Путь в педагогику
Можно сказать, генетически в Надежде Константиновне были заложены две ипостаси ее жизни: революционера и педагога. Отец, поручик Константин Игнатьевич Крупский, участвовал в Комитете русских офицеров, поддерживал участников Польского восстания 1863 года, мать, Елизавета Васильевна Тистрова, была гувернанткой.
К служению народному просвещению Надежда готовила себя с юности. Она с золотой медалью окончила замечательную частную женскую гимназию имени княгини А.А.Оболенской, а затем педагогический класс при ней. Поступила на Бестужевские высшие женские курсы в Петербурге, которые, впрочем, оставила через полгода. Проработала пять лет в Смоленской воскресно-вечерней школе для рабочих в Петербурге, где познакомилась с Владимиром Ильичем.
Затем началась ее жизнь как профессиональной революционерки - жены В.И.Ленина. Но и в эмиграции она по возможности изучала зарубежную и отечественную литературу по педагогике и психологии, а главное - предметно знакомилась с организацией образования в передовых школах Западной Европы. В этот период Н.К.Крупская достаточно регулярно публикуется с очерками о деятельности передовых образовательных учреждений в лучших российских педагогических журналах «Свободное воспитание», «Русская школа» и «Просвещение».

Первый педагог среди марксистов
Накопленный и осмысленный потенциал передовых идей очень помог Н.К.Крупской в деятельности на посту заместителя наркома просвещения, который она заняла в ноябре 1917 года. Более того, принципы трудовой школы, установление связи воспитания и обучения с общественной жизнью, требования решительной демократизации школьной жизни, уничтожения всех видов дискриминации в обучении стали для нее ведущими в деле кардинальной реформы образования, к которой приступили большевики.
В этой деятельности Н.К.Крупская летом 1918 г. пережила короткий период радикализма, поддержав так называемый московский проект, предусматривавший полное разрушение традиционной школы и замену ее трудовыми коммунами. Но затем, всегда очень здравомыслящая, она стремилась придерживаться во всем чувства меры.
Деятельность Н.К.Крупской на посту заместителя наркома просвещения РСФСР оценивалась очень высоко. Ее по праву называли первым педагогом среди марксистов и первым марксистом среди педагогов.
В 20‑е годы Надежда Константиновна безусловной лидер социально-воспитательной деятельности. Ее трудами создается пионерская организация, разворачивается широкая социально-педагогическая работа, осуществляется политехническое образование.
Миссия Надежды Константиновны в этот период была уникальна и значима. Она осуществляла в процессе создания единой трудовой школы РСФСР сплочение генерации дореволюционных педагогов и деятелей образования новой революционной волны. Особенно конструктивно это сотрудничество укрепилось после создания в 1921 г. под руководством Н.К.Крупской Научно-педагогической секции Государственного ученого совета. В продуктивную деятельность Научно-педагогической секции Государственного ученого совета были вовлечены ряд крупных педагогов, известных еще в дореволюционный период, например П.П.Блонский, А.П.Пинкевич, С.Т.Шацкий. Она последовательно защищала и отстаивала тех «старых» педагогов, например С.Т.Шацкого, которых обвиняли в мелкобуржуазности, вешали различные опасные политические ярлыки, обвиняя в правом и левом уклонах.
По статусу и по сути должность председателя Научно-педагогической секции Государственного ученого совета соответствовала нынешнему рангу президента Российской академии образования. Этим творческим коллективом были заложены теоретические основы новой социалистической педагогики, подготовлены программы единой трудовой школы РСФСР (1925‑1931). Надежда Константиновна возглавляла и главный педагогический журнал постреволюционного времени «На путях к новой школе».

После Ленина
Жизнь Надежды Константиновны достаточно четко, даже беспощадно, разделил день 21 января 1924 года - дата смерти Ленина. Действительно, судьба уготовила ей прожить без Ленина еще 15 лет. Это были очень тяжелые для нее годы. Она продолжала, по крайней мере до 1932 года, активно участвовать прежде всего в политико-просветительской, особенно библиотечной, деятельности.
Надежда Константиновна во второй половине 20‑х годов выступала как убежденный, талантливый, яркий пропагандист и популяризатор идей трудовой школы.
Положение Крупской начинает решительно и бесповоротно меняться в худшую сторону со второй половины 1929 года, после того как под мощным давлением И.В.Сталина была вынуждена подать в отставку вся коллегия Наркомпроса во главе с А.В.Луначарским. Новый народный комиссар просвещения А.С.Бубнов не жаловал Надежду Константиновну. Книга Н.К.Крупской «Воспитание молодежи в ленинском духе» (1925) была надежно упрятана в спецхран, никогда не включалась в собрания сочинений, и современные читатели смогли с ней ознакомиться только в 1989 г.
Впрочем, она продолжала, пока оставалась возможность, действенно и позитивно участвовать в социально-педагогической деятельности. Встав во главе Главполитпро­света, только за сентябрь 1929 года она приняла участие в 38 заседаниях, сделала 20 выступлений, опубликовала 14 статей, просмотрела 160 писем и встретилась с сотнями людей.
Причем Надежда Константиновна продолжала выражать свою позицию достаточно принципиально. Так, например, в 1930 году, в период массовой коллективизации и «уничтожения кулачества как класса», она выступила со статьей, где резко осуждала факты, когда детей кулаков и так называемых лишенцев (кто был лишен избирательных прав) массово исключали из школ или же запрещали им ходить на сборы, экскурсии и даже на отдельные уроки, например обществоведения. Н.К.Крупская сделала очень смелый для того времени вывод, что «такого ограничения по социальному признаку не знала даже царская школа».
В данной связи подчеркнем, что всю зрелую жизнь Надежду Константиновну выделяла какая-то особенно теплая любовь к детям. Наверное, это было связано и с ее бездетностью, которую она, как каждая женщина, глубоко переживала. Известно, что в молодости Надежда сильно заболела, у нее была очень тяжелая форма базедовой болезни, что часто ведет к бесплодию. Добавилось к этому и достаточно серьезное заболевание сердца…
Однако, несомненно, ее статус в Наркомпросе, возможности действенно влиять на развитие образовательной политики на протяжении 1930‑х гг. последовательно снижались. В апреле 1930 года Крупская на заседании коллегии Наркомпроса была заклеймена как «левая загибщица». Конечно, она пыталась защититься и, в частности, писала: «Есть такая манера - не бороться тогда, когда левый загиб зарождается, зато лягать тогда, когда человек уже сражен и лежит на земле».
Однако борьба руководства страны с Н.К.Крупской, ее выдавливание на обочину педагогической деятельности неуклонно продолжались. В 1932 г. закрывают возглавляемую ею Научно-педагогическую секцию ГУСа, в 1933 г. прекращают издание журнала «На путях к новой школе», где она до этого оставалась главным редактором. Особенно в сложном положении оказалась Н.К.Крупская после ХVII съезда ВКП(б) 1934 г. Как она писала: «Я переключилась на другую работу, на библиотечное дело; организационно к вопросу школы я никакого отношения не имею». Все это, конечно, разительно отличалось от того времени, когда она была женой Владимира Ильича…
В это время она по-прежнему продолжает выступать с различными статьями, как правило, общеполитического содержания, в которых ритуально, хотя и сдержанно, восхваляет Сталина. А вот в воспоминаниях о Ленине - главном деле, которым она занималась во второй половине 30‑х годов, - этого нет. Крупская пыталась, вопреки складывавшейся традиции, понятно, без упоминания нежелательных имен все же объективно показать процесс становления и развития коммунистической партии. Известно, что Сталин был крайне недоволен этими воспоминаниями и даже обещал «подобрать товарищу Ленину другую вдову». Более того, такая женщина была определена.
Крупская нечасто, раз-два в год, приходила в Мавзолей и, стоя около Ленина, повторяла: «Он все такой же, а я так старею…»
Последние годы жизни Надежды Константиновны оставляют двойственное впечатление. С одной стороны, известно, что она находилась в определенной изоляции в санатории старых большевиков в Архангельском под Москвой. К ней были приставлены две женщины - сотрудницы НКВД, которые пресекали все ее попытки несанкционированного общения. Взаимоотношения Крупской с этими «надзирательницами», которые постоянно, по воспоминаниям окружающих, кричали на нее, производили очень тяжелое впечатление.
Но в то же время, например, в январе 1939 года, уже незадолго до смерти, Надежда Константиновна опубликовала 20 статей, 16 раз выступила перед трудящимися и учителями и написала 240 писем. Все это противоречит устойчивой версии о заточении Крупской.
Также никогда не будет поставлена точка и в вопросе о причинах и обстоятельствах ее смерти. Общеизвестны версии о том, что она была отравлена накануне своего дня рождения. Более того, утверждается, что и врачи в Кремлевской больнице, куда она была неспешно доставлена, не лечили ее так, как нужно.
Все это было сделано потому, что будто-то бы Крупская собиралась выступить с антисталинской речью на ХVIII съезде ВКП(б) в марте 1939 г. Так это или нет, уже установить невозможно. Фактом остается лишь то, что Крупская умерла на следующее утро после 70‑летнего юбилея, 27 февраля 1939 г. в 6 часов 15 минут, от болезни желудка «при явлении паралича сердечной деятельности».

Превратности наследия
После пышных похорон Н.К.Круп­ской наступил примерно 15‑летний период ее забвения. Имя Надежды Константиновны, впрочем, как и всех остальных деятелей образования 20‑х годов, не упоминалось ни в исторических трудах, ни в учебниках по педагогике, ее произведения не переиздавались.
Отношение к ее наследию кардинально меняется со второй половины 1950‑х гг. В период хрущевского десятилетия 1954‑1964 гг. курс на возрождение в СССР политехнической трудовой школы, на подготовку учащихся к трудовой деятельности, получение профессии, на связь школы с жизнью, участие школьников в социалистическом строительстве срезонировал с реанимацией идей трудовой школы 1920‑х гг.
В данной связи социально-педагогическое наследие признанного классика советской педагогики Н.К.Крупской было востребовано и актуализировано. Вышло в свет 11‑томное собрание ее педагогических сочинений, регулярно проходили научно-практические конференции, посвященные изучению и пропаганде взглядов Надежды Константиновны на социальную работу, деятельность пионерской организации. Защищались диссертационные исследования, в которых разрабатывались различные аспекты ее педагогического наследия. Министерством просвещения РСФСР была учреждена медаль Н.К.Крупской. Торжественно отмечались ее юбилеи в 1959, 1969, 1979 гг.
Вместе с тем отметим, что в 1970‑е - первой половине 80‑х гг. отношение к наследию Н.К.Крупской было скорее ритуально-мемориальное, ее идеи и подходы не вызывали уже актуального интереса у педагогической общественности.
В период перестройки вновь кардинально актуализировалось внимание к личности и деятельности Н.К.Крупской. Она позиционировалась как личность, непреклонно отстаивавшая гуманные демократические ценности, последовательно противостоявшая тоталитарной сущности «сталинской педагогики». На этой волне, как уже отмечалось, была переиздана ее действительно антисталинская книга «Воспитание молодежи в ленинском духе», опубликован ряд интересных статей, находившихся в архивах.
Очень торжественно, масштабно и конструктивно прошло празднование ее 120‑летия в 1989 г.
На протяжении 1992‑1998 гг. имя и деятельность Н.К.Крупской, как и вся история советской педагогики, были подвергнуты беспощадной и несправедливой критике, изучение ее трудов и деятельности в это время практически не проводилось.
С удовлетворением отмечаем, что за последнее 20‑летие наблюдается неуклонное возрастание интереса к социально-педагогическому наследию Н.К.Крупской. Это объективно связано с возвращением в русле ретроинновационных волн в российское образование идеалов и ценностей советской системы образования, выдающимся вдохновителем и архитектором которой, безусловно, являлась Надежда Константиновна Крупская.

​Михаил БОГУСЛАВСКИЙ, заведующий лабораторией истории педагогики и образования ФГБНУ «Институт стратегии развития образования РАО», член-корреспондент Российской академии образования, профессор