есть в Центре управления полетов (ЦУП) одна примета - экипаж, готовящийся к отправке в космос, никогда не называют последним. Слово это заменяют менее многозначным - крайний. Сорок лет назад экипаж Алексея Леонова и Павла Беляева тоже называли крайним: в 60-е годы XX века эра освоения космоса только начиналась, и каждый полет мог стать последним. Но этот, о котором написано так много, превратился в легенду - сначала советскую, затем российскую, а теперь - мировую: 18-19 марта 1965 года Алексей Леонов первым из землян вышел в открытый космос, где провел двенадцать минут девять секунд.

- Когда я вышел в открытый космос, то сказал в восхищении: «А Земля-то ведь круглая!» Одним взглядом я охватывал круг диаметром в пять тысяч километров. И такая стояла тишина, что я слышал свое дыхание... В 68-м году по Артуру Кларку американцы сняли картину «Одиссей 2001 года». Из моего фильма, что я сделал в космосе, они взяли этот звуковой фон - тяжелое надрывное дыхание.

Отчего же так тяжело дышалось первому космонавту, покорявшему космос? Причин было несколько. За бортом - глубокий вакуум, температура скафандра со стороны света - плюс 150 градусов, со стороны тени - минус 140. На Земле смоделировать эту среду было практически невозможно. Во время подготовки экипаж проработал порядка трех тысяч аварийных ситуаций. Но перед отправлением Сергей Королев предупредил Леонова и Беляева о том, что в полете может произойти и три тысячи первая.

Так и случилось: при выведении на орбиту произошла первая ошибка. Корабль оказался на высоте 495 километров. Пятью километрами выше проходил первый пояс, где радиация исчисляется смертельными дозами. Но экипажу повезло: солнечная активность была небольшая, да и космонавты думали, что находятся в 350 километрах от Земли, как и планировалось. У Леонова в тот момент возникла совершенно непредусмотренная ситуация:

- Из-за глубокого вакуума скафандр деформировался. Руки у меня выскочили из перчаток, а ноги из сапог. Я оказался внутри скафандра во «взвешенном состоянии». Двигателей стабилизации оказалось недостаточно, корабль постепенно начал менять положение в пространстве. Пытаясь вернуться на борт, я долго боролся со скафандром, силы были на исходе. Тогда я, ни с кем не советуясь, быстро уменьшил давление в скафандре и сразу обрел подвижность. По инструкции я должен был вплывать в шлюз ногами вперед. После нескольких неудачных попыток я опять, не спросив разрешения Земли, пошел вперед головой - ухватился руками за обрез люка и с трудом пропихнул себя в шлюз. Спасла физическая подготовка. Уже в шлюзе передал Паше Беляеву: «Закрывай!» Внешний люк захлопнулся, началось заполнение его воздухом. Пот буквально выедал мне глаза. Тут я опять нарушил инструкцию - дал команду на выравнивание давления, не дождавшись закрытия внутреннего люка, поднял стекло гермошлема и начал протирать перчатками глаза.

Потом были еще проблемы: со стабилизацией корабля в пространстве, связью - экипаж на время ушел в радиотень - и, наконец, со спуском на Землю. Его пришлось выполнять вручную. К счастью, место для приземления экипаж выбрал удачное - не горы, не океан и не Китай, откуда бы тогда космонавты точно не вернулись, не Красную площадь в Москве, а глухую тайгу в Пермской области. На вторые сутки космонавтов обнаружили спасатели. До вертолета Леонову и Беляеву пришлось идти на лыжах девять километров.

Сегодня, несмотря на то что ЦУП переживает непростые времена, Алексей Архипович верит в будущее нашего космоса. Связано это не только с новейшими разработками, но и с тем, что интерес к космосу постепенно возрождается. В том числе и среди студенческой молодежи.

Лаборатория

на орбите

Похоже, в среде российских университетов возникла новая мода и даже соревнование друг с другом - запускать спутники. В декабре прошлого года МГУ запустил «Татьяну», теперь свой проект готовит Бауманка.

На Западе опыт запуска космических микроспутников (весом до 100 килограммов) имеют многие вузы. Так, по данным наших ученых, с 1998-го по 2004 год около половины из 60 запущенных в мире малых спутников были университетскими. Но среди них до этого не было наших. Ведь запуск одного килограмма груза на орбиту стоит несколько десятков тысяч долларов, а та же «Татьяна» - микроспутник МГУ - весит около 32 килограмм. Однако дело престижа российской вузовской науки стоит таких затрат. Ведь сам факт того, что наши вузы могут решать не только текущие, маленькие, но и большие, «космические», учебно-научные задачи, говорит о многом. Про эти задачи говорили на открытии ЦУПа (а как же, есть спутник, есть и Центральное управление полетом!) в здании НИИ ядерной физики им Д.В. Скобельцына МГУ. ЦУП оказался маленькой комнаткой с двумя компьютерами. Один - для отображения положения спутника, второй - собственно для управления им.

Главная гордость «космонавтов» МГУ в том, что и спутник, и все, что с ним связано, - отечественные разработки наших вузов и НИИ. Так, сам спутник разработан и построен в НПО ПОЛЕТ в Омске, программа управления полетов разработана в Калуге, в НИЛАКТ РОСТО (Научно-исследовательской лаборатории аэрокосмической техники Российской оборонной спортивно-технической организации). А всю научную аппаратуру спутника делал сам Институт ядерной физики МГУ. В 6 невзрачных ящичках весом 8 килограмм (а ведь каждый килограмм на счету!) здешние умельцы уместили массу полезных научных приборов. Казалось бы, что могут такие миниатюрные создания, как микроспутники. Оказывается, многое: от задач телекоммуникации и связи до военных заданий. В том, что «Татьяну» сами МГУшники почему-то называют спутником «Университетский», тоже есть что-то шпионское, но в целом направления работы этого «малыша» более скромные: исследование атмосферы и магнитосферы Земли, а также радиационной обстановки в космосе.

Последнее означает в основном наблюдение за Солнцем. И хотя работа микроспутника пришлась на минимальный цикл солнечной активности, «Татьяна» сможет быть полезной в изучении вспышек светила. Спутник уже добыл новые сведения: сразу после запуска как раз случилась мощная вспышка на Солнце. К тому же на борту «малыша» установлен ДУФ - детектор ультрафиолетового излучения ночной атмосферы Земли. Детектор, помимо прочего, покажет загрязненность участков Земли, и эти результаты могут быть полезны экологам, а также позволит увидеть пояса полярных сияний, сильные грозы и сгорающие в атмосфере метеоры. Кроме того, ДУФ, возможно, позволит немножко продвинуться в изучении так называемых «голубых струй» - не так давно зафиксированного явления, когда гроза бьет вверх, не в сторону Земли, а в ионосферу.

Но главное назначение микроспутника - учебное. На основе данных, полученных «Татьяной», школьники, студенты и аспиранты смогут выполнять лабораторные, курсовые и дипломные работы. Информация поможет как в изучении астрономии, так и механики, геофизики, космофизики и ядерной физики. «Ближний космос - неисчерпаемая лаборатория различных физических процессов», - подчеркивают значимость работы спутника для обучения студентов в вузовском ЦУПе. В МГУ также декларируют, что космические сведения с «Татьяны» будут доступны не только москвичам и студентам главного университета страны. Так, уже есть договоренность с вузами Костромы и Ульяновска, которые собираются делегировать группы своих студентов для выполнения курсовых работ на основе материалов спутника. Кроме того, планируется работа со школьниками интерната при МГУ и других специализированных школ. Впрочем, и все остальные, интересующиеся астрономией и физикой, могут зайти на сайт www.сosmos.msu.ru, на котором в будущем появятся данные со спутника, а в ближайшее время сотрудники НИИЯФ МГУ подготовят подробные инструкции и учебные пособия для всех, кто захочет учиться в учебной лаборатории «Татьяна».

Космическая визитка

Для непосвященных этот предмет выглядел бы так: куб с непонятными проводами, кнопками и присоединенными к нему тремя металлическими прутьями. Для посвященных - это микроспутник «Бауманец». В ноябре-декабре 2005 года его предполагается вывести на орбиту высотой 650-800 километров и наклонением 98 градусов. Вес «Бауманца» почти сто килограмм. Сейчас работа над спутником близится к завершению, а началось все в 2002 году с появлением распоряжения российского правительства «О праздновании 175-летия основания университета». С тех пор работа в Молодежном космическом центре МГТУ идет не покладая рук.

МГТУ всегда славился качеством подготовки своих выпускников. По мнению преподавателей вуза, современный специалист должен иметь не только высокие теоретические знания, но и хорошую инженерную практику. В этом смысле принцип многих поколений бауманцев - сам придумал, сам построил, сам испытал - снова актуален. В рамках программ Молодежного космического центра он реализуется в реальных технических проектах. Примером может служить работа над созданием студенческого микроспутника. Ведь в последние годы визитной карточкой престижных технических вузов мира стали как раз такие проекты. Они создаются силами студентов, аспирантов, преподавателей и способны выполнять полноценные научные исследования, решая разнообразные научные проблемы. В открытом космосе предстоит это и «Бауманцу». Дистанционное зондирование Земли, определение параметров орбиты с использованием уголковых отражателей, получение снимков земной поверхности, создание и тестирование бортовой вычислительной машины - вот лишь некоторые его задачи. Все это поможет повысить практическую составляющую учебного процесса подготовки специалистов для космической отрасли, а также станет стимулом для повышения творческой активности студентов.

Предполагается, что скоро в Бауманском университете будет создан собственный центр управления полетами. Там-то и осуществится последующая эксплуатация спутника: проведение экспериментов и обработка поступивших данных. Кстати, еще одной отличительной чертой этого проекта является открытость. Всю информацию с микроспутника можно будет найти в интернете. Так что осталось дождаться запуска «Бауманца» и новых открытий.

Татьяна ЕФЛАЕВА, Мария ОТРЕПИНА